Сожаление поднимается вместе с тем, как тает сказка Римской империи. Создана целая эпоха, со своими героями, странами, войнами, с которой жалко расставаться. По своим масштабам этот пласт искусственной культуры превосходит своим объемом даже Махабхарату. Распространившись по всему миру, он прочно внедрился в первые годы официальной истории (ОИ), поддержан и разработан целым сонмом профессиональных историков. Но пришло время Интернета и очевидные факты, как ржавчина, проели громоздкие декорации, готовые рухнуть, если человечество взглянет на них с точки зрения здравого смысла.

Образ Гая Юлия Цезаря оказался самым популярным в истории Римской империи, может быть потому, что о нем было написано литературы более, чем о ком-либо ещё. Даже краткий обзор занял бы целую статью.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 1. Император Гай Юлий Цезарь. Рубенс, 1619.

Происхождение имени

Гай Юлий Цезарь (12 июля 100 года до н. э. — 15 марта 44 года до н. э.) – древнеримский государственный и политический деятель, происходил из древнего патрицианского рода Юлиев.

В древнем Риме полное мужское имя состояло из трёх составных - преномен, номен и когномен.
Преномен (лат. praenomen ) - личное имя.
Номен (лат. nomen) - родовое имя.
Когномен (лат. cognomen) – прозвище.

Гай – это личное имя нашего персонажа.
Возможно, что родовое имя Юлий произвели от Юрий, но может быть и от месяца, в который назначили его день рождения.
«Июль (лат. Julius — "месяц Юлия" (Цезаря), буквально — "кудрявый") — седьмой месяц года, расположенный между июнем и августом, в юлианском и григорианском календарях…»
Что уж они там кудрявого нашли…
Вообще-то, через женское имя Джулия, которое произошло от древнеримского рода Юлиев, можно прийти к тому, что Юлия Цезаря назвали в честь месяца, в котором он родился, а не наоборот. Потому что в тюркских языках очень популярное имя Гульшан, означающее цветок (Гуль) великолепный (Шан). Отсюда получается, что июль – месяц-цветок, когда действительно много цветов.

Цезарь – прозвище Гая Юлия, которое в официальной истории (ОИ) означает «пышноволосый», и считается основой для появившихся позже титулов «кайзер» и «царь», а также титулов-имён правителей Римской империи. Но, происхождение прозвища «Цезарь» от слова «царь» более логично, так как Андрей, прообраз Гая Юлия, стал первым царем в первой стране. А слово «царь» происходит от сар – шар, который держит царь, сидя на троне, и символизирует собой всю планету, на которую распространяется власть царя. Отсюда и название этого шарика – держава.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 2. Спаситель мира. Неизвестный художник школы Леонардо.

Эта картина говорит о том, что первый шар появился в руках Спасителя мира, которым является Иисус Христос. Другие варианты изображения шара можно посмотреть здесь. О спасении мира будет сказано ниже.
Слово император, используемое в западной Европе, имеет то же самое значение, что и царь, то есть император Цезарь – это масло Масленое. Или «Зовите меня Царь, просто царь».

Разделение образа Цезаря

Знакомясь с биографией Гая Юлия Цезаря, обнаруживаешь явно несовместимые желание занимать жреческие должности и стремление к военной и политической карьере. Это происходит от того, что в образе молодого Гая Юлия Цезаря соединили две личности Божественных Близнецов (ББ). Будем разделять их по ходу повествования.

По сведениям большинства античных авторов Гай Юлий родился в 100-м году до н.э., или около того. Приблизительно в 85 году до н. э. умер отец Цезаря, и молодой Гай остался самым старшим мужчиной в роду.

«Не позднее 84 года до н. э. Луций Корнелий Цинна выдвинул молодого Цезаря на должность фламина Юпитера.» Это событие отражает период из жизни Алексея, когда он учился в закрытых заведениях типа эдема.

«Фламины – жрецы отдельных божеств в Древнем Риме. Должность фламинов была пожизненной.
Фламины делились: на трёх старших – избирались из патрициев и осуществляли культ Юпитера, Марса и Квирина, и двенадцать младших – выбирались из плебейских родов и служили второстепенным богам (Вулкану, Флоре и т. д.). …
Квирин – один из древнейших италийских и римских богов. Древние римляне считали этого бога своим обоготворённым прародителем Ромулом, сыном Марса.»

Реальные личности сделаны древними богами, а вымышленные персонажи поклоняются собственным прообразам.

«Для вступления в должность ему требовалось сперва жениться …, и Цинна предложил Гаю свою дочь Корнелию. К этому времени Цезарь уже был помолвлен с Коссуцией из богатой всаднической семьи, и помолвку пришлось расторгнуть. Плутарх, однако, косвенно свидетельствует, что Цезарь уже был женат на Коссуции, говоря о трёх жёнах Гая к 67 году до н. э., но однажды разведённый человек уже не мог стать фламином Юпитера, поэтому версия Плутарха наверняка ошибочна.»

Неопределенность в супружеском статусе Цезаря происходит из трагичной любви Алексея, отраженной в таких мифах, как «Орфей и Эвридика», «Ромео и Джульетта» и других, подробно рассмотренных в статье «Юность Божественных Близнецов».

ОИ отмечает, что «назначение Цезаря рассматривается в историографии как непреодолимое препятствие на пути его политической карьеры.»
Все разногласия пропадают, когда знаешь, что история Юлия Цезаря строилась на жизни двух людей, один из которых пошел по жреческой стезе (в смысле ученого), а второй выбрал военную и политическую карьеру.

«Поскольку Цезарь готовился к занятию жреческой должности со множеством сакральных ограничений, он, вероятно, не участвовал в политических событиях второй половины 80-х годов и, прежде всего, в гражданской войне 83-82 годов до н. э.»

Всё правильно, Алексей не участвовал в политических событиях, а вот Андрей был слишком молод, 18-19 лет. Что он делал в это время?

«Не имея возможности оставаться в Риме и Италии, Цезарь направился в провинцию Азия (провинция Асия в Малой Азии), где сравнительно недавно (около десяти лет назад) его отец был наместником. …
Вскоре Цезарь примкнул к свите Марка Минуция Терма, управлявшего провинцией Азия, и стал одним из его контуберналов – детей сенаторов и молодых всадников, обучавшихся военному делу и провинциальному управлению под надзором действующего магистрата.»

Гражданская война 83 – 82 годов до н. э.

Здесь надо сказать несколько слов о гражданской войне 83—82 годов до н. э.

«Гражданская война 83 - 82 годов до н. э. – междоусобная война в Римской республике между сторонниками Луция Корнелия Суллы и приверженцами умершего Гая Мария, объединившимися вокруг его сына Гая Мария младшего…
Конфликт разгорелся прежде всего из-за неразрешимых противоречий между двумя группировками, сплотившимися вокруг Луция Корнелия Суллы с одной стороны и Гаем Марием младшим с другой.
Марианцы, удерживая власть недемократичным путём, стремились законсервировать существовавший порядок. …
В то же время, Сулла стремился не к восстановлению законной власти, а к установлению режима своей личной власти. В качестве повода было выбрано ущемление Марием чести и достоинства самого Суллы, а также ущемлением прав патрициата в целом.»

Как видим, причина всех гражданских войн одна – стремление к личной власти, вырождающейся в тиранию. Оппозиция деспоту, опираясь на поддержку народа, начинает восстановление прав, но лидер оппозиции снова скатывается к тирании. И так в течение всей римской истории.
Нас же в этом обстоятельстве интересует взаимоотношение двух в общем-то родственных кланов: Суллы и Мария. Сулла оказывается тем диктатором, от которого пришлось бежать юному Цезарю. А Марий представляет родственную сторону Юлия Цезаря, его дядю.
Имя Марий, особенно в виде марианцы, очень напоминает марсианцы. Но, так как это понятие у нас уже зарезервировано за инопланетянами, то букву "с" опустили. Если без шуток, то авторы римской истории везде оставляли связи с реальными именами и событиями.
Еще одним родственником Юлия Цезаря был Марций (лат. Marcii). Это Марсий, даже переводить не надо.
То есть гражданская война времен юности Юлия Цезаря – это была вражда между отцом Божественных Близнецов и деспотом, отобравшим у него власть. Понятно, почему в моменты обострений конфликта, Близнецам приходилось спасаться бегством из столицы на окраины империи.

История с пиратами

Во время одного из таких путешествий Цезарь попал в плен к пиратам.

«… у острова Фармакуссы был захвачен в плен пиратами, которые уже тогда имели большой флот и с помощью своих бесчисленных кораблей властвовали над морем. (II). Когда пираты потребовали у него выкупа в двадцать талантов, Цезарь рассмеялся, заявив, что они не знают, кого захватили в плен, и сам предложил дать им пятьдесят талантов. Затем, разослав своих людей в различные города за деньгами, он остался среди этих свирепых киликийцев с одним только другом и двумя слугами; несмотря на это, он вел себя так высокомерно, что всякий раз, собираясь отдохнуть, посылал приказать пиратам, чтобы те не шумели.

Тридцать восемь дней пробыл он у пиратов, ведя себя так, как если бы они были его телохранителями, а не он их пленником, и без малейшего страха забавлялся и шутил с ними. Он писал поэмы и речи, декламировал их пиратам и тех, кто не выражал своего восхищения, называл в лицо неучами и варварами, часто со смехом угрожая повесить их. Те же охотно выслушивали эти вольные речи, видя в них проявление благодушия и шутливости.

Однако, как только прибыли выкупные деньги из Милета и Цезарь, выплатив их, был освобождён, он тотчас снарядил корабли и вышел из милетской гавани против пиратов. Он застал их ещё стоящими на якоре у острова и захватил в плен большую часть из них.

Захваченные богатства он взял себе в качестве добычи, а людей заключил в тюрьму в Пергаме.

… тогда Цезарь, распрощавшись с ним, направился в Пергам, приказал вывести пиратов и всех до единого распять, как он часто предсказывал им на острове, когда они считали его слова шуткой.»

(Плутарх. Цезарь)

А вот как эта история отразилась в жизни Пифагора – дубликата Учителя Алексея. У Ямвлиха в описании "Жизни Пифагора" присутствует сюжет, где он спасается бегством от диктатора Поликрата.

«Пифагор в возрасте приблизительно восемнадцати лет, предвидя, к чему это приведет и что это будет служить препятствием его цели и любви к знаниям, к которым он стремился более всего, ночью, тайно от всех... переправился в Милет...»

Пифагор добрался до Египта «с помощью каких-то египетских моряков, причаливших очень кстати к берегу близ финикийсской горы Кармел, где он долгое время пребывал в одиночестве в храме. Они приняли его радушно, развлекали, предвидя за оказанные услуги большую награду.

Однако впоследствии во время плавания, так как он вел себя сдержанно, с достоинством и последовательно и обращался с ними по-дружески, они почувствовали к нему еще большее расположение и увидели в совершенном облике юноши нечто большее, чем свойственно человеческой природе...

Когда ... он взошел на корабль и молча сел там, где менее всего мог бы мешать корабельщикам, и в продолжении всего плавания оставался в одном и том же положении две ночи и три дня, не притрагиваясь к пище и питью и не засыпая... и при этом корабль постоянно двигался вопреки ожиданию прямым курсом, как будто на нем был некий бог.

... когда Пифагор сходил с корабля, все они, с благоговением поддерживая его под руки и передавая друг другу, усадили его на самый чистый песок и без особых приготовлений сделали в его честь некое подобие жертвенника, выбрав из груза как бы первины плодовых деревьев и положив их на жертвенник, а затем направили корабль туда, куда и лежал их путь.

Пифагор же, ослабев телом от такого длительного воздержания... не стал долго отказываться от разложенных перед ним плодов, но, отведав их с пользой и подкрепив силы, направился в близлежащие селения.» (Ямвлих, "Жизнь Пифагора")

Картина путешествия Пифагора с египетскими моряками отличается, как небо от земли, от путешествия Юлия Цезаря с пиратами. Тем не менее это две истории на заданную тему с одинаковыми обстоятельствами бегства от тирана в молодые годы. К тому же, пиратов в то время ещё не было.

Похоже, что в истории с пиратами Юлия Цезаря соединены два события: путешествие Пифагора с моряками и введение закона о защите имущества кораблей, потерпевших крушение возле морских берегов из истории императора Андроника. Отсюда происходит жестокое наказание разбойников.

Спартак

Образ Спартака по своей популярности, пожалуй, не уступит Юлию Цезарю, поэтому мы никак не можем упустить его из наших исследований.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 3. Спартак. А. Гурин, 1954 г.

«Между 73 и 71 годами до н. э. группа беглых рабов — первоначально небольшая, примерно из 78 беглых гладиаторов — переросла в сообщество из более чем 120 тыс. мужчин, женщин и детей, относительно безнаказанно перемещавшихся по Италии под руководством нескольких лидеров, в том числе знаменитого гладиатора Спартака. Боеспособные взрослые мужчины из этой группы составляли удивительно эффективный вооружённый отряд, который неоднократно показывал, что может противостоять римской военной мощи, как в виде местных патрулей и милиции, так и в виде подготовленных римских легионов под консульским командованием. Плутарх описывал действия рабов как попытку сбежать от своих хозяев и уйти через Галлию, в то время как Аппиан и Флор изображали восстание как гражданскую войну, в которой рабы вели кампанию по захвату самого Рима.»

Источник

Размах восстания показывает, что это было событие государственного уровня. Как уже говорилось выше, страна находилась в постоянной борьбе между кланами Суллы и Мариев. Восстание Спартака могло быть следствием или продолжением этой борьбы.

Гладиаторы, по ОИ, это рабы, пленные воины, развлекающие публику смертельными боями на аренах цирков. Зная, что рабов в то время не было, можно предположить, что это были молодые люди, обучавшиеся воинскому искусству в гладиаторских школах.
Имя «гладиатор», лат. gladiator – «меченосец», произошло от названия меча «gladius» – «гладиус». Ничего рабского и насильственного в этом имени нет.

Во время восстания рабов и гладиаторов Гаю Юлию Цезарю было 27 лет, и он только что был назначен в трибуны от войск. Предполагают, что Спартаку в то время было около 30 лет, приблизительно столько же.

«Став трибуном, Цезарь получил назначение в один из первых четырёх легионов. О его действиях в этой должности ничего не известно, хотя как раз в конце 70-х годов в Италии шло восстание Спартака.»

Источник

«Из других источников известно, что в это время в Греции под командованием Марка Антония Кретика служил некий Гай Юлий, который нередко отождествлялся с Цезарем, но более вероятно, что это были два разных человека. Чем занимался Цезарь в этот период, достоверно неизвестно. Высказывается предположение, что Цезарь мог быть задействован в подавлении восстания Спартака – если не в боевых действиях, то по крайней мере в подготовке новобранцев. Высказывается и предположение, что именно при подавлении восстания Цезарь близко сошёлся с Марком Лицинием Крассом, который в будущем сыграл немалую роль в карьере Гая.»

Источник

Здесь ОИ предоставляет нам возможность вставить свою версию участия прообраза Цезаря в восстании. Историки предполагают, что Цезарь занимался подготовкой новобранцев, то есть учил их в гладиаторской школе. Возможно, так оно и было. Молодежь, как известно, очень чутко реагирует на политическую обстановку в стране, и готова, в силу своего максимализма, бороться за свои права, обеспечивающие её будущую жизнь. То же самое могло произойти в гладиаторских школах. Молодые воины решили выступить на стороне своего лидера – Юлия Цезаря и его клана Мар(с)иев.

И вот тут мы вспоминаем, что Спартак – это ещё один дубль Андрея в Римской истории. Соответствие было обнаружено в статье «Божественные Близнецы против Атлантиды». Дело в том, что в истории войны Кришны с деспотом есть точно такой же эпизод, как в истории Спартака, где он попадает в ловушку на горе. А Кришна уже однозначно определен, как совмещенный образ Божественных Близнецов. Из этой аналогии вытекает, что Спартак – это Андрей и воевал он против правящего тирана.

Вот как о нём написано в «первоисточнике» Плутарха Сравнительные жизнеописания. Красс, 8-11.

«Восстание гладиаторов, известное также под названием Спартаковой войны и сопровождавшееся разграблением всей Италии, было вызвано следующими обстоятельствами.
Некий Лентул Батиат содержал в Капуе школу гладиаторов, большинство которых были родом галлы и фракийцы. Попали эти люди в школу не за какие-нибудь преступления, но исключительно из-за жестокости хозяина, насильно заставившего их учиться ремеслу гладиаторов.
Двести из них сговорились бежать. Замысел был обнаружен, но наиболее дальновидные, в числе
семидесяти восьми, все же успели убежать, запасшись захваченными где-то кухонными ножами и вертелами. По пути они встретили несколько повозок, везших в другой город гладиаторское снаряжение, расхитили груз и вооружились.
Заняв затем укрепленное место, гладиаторы выбрали себе трех предводителей. Первым из них был Спартак, фракиец, происходивший из племени медов, - человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было ожидать от человека его племени.»

Видим, что восстание действительно началось в школе гладиаторов. Но возможен и другой вариант попадания Андрея к гладиаторам. Во время бегства от преследования деспота Андрей попадает в плен, но не к пиратам, а военному патрулю. Там наиболее сильных отбирают в рекруты и делают из них воинов. Андрей организует группу соратников, и они бегут из школы.

По-видимому, Андрей действительно находился какое-то время в неволе, что проявилось не только в истории о Спартаке, но и в мифе о Геракле, где он вынужден был служить царю Еврисфею, пока не совершил 12 подвигов.

«Прежде всего гладиаторы отбили нападение отрядов, пришедших из Капуи, и, захватив большое количество воинского снаряжения, с радостью заменили им гладиаторское оружие, которое и бросили как позорное и варварское. После этого для борьбы с ними был послан из Рима претор Клавдий с трехтысячным отрядом.
Клавдий осадил их на горе, взобраться на которую можно было только по одной узкой и чрезвычайно крутой тропинке. Единственный этот путь Клавдий приказал стеречь; со всех остальных сторон были отвесные гладкие скалы, густо заросшие сверху диким виноградом.
Нарезав подходящих для этого лоз, гладиаторы сплели из них прочные лестницы такой длины, чтобы те могли достать с верхнего края скал до подножия, и затем благополучно спустились все, кроме одного, оставшегося наверху с оружием. Когда прочие оказались внизу, он спустил к ним все оружие и, кончив это дело, благополучно спустился и сам.
Римляне этого не заметили, и гладиаторы, обойдя их с тыла, обратили пораженных неожиданностью врагов в бегство и захватили их лагерь.»

Это тот самый эпизод, который вошел в описание войны Кришны против тирана.

«Тогда к ним присоединились многие из местных волопасов и овчаров - народ все крепкий и проворный. Одни из этих пастухов стали тяжеловооруженными воинами, из других гладиаторы составили отряды лазутчиков и легковооруженных.»

В благополучное мирное время пастухи не будут присоединяться к разбойникам. Это обстоятельство говорит о том, что причины восстания гладиаторов были глубже, чем простое недовольство собственным положением. Это было восстание против власти, оказавшейся непосильным бременем для населения страны.

«В дальнейшем смог создать сильную и относительно дисциплинированную армию из рабов и италийской бедноты и нанести римлянам ряд серьёзных поражений. В 72 году до н. э. он разбил обоих консулов, его армия выросла, по разным сведениям, до 70 или даже до 120 тысяч человек. С боями Спартак дошёл до северных границ Италии, по-видимому, предполагая перейти Альпы, но потом повернул обратно.
Римский сенат назначил командующим в войне Марка Лициния Красса… Спартак … планировал переправиться в Сицилию, но не смог преодолеть Мессинский пролив. Красс отрезал его от остальной Италии рвом и укреплениями; восставшие смогли прорваться и одержать победу в ещё одном сражении. Наконец, в апреле 71 года до н. э., когда ресурсы были исчерпаны, а в Италии появились ещё две римские армии, Спартак вступил в последнюю битву на реке Силар. Он погиб в бою, повстанцы были перебиты.» (Спартак)

Есть один интересный момент в истории от Плутарха (Красс, 10), который вызывает подозрение, что события происходили совсем в другом месте.

«Тогда Спартак, дождавшись снежной и бурной зимней ночи, засыпал небольшую часть рва землей, хворостом и ветками и перевел через него третью часть своего войска.»

Это на южном берегу Апеннинского полуострова. Плутарх, наверное, увлекся немного и пропустил, что такая погода может быть гораздо севернее, даже Понта Эвксинского.

По ОИ Спартак погибает в битве с Крассом. Но, скорее всего, после смерти диктатора Андрей мирится с преследуемыми его войсками, так как в истории Юлия Цезаря он становится другом Красса. Возможно, римский военачальник был поражен силой, мужеством и умом Андрея, так как в истории Спартака говорится, что

«Положив на месте двенадцать тысяч триста неприятелей, он нашел среди них только двоих, раненных в спину, все остальные пали, оставаясь в строю и сражаясь против римлян.»

Дружественное отношение Красса к предводителю восстания гладиаторов подтверждает такой момент из Плутарха (Красс, 12).

«Красс, совершив грандиозное жертвоприношение Гераклу, угостил народ на десяти тысячах столов и дал каждому хлеба на три месяца.»

Мифы переплетаются, и понемногу раскрывают свои тайны. Геракл такой же дубликат Андрея, как и Гай Юлий Цезарь. Наверное, Красс при возвращении в Рим устроил торжественный пир в честь Цезаря.

Есть ещё такая деталь, связанная со Спартаком.

«В 44 году до н. э. Марк Антоний уподобил Спартаку юного Гая Октавия (будущего Августа, самовольно набиравшего армию из своих сторонников), а Цицерон — самого Марка Антония.» (Спартак)

Даже если имя Спартак было применено к Октавию и Антонию в качестве обвинительного сравнения, для нас это связь образов, имеющих одинаковые качества. Ниже будет показано, что Марк Антоний и Октавий также являются дубликатами Андрея.

Карьера. Государственная деятельность

Пропуская множество событий, деталей и тонкостей государственной службы Гая Юлия Цезаря, мы с вами не делаем большого греха. Ибо история эта есть художественный вымысел и нас интересуют только ключевые моменты, имеющие аналогию в других исторических произведениях. Но, чтобы соблюсти логическую связь сюжета, надо привести краткое содержание по ОИ.

Составляющая часть образа Гая Юлия Цезаря, обладающая качествами Учителя Алексея, занимается судебной деятельностью. При возникшей вакансии занять высшую жреческую должность понтифика, он прилагает все усилия, чтобы получить её. В 63 г. до н.э. Гай Юлий Цезарь избирается пожизненным великим понтификом. В отличие от фламина Юпитера, великий понтифик мог участвовать и в гражданской, и в военной деятельности без ограничений. Эта должность гарантировала ему успешную политическую карьеру, а создателям истории позволила совместить двух разных людей в одном.

Качества Андрея, воина и правителя, проявились в том, что Гай Юлий Цезарь «едва возвратившись из провинции, стал готовиться к соисканию консульской должности. Он видел, что Красс и Помпей снова не ладят друг с другом, и не хотел просьбами, обращенными к одному, сделать себя врагом другого, а вместе с тем не надеялся на успех без поддержки обоих.
Тогда он занялся их примирением, постоянно внушая им, что, вредя друг другу, они лишь усиливают Цицеронов, Катулов и Катонов, влияние которых обратится в ничто, если они, Красс и Помпей, соединившись в дружеский союз, будут править совместными силами и по единому плану. Убедив и примирив их, Цезарь составил и слил из всех троих непреоборимую силу, лишившую власти и сенат и народ, причем повел дело так, что те двое не стали сильнее один через другого, но сам он через них приобрел силу и вскоре при поддержке того и другого блистательно прошел в консулы.» (Плутарх, Красс, 14.)


Консул был высшей выборной должностью в Древнем Риме эпохи республики. Молодой Гай Юлий Цезарь вряд ли мог претендовать на неё без особых заслуг. Наверняка в этом сыграло свою роль его участие в восстании Спартака в качестве предводителя. Но ОИ представляет достижение консульства как результат закулисных интриг Цезаря. С подачи Юлия Цезаря сенат избирает консулами Помпея и Красса.

Далее идет история поочередного занятия консульской должности этой троицей, которая перемежается их военными походами и завоеваниями новых территорий для империи и увеличения собственного могущества.

В конце концов (60 году до н. э.), Помпей вместе с Марком Лицинием Крассом и Гаем Юлием Цезарем организовали первый триумвират, который оказывал решающее влияние на римскую политику в течение нескольких лет.

«Чтобы еще свободнее использовать в своих целях могущество Помпея, Цезарь выдал за него свою дочь Юлию, хотя она и была уже помолвлена с Сервилием Цепионом, последнему же он обещал дочь Помпея, которая также не была свободна, ибо была обручена с Фавстом, сыном Суллы. Немного позже сам Цезарь женился на Кальпурнии, дочери Пизона, которого он провел в консулы на следующий год. Это вызвало сильное негодование Катана, заявлявшего, что нет сил терпеть этих людей, которые брачными союзами добывают высшую власть в государстве и с помощью женщин передают друг другу войска, провинции и должности.» (Плутарх, Цезарь, 14.)

История повторяется: император Константин так же выдал свою сводную сестру замуж за своего противника Лициния из политических соображений.

«Цезарь превосходно управлял делами, и постановлением Народного собрания Красс и Помпей дали ему войско и послали в Галлию, засадив его таким образом как бы в крепость и полагая, что, закрепив за ним власть над доставшейся ему провинцией, они смогут без помехи поделить между собой все остальное.» (Плутарх, Красс, 14.)

Цезарь «за те неполные десять лет, в течение которых он вел войну в Галлии, он взял штурмом более восьмисот городов, покорил триста племен, сражался с тремя миллионами людей, из которых один миллион уничтожил во время битв и столько же захватил в плен.» (Плутарх, Цезарь, 15.)

Успевает ли ваш ум при чтении Плутарха осознавать приводимые им цифры? Можете вы представить себе такое количество народа на территории древней Галлии? Она была населена не менее 3 000 000 человек, имела 800 городов. С такими размерами могло быть только развитое государство, каких в то время ещё не было, ибо мы исследуем время зарождения первой страны, заселяемой молодыми народами.

Конечно, образ Цезаря сделан жестоким и кровожадным. За 10 лет в Галлии было убито 1 000 000 человек. Это 100 000 в год, или 277 человек в день – картина массового кровопролития. За 10 лет взято штурмом 800 городов, это 80 городов в год или приблизительно 7 городов в месяц. Прямо градо-уничтожающая машина какая-то.

Кстати сказать, образ самого древнего Рима также не соответствует званию развитой цивилизации. Это государство – паразит, живущий за счет ограбления провинций и порабощения её жителей. Девиз «Хлеба и зрелищ!» не может принадлежать творцам, создающим шедевры архитектуры и искусства.

За картиной завоевания мира Римской империей и порабощения его народов можно увидеть реальные события освоения новых территорий и заселения их молодыми народами.

Гражданская война и потоп

Распад триумвирата и сближение Помпея с сенаторами, настроенными против Цезаря, привели к началу новой гражданской войны.

«Цезарь давно уже решил низвергнуть Помпея — так же, конечно, как и Помпей его. После того как Красс, которого любой из них в случае победы имел бы своим противником, погиб в борьбе с парфянами, Цезарю, если он хотел быть первым, не оставалось ничего иного, как уничтожить того, кому первенство уже принадлежало, а Помпей, чтобы не допустить такого исхода, должен был своевременно устранить того, кого он страшился. …
Государство погружалось в пучину анархии, подобно судну, несущемуся без управления, так что здравомыслящие люди считали счастливым исходом, если после таких безумств и бедствий течение событий приведет к единовластию, а не к чему-либо еще худшему.
Многие уже осмеливались говорить открыто, что государство не может быть исцелено ничем, кроме единовластия, и нужно принять это лекарство из рук наиболее кроткого врача, под каковым они подразумевали Помпея. Помпей же, притворно, на словах, отнекиваясь от такой роли, на деле более всего добивался именно того, чтобы его провозгласили диктатором.» (Плутарх, Цезарь, 28)

Опустив подробности «Гражданской войны в Древнем Риме (49—45 до н. э.) в описании ОИ, рассмотрим сюжет, который указывает на то, что эта война есть отражение «войны богов и титанов».

Отличительной чертой этой войны является окончание её всемирным потопом, в котором гибнет центр предыдущей цивилизации и тонет войско сторонников титанов (гигантов).
В ОИ нет прямого указания на потоп, но в описании некоторых моментов проскальзывают детали, указывающие на него. Так в последней цитате приводится сравнение: «Государство погружалось в пучину анархии, подобно судну, несущемуся без управления». Если опустить слово "анархия", то получится ситуация, отражающая стихийное бедствие, обрушившееся на страну. Далее…

«После взятия Аримина как бы широко распахнулись ворота перед войною во всех странах и на всех морях, и вместе с границей провинции были нарушены и стерты все римские законы; казалось, что не только мужчины и женщины в ужасе бродят по Италии, как это бывало и прежде, но и сами, города, поднявшись со своих мест, бегут, враждуя друг с другом. В самом Риме, который был затоплен потоком беглецов из окрестных селений, власти не могли поддержать порядка ни убеждением, ни приказами. И немногого недоставало, чтобы город сам себя погубил в этом великом смятении и буре. Повсюду господствовали противоборствующие страсти и неистовое волнение.»

В этой цитате стоит заменить всего одно слово "войной" на "водой" и картина стихийного бедствия "В самом Риме, который был затоплен потоком", станет ясной и понятной. Государственные законы в такое время точно не действуют.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Всемирный потоп. Фреска в Сикстинской капелле, Микеланджело.

«Помпея, который был ошеломлен не менее других, теперь осаждали со всех сторон…» Но что может сделать власть против стихии?

«Впрочем, и теперь еще Помпей превосходил Цезаря числом вооруженных воинов; никто, однако, не позволял ему действовать в соответствии с собственными расчетами. Поэтому он поверил ложным слухам, что война уже у ворот, что она охватила всю страну, и, поддаваясь общему настроению, объявил публично, что в городе восстание и безвластие, а затем покинул город, приказав следовать за собой сенаторам и всем тем, кто предпочитает отечество и свободу тирании.» (Плутарх, Цезарь, 33)

Заменяем в этой фразе "война" на "вода", "восстание" на "наводнение" и "отечество" на "жизнь", чтобы получить истинную картина событий.

«Итак, консулы бежали, не совершив даже обычных жертвоприношений перед дорогой; бежало и большинство сенаторов — с такою поспешностью, что они захватывали с собой из своего имущества первое попавшееся под руку, словно имели дело с чужим добром. Были и такие, которые раньше горячо поддерживали Цезаря, теперь же, потеряв от ужаса способность рассуждать, дали без всякой нужды увлечь себя этому потоку всеобщего бегства. Но самым печальным зрелищем был вид самого города, который накануне великой бури казался подобным судну с отчаявшимися кормчими, носящемуся по волнам и брошенному на произвол слепого случая.»

Так бегут люди в момент неожиданной катастрофы, когда город на глазах погружается в воду.
Такое впечатление, что автор списал откуда-то текст, немного отредактировав его. Хочется надеяться, что где-то сохранились документы, описывающие истинные события прошлого нашей планеты.

«Впрочем, и теперь еще Помпей превосходил Цезаря числом вооруженных воинов; никто, однако, не позволял ему действовать в соответствии с собственными расчетами.
… против семи тысяч всадников Помпея у Цезаря была всего лишь одна тысяча. Количество пехоты также не было равным: у Цезаря было в строю двадцать две тысячи против сорока пяти тысяч у неприятеля.»

Здесь надо отметить второй признак «войны богов и титанов» – превосходящие силы противника, рассмотренные в предыдущей статье о Константине Великом.

«В полночь накануне битвы, когда Цезарь обходил посты, на небе видели огненный факел, который, казалось, пронесся над лагерем Цезаря и, вспыхнув ярким светом, упал в расположение Помпея, а в утреннюю стражу из лагеря Цезаря было заметно смятение в стане врагов.»

Похоже что-то пролетело... и взорвалось, наверное... Может быть тот самый крест и ангел, которых видел Константин. Вот и вмешательство богов, применение воздушной артиллерии.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Летящий крест
Гай Юлий Цезарь lyanat
Боевой ангел.

"Когда Помпей с противоположного фланга увидел, что его конница рассеяна и бежит, он перестал быть самим собою, забыл, что он Помпей Магн. Он походил скорее всего на человека, которого божество лишило рассудка. Не сказав ни слова, он удалился в палатку и там напряженно ожидал, что произойдет дальше, не двигаясь с места до тех пор, пока не началось всеобщее бегство и враги, ворвавшись в лагерь, не вступили в бой с караульными. Тогда лишь он как бы опомнился и сказал, как передают, только одну фразу: «Неужели уже дошло до лагеря?» Сняв боевое убранство полководца и заменив его подобающей беглецу одеждой, он незаметно удалился.»

Слова «Неужели уже дошло до лагеря?» более подходят к наводнению.

Третий признак «войны богов и титанов» – это участие в войне гигантских людей. Такого прямого указания в истории гражданской войны древнего Рима нет, но, возможно, имя Помпея Магн – Великий это отражение того обстоятельства, что он был предводителем гигантов.
Существование людей значительно разного роста уже признанное явление в памятниках истории.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 5. Барельеф в Афинском Национальном Музее, 4 в. до н.э.. (Источник)

Их происхождение исследовалось в статье «Создание человечества по греческой мифологии».
Следы людей-великанов неожиданно обнаружились в Голландских легендах «Славяне – предки Голландцев».

«Очень важная деталь в описании переселившегося с Альбиона славянского племени; деталь, почему-то не воспринимаемая серьёзно, а переведённая в разряд легенд – это гигантский рост и крепкое телосложение людей. В Голландии сохранилось, к слову, очень большое количество легенд о великанах. Ещё в 17-ом веке некий домине Пиккард (Piccard) издал целую книгу народных рассказов (воспоминаний) о великанах. В одной былине говорится даже о том, как вымерли великаны: они, якобы, отказались жениться между собой, последовав совету своего холостого короля…»

Название "славяне" появилось гораздо позже, когда всё белое население поделили на нации. А в древние времена были великаны и обычные для нас люди. Наверное, первое время, после появления людей малого роста, они жили мирно, но потом в отношениях назрел конфликт. Возможно, в силу своих роста и силы, они стали подчинять людей и делать из них слуг. Это, кстати, видно на приведенном барельефе и других подобных.
Когда конфликт между ними достиг апогея, разразилась война, вошедшая в мифы как "война богов и титанов". В голландских легендах она описывается как война римлян с великанами, а в дальнейшем шла зачистка территорий: «И королевский народ (войско) прошли всю Фрисландию; и мужчин находили, которые были длиннее (выше) чем королевский rijtswaert и убивали их».

Четвертым признаком «войны богов и титанов» была гражданская война между родственными кланами. Поэтому Цезарь радовался не своим победам, а всем, кого удалось спасти в этой войне.

«Многим знатным римлянам он даровал прощение; в числе их был и Брут — впоследствии его убийца. Цезарь, говорят, был встревожен, не видя Брута, и очень обрадовался, когда тот оказался в числе уцелевших и пришел к нему.»

«… он вернулся в Рим, в течение шестидесяти дней сделавшись без всякого кровопролития господином всей Италии.»

Можно поверить, что наводнение длилось 60 дней.

«Цезарь, даровав в ознаменование победы свободу фессалийцам, начал преследование Помпея. … Цезарь прибыл в Александрию, когда Помпей был уже мертв. Здесь Феодот поднес ему голову Помпея, но Цезарь отвернулся и, взяв в руки кольцо с его печатью, пролил слезы. Всех друзей и близких Помпея, которые, скитаясь по Египту, были взяты в плен царем, он привлек к себе и облагодетельствовал. Своим друзьям в Риме Цезарь писал, что в победе для него самое приятное и сладостное – возможность даровать спасение все новым из воевавших с ним граждан.»

Так закончилась «война богов и титанов».

«Затем была произведена перепись граждан. Вместо трехсот двадцати тысяч человек, насчитывавшихся прежде, теперь оказалось налицо всего сто пятьдесят тысяч. Такой урон принесли гражданские войны, столь значительную часть народа они истребили – и это, еще не принимая в расчет бедствий, постигших остальную Италию и провинции!» (Плутарх, Цезарь, 55)

Здесь имеется в виду население в столице. Снова упоминается именно о всеобщих бедствиях, а не последствиях войны. Цезарь не грабил и не разрушал собственную страну.

«После этого Цезарь был избран в четвертый раз консулом и затем отправился с войсками в Испанию против сыновей Помпея, которые, несмотря на свою молодость, собрали удивительно большую армию и выказали необходимую для полководцев отвагу, так что поставили Цезаря в крайне опасное положение.

Противник потерял свыше тридцати тысяч человек; у Цезаря же пала тысяча самых лучших солдат. После сражения Цезарь сказал своим друзьям, что он часто сражался за победу, теперь же впервые сражался за жизнь. Эту победу он одержал во время праздника Дионисий – в тот самый день, когда, как сообщают, вступил в войну Помпей Магн. Промежуток времени между этими двумя событиями — четыре года. Младший из сыновей Помпея бежал, а немного дней спустя Дидий принес голову старшего.»

Гражданская война, согласно Плутарху, длилась 4 года!

«Эта война была последней, которую вел Цезарь. Отпразднованный по случаю победы триумф, как ничто другое, огорчил римлян. Негоже было Цезарю справлять триумф над несчастиями отечества, гордиться тем, чему оправданием перед богами и людьми могла служить одна лишь необходимость. Ведь Цезарь победил не чужеземных вождей и не варварских царей, но уничтожил детей и род человека, знаменитейшего среди римлян, попавшего в несчастье. Вдобавок, прежде сам Цезарь ни через посланцев, ни письменно не сообщал о своих победах в гражданских войнах, но стыдился такой славы.»

Несоответствие триумфа Цезаря его обычному поведению вызывает подозрение, что здесь скрыта истинная причина празднования. Как уже было получено в статье, праздник Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице отмечается в честь победы богов над титанами и защиты-спасения молодого человечества. Всемилостивый Спас – это имя Христа, а вернее, Андрея, как спасителя человечества. Но, спасителем он был не в духовном плане, а в самом что ни на есть практическом – потому что он «впервые сражался за жизнь». Поэтому предположение, что Помпей Магн был предводителем гигантов, может оказаться верным.

Рубикон

Есть еще один элемент этой войны, оставляющий следы в разных исторических мифах.
В ночь перед решающей битвой Гай Юлий Цезарь, так же как Константин Великий, предается мучительным раздумьям о правильности своих действий. В конце концов он принимает решение, которое знаменует фразой «Жребий брошен!».

«Когда он приблизился к речке под названием Рубикон, которая отделяет Предальпийскую Галлию от собственно Италии, его охватило глубокое раздумье при мысли о наступающей минуте, и он заколебался перед величием своего дерзания. Остановив повозку, он вновь долгое время молча обдумывал со всех сторон свой замысел, принимая то одно, то другое решение. Затем он поделился своими сомнениями с присутствовавшими друзьями… он понимал, началом каких бедствий для всех людей будет переход через эту реку и как оценит этот шаг потомство. Наконец, как бы отбросив размышления и отважно устремляясь навстречу будущему, он произнес слова, обычные для людей, вступающих в отважное предприятие, исход которого сомнителен: "Пусть будет брошен жребий!" - и двинулся к переходу. Промчавшись остаток пути без отдыха, он еще до рассвета ворвался в Аримин, который и занял. Говорят, что в ночь накануне этого перехода Цезарь видел зловещий сон; ему приснилось, что он совершил ужасное кровосмешение, сойдясь с собственной матерью.» (Плутарх, Цезарь, 32)

Так же, как Константину Цезарю накануне битвы снится вещий сон, но с отрицательным смыслом. Мать в этом сне может символизировать Родину, которую он разрушил, чтобы породить новое государство.

Приняв решение, Цезарь сразу переправляется с войсками через реку Рубикон. Слово "рубикон" означает руби кон, где "кон" – это древние устои, основы, законы. Сломав их, герой в образе Цезаря начинает новую эру человечества. Скорее всего, река в историческом мифе получила название Рубикон в честь произошедших на ней событий, а не наоборот. Фраза «Рубикон перейдён» стала нарицательной и означает, что решение принято и обратной дороги нет.

В истории императора Константина Великого от решающей битвы Цезаря осталось название местности Сакса-Рубра.

«Битва состоялась на местности Сакса-Рубра (лат. Saxa Rubra) на правом берегу Тибра у Мульвийского моста.»

А от Великого Магнуса Помпея осталось только имя военачальника Руриция Помпеяна.

«Весной 312 г. Константин перешел через Альпы и начал быстрое продвижение в южном направлении к Риму, имея войско численностью едва ли в четверть от того, чем располагал Максенций. Скоро, однако, Константин разгромил формирование тяжелой кавалерии под Турином, под Брешией, а также крупные силы под Вероной (что стоило жизни лучшему из военачальников Максенция Рурицию Помпеяну).» (Источник)

Разделение образа Андрея на несколько персонажей

Если образ Гая Юлия Цезаря совмещает в себе двух людей – Божественных Близнецов, то жизнь Андрея в истории Цезаря, наоборот, поделена между тремя людьми.

Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко (НиФ) уже выявили в произведении "античного" Плутарха евангельские события и сделали вывод: «"античные" герои Антоний и Юлий Цезарь – это два разных описания одного и того же императора. Причем их образ является в значительной степени отражением Христа, жившего в XII веке.» (Начало Ордынской Руси… Гл. 1… 5. Антоний и Клеопатра…)
Некоторые трактовки образов и событий авторами Новой Хронологии выходят за рамки их логической последовательности, но это обстоятельство подвигло на самостоятельное исследование исторической литературы и позволило восстановить многие детали жизни ББ.

Ранее говорилось, что жизнь Андрея делится на два периода: до казни и после воскрешения, которые разделяются правлением малолетнего императора. В случае Гая Юлия Цезаря имеет место следующая перестановка событий.
Завоевание власти и государственная деятельность, как до, так и после казни Андрея, принадлежат Гаю Юлию Цезарю (далее просто Цезарь) и Гаю Юлию Цезарю Октавиану Августу (далее просто Октавиану).
Октавиан – молодой человек (63 г. до н.э. – 14 г. н.э.), которого Цезарь в завещании назначил своим преемником. В истории Цезаря этот император не умирает в юности, как в историях других дубликатов, а правит единолично до конца жизни.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 6. Октавиан Август из Прима-Порта, музеи Ватикана.

За свою государственную деятельность Октавиан получил почётное звание «отец отечества». Отец у отечества был один – Андрей. В списке "отцов отечества", приведенном в Википедии, половина явных дубликатов Андрея.

А вот Марк Антоний, который должен был бы исполнять роль Андрея после его воскрешения, так к власти и не приходит. Имя Антоний продолжает традицию наименования этого персонажа. В истории Адриана его звали Антоний Пий.

Переставлены обстоятельства смерти. Смерть Цезаря аналогична смерти Андрея Боголюбского, а смерть Антония – это смерть Андрея во время казни.

Антоний-Геракл и Клеопатра

Тонкую ниточку связи Антония с Андреем, Плутарх протягивает, сравнивая его с Гераклом.

«Он обладал красивою и представительной внешностью. Отличной формы борода, широкий лоб, нос с горбинкой сообщали Антонию мужественный вид и некоторое сходство с Гераклом, каким его изображают художники и ваятели. Существовало даже древнее предание, будто Антоний ведет свой род от сына Геракла – Антона.»

Образ Антония – это та грань Андрея, которая отражала его радость жизни, обаяние общения, широту души, щедрость, и которая создала в последствии цельный образ и культ Диониса. Без этой грани образ Гая Юлия Цезаря, как дубля Андрея, становится сух и жесток.

«Даже то, что остальным казалось пошлым и несносным, – хвастовство, бесконечные шутки, неприкрытая страсть к попойкам, привычка подсесть к обедающему или жадно проглотить кусок с солдатского стола, стоя, – все это солдатам внушало прямо-таки удивительную любовь и привязанность к Антонию.
И в любовных его утехах не было ничего отталкивающего, наоборот, они создавали Антонию новых друзей и приверженцев, ибо он охотно помогал другим в подобных делах и нисколько не сердился, когда посмеивались над его собственными похождениями.
Щедрость Антония, широта, с какой он одаривал воинов и друзей, сперва открыла ему блестящий путь к власти, а затем, когда он уже возвысился, неизменно увеличивала его могущество, несмотря на бесчисленные промахи и заблуждения, которые подрывали это могущество и даже грозили опрокинуть.»

К вопросу о любвеобильности Антония и его прообраза Андрея, надо всё-таки сказать, что Божественные Близнецы были результатом селекции самого совершенного человеческого тела и они должны были основать новый род человеческий.
На Руси признавали божественное происхождение братьев Андрея и Алексея (ББ). Породнится с ними было не только честью вхождения в род богов, но и приобретение генетически здорового и красивого потомства. Возможно, тела ББ имели более широкие функциональные качества, и среди них самое главное – способность вместить развитую душу творца.
В христианской версии апостол Андрей и Христос (Учитель) были девственниками. Но в действительности у обоих братьев было много детей.

«Так, дескать, появился на свет и его предок – от Геракла, который не связывал всех надежд на потомство с одною-единственной женщиной и не страшился ни законов Солона, ни зачатия, грозившего ему жестокими карами, но давал полную волю своей натуре, чтобы положить начало и основание многим новым родам.» (Плутарх. Антоний, 36)

Количество жен и любовниц у дубликатов Андрея в различных мифах скромно занижено. И только про Геракла, прямо говорится, что было 10 любовниц и 10 сыновей, плюс от жены Деяниры 4 сына и дочь, итого 14 сыновей и 1 дочь. (Посчитано по Мифам Древней Греции в изложении Р. Грейвса.) А вот Клеопатры, к сожалению, не было.
Римская история – это миф, который продолжает традицию символов из других мифов. Никогда не существовало реальной женщины Клеопатры. Её образ обозначает новое государство, строительству которого Андрей отдавал себя полностью. Все пылкие отношения Антония с Клеопатрой, все жертвы, которые он принес ей, все безумные траты на роскошную жизнь и подаренные ей вновь завоеванные страны надо рассматривать, как отношения правителя с новым государством.
Даже имя Клеопатра в переводе с древнегреческого означает: "клеос" (слава) + "патер" (отец) = "прославленное отечество" или "слава отечеству".

Почему Клеопатру поместили в Египет? Основателями страны на территории будущей Руси были Афина и Гефест (в греческом мифе), они же Иосиф (Ярослав) и Богородица (в христианской версии), они же Осирис и Исида (в египетских мифах), и они же основали первое государство Гуптов в Индии. А название Египта произошло от живущих в нём коптов, то есть гуптов. Этот момент уже рассматривался в статье «Царство Божие на Земле. Арьяварта».

Кстати, здесь можно упомянуть такой момент из Плутарха: «… он подарил египетской Царице пергамские книгохранилища с двумястами тысяч свитков.» Так как Клеопатра – это новое государство Русь, то и знаменитую Александрийскую библиотеку надо искать на Руси. Получается, что это Андрей перевез знаменитую библиотеку из Царьграда. А в Александрии её никогда не было и она там не горела.

Упоминается мельком в истории Антония и его участие в "войне богов с титанами". Перед последней решающей битвой между Цезарем и Антонием на море произошли следующие знамения…

«Когда Антоний находился в Патрах, молния сожгла тамошний храм Геракла, а из "Битвы с гигантами" в Афинах порыв ветра вырвал изображение Диониса и забросил его в театр. Между тем Антоний, как уже говорилось выше, происхождение свое возводил к Гераклу, а укладом жизни подражал Дионису и даже именовался "новым Дионисом".» (Плутарх. Антоний, 60)

Смерть Антония на руках у Клеопатры мелкими деталями выдает себя, как распятие Иисуса Христа. Эта аналогия выявлена в книге НиФ со всеми подробностями (Начало Ордынской Руси… Гл. 1… 5.25. Следы Евангельской казни Христа в биографии Антония), поэтому отсылаю вас к первоисточнику.

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 7. Клеопатра и Марк Антоний. Помпео Джироламо Батони (1708-1787).

Смерть Клеопатры от укуса змеи символизирует разрушение государства, с таким трудом создаваемого Андреем, а яд соответствует предательству соратников, о чем уже говорилось в других мифах.

Цезарь, насильно забрав у весталок завещание ещё живого Антония, зачитал его на сенате.

«… Антоний завещал, чтобы его тело, если он умрет в Риме, пронесли в погребальном шествии через форум, а затем отправили в Александрию, к Клеопатре.» (Плутарх. Антоний, 58)

Это звучит как пожелание, но в действительности говорит о том, что после смерти Андрея в Царьграде, его тело было отправлено для восстановления на Русь.

В одном небольшом отрывке истории Антония, говорится, что после проигранной Цезарю битвы на море и предательства многих его друзей, Антоний

«покинул город, расстался с друзьями и устроил себе жилище среди волн, протянув от Фароса в море длинную дамбу. Там он проводил свои дни, беглецом от людей, … (потому что) ему, Антонию, друзья отплатили несправедливостью и неблагодарностью, и ни единому человеку он больше не верит, но ко всем испытывает отвращение и ненависть.» (Плутарх. Антоний, 69)

Таким было состояние Андрея после воскрешения во время восстановления его жизненных сил. Здесь же подтверждается, что лечение Андрея происходило на полуострове (статья).

Смерть Цезаря

Причины убийства Гая Юлия Цезаря точно такие же, как Андрея Боголюбского.

«Стремление Цезаря к царской власти более всего возбуждало явную ненависть против него и стремление его убить. Для народа в этом была главная вина Цезаря; у тайных же недоброжелателей это давно уже стало благовидным предлогом для вражды к нему.» (Плутарх. Цезарь, 60)

Накануне трагического события Цезарь получает предсказания о своей смерти, но не верит им так же, как Андрей.

«Многие рассказывают также, что какой-то гадатель предсказал Цезарю, что в тот день месяца марта, который римляне называют идами, ему следует остерегаться большой опасности. Когда наступил этот день, Цезарь, отправляясь в сенат, поздоровался с предсказателем и шутя сказал ему: «А ведь мартовские иды наступили!», на что тот спокойно ответил: «Да, наступили, но не прошли!»

Ранее в статье уже было рассмотрено предположение, что убийство Андрея Боголюбского произошло не ночью в его дворце, а при исполнении служебных обязанностей в столице. Был сделан вывод, «что он был убит вовсе не в Боголюбово, а в Ярославле. Если Боголюбово было его собственной резиденцией, то убить его там было бы очень сложно. Но на службе, в столице, он был более доступен и уязвлен.»

Поэтому описание Плутархом убийства Цезаря видится более реалистичным.

«… место, где произошла борьба и убийство Цезаря и где собрался в тот раз сенат, без всякого сомнения, было избрано и назначено божеством, это было одно из прекрасно украшенных зданий, построенных Помпеем, рядом с его театром; здесь находилось изображение Помпея. …

Заговорщики же, возглавляемые Брутом, разделились на две части: одни стали позади кресла Цезаря, другие вышли навстречу, чтобы вместе с Туллием Кимвром просить за его изгнанного брата; с этими просьбами заговорщики провожали Цезаря до самого кресла. Цезарь, сев в кресло, отклонил их просьбы, а когда заговорщики приступили к нему с просьбами, еще более настойчивыми, выразил каждому их них свое неудовольствие.

Тут Туллий схватил обеими руками тогу Цезаря и начал стаскивать ее с шеи, что было знаком к нападению. Каска первым нанес удар мечом в затылок; рана эта, однако, была неглубока и не смертельна: Каска, по-видимому, вначале был смущен дерзновенностью своего ужасного поступка. Цезарь, повернувшись, схватил и задержал меч. Почти одновременно оба закричали: раненый Цезарь по-латыни - "Негодяй, Каска, что ты делаешь?", а Каска по-гречески, обращаясь к брату, - "Брат, помоги!"

Непосвященные в заговор сенаторы, пораженные страхом, не смели ни бежать, ни защищать Цезаря, ни даже кричать. Все заговорщики, готовые к убийству, с обнаженными мечами окружили Цезаря: куда бы он ни обращал взор, он, подобно дикому зверю, окруженному ловцами, встречал удары мечей, направленные ему в лицо и в глаза, так как было условлено, что все заговорщики примут участие в убийстве и как бы вкусят жертвенной крови. Поэтому и Брут нанес Цезарю удар в пах.

Некоторые писатели рассказывают, что, отбиваясь от заговорщиков, Цезарь метался и кричал, но, увидев Брута с обнаженным мечом, накинул на голову тогу и подставил себя под удары.

Либо сами убийцы оттолкнули тело Цезаря к цоколю, на котором стояла статуя Помпея, либо оно там оказалось случайно. Цоколь был сильно забрызган кровью. Можно было подумать, что сам Помпей явился для отмщенья своему противнику, распростертому у его ног, покрытому ранами и еще содрогавшемуся. Цезарь, как сообщают, получил двадцать три раны. Многие заговорщики переранили друг друга, направляя столько ударов в одно тело.» (Плутарх, Цезарь, 64.)

Гай Юлий Цезарь lyanat
Рис. 9. «Убийство Юлия Цезаря», Винческо Камуччини (1771-1844, Рим).

Так же, как в истории Андрея Боголюбского, происходит предательство близких людей, в лице Брута. Этот удар лишает его воли сопротивления. Слова Цезаря «И ты Брут!?» стали синонимом предательства.

Наверное, персонаж Каска, наносящий первый удар, вставлен в сюжет только для того, чтобы произнести слова "Брат, помоги!". Потому что здесь имеет место двусмысленность. Вроде бы он просит помощи брата в деле убийства, а в действительности, этот элемент сюжета напоминает о том, что брат Андрея Алексей просил его помочь избежать ареста. И Андрей пошел на добровольную жертву, чтобы спасти брата. Этот момент подробно рассмотрен в статье «Жертва Христа. Часть 1». В результате Алексея обвинили в убийстве брата.

Беспорядки, начавшиеся в городе после смерти Андрея Боголюбского, повторились в истории Цезаря, но они носят характер возмущения и желания мести убийцам, что, наверное, в действительности так и было.

«После вскрытия завещания Цезаря обнаружилось, что он оставил каждому римлянину значительный подарок. Видя, как его труп, обезображенный ударами, несут через форум, толпы народа не сохранили спокойствия и порядка; они нагромоздили вокруг трупа скамейки, решетки и столы менял с форума, подожгли все это и таким образом предали труп сожжению. Затем одни, схватив горящие головни, бросились поджигать дом убийц Цезаря; другие побежали по всему городу в поисках заговорщиков, стараясь схватить их, чтобы разорвать на месте. Однако никого из заговорщиков найти не удалось, все надежно укрылись в домах.»

Впоследствии все заговорщики погибли насильственной смертью.

«Его могучий гений хранитель, помогавший ему в течение всей жизни, и после смерти не оставил его, став мстителем за убийство, преследуя убийц и гонясь за ними через моря и земли, пока никого из них не осталось в живых. Он наказал тех, кто хоть как-то был причастен либо к осуществлению убийства, либо к замыслам заговорщиков.»

«Из сверхъестественных же явлений самым замечательным было появление великой кометы (великой кометы – Астрономы затрудняются ее отождествить. Может быть, это легенда, возникшая вскоре после гибели Цезаря), которая ярко засияла спустя семь ночей после убийства Цезаря и затем исчезла, а также ослабление солнечного света.»

Только так авторы могли рассказать, что прилетал корабль с родственниками, которые забрали тело Андрея, теперь уже не подлежащего воскрешению, поэтому для захоронения.

«Цезарь умер всего пятидесяти шести лет от роду, пережив Помпея не многим более чем на четыре года. Цезарю не пришлось воспользоваться могуществом и властью, к которым он ценой величайших опасностей стремился всю жизнь и которых достиг с таким трудом. Ему достались только имя владыки и слава, принесшая зависть и недоброжелательство сограждан.» (Плутарх. Цезарь, 69)

В действительности, Андрей ещё долго прожил после войны с гигантами. Возглавив народ после войны и катастрофы, он строит новую столицу Царьград и осваивает новые территории, расширяя границы страны. Многие из его достижений приписаны его последователю Гаю Юлию Цезарю Октавиану Августу. Август – он всегда следует за Июлем, продолжая его дело, как вторая жизнь Андрея следует за воскрешением.

Обожествление Цезаря

Обожествление Гая Юлия Цезаря логично завершает образ дубликата Андрея Первозванного.

«В частности, в храме Юпитера Капитолийского была установлена колесница диктатора и его статуя в образе покорителя мира, и тем самым важнейший храм Рима становился посвящённым и Юпитеру, и Цезарю. Важнейший источник, сообщающий об этой почести – Дион Кассий – использовал греческое слово «полубог», которое обычно применялось к мифологическим героям, родившимся от связи богов и людей. Впрочем, диктатор не принял эту почесть: вскоре, но отнюдь не сразу, он отменил это постановление.» (Источник цитат)

«Вскоре были предприняты новые шаги к обожествлению Цезаря. Во-первых, после возвращения диктатора в Рим в мае его статую разместили в храме Квирина — божества, отождествлявшегося с Ромулом, мифическим основателем Рима. Посвятительная надпись на статуе гласила: "Непобеждённому богу".»

Петля истории замкнулась, подтверждая, что основатель столицы и первого государства был воплощен в образе Гая Юлия Цезаря.

«В конце концов, сенат санкционировал начало строительства храма Цезаря и его Милосердия и создал новую жреческую должность специально для организации поклонения новому божеству, назначив на неё Марка Антония. Создание специальной должности жреца самого высокого уровня для почитания Гая ставило его в один ряд с Юпитером, Марсом и Квирином; прочим богам римского пантеона служили жрецы и коллегии менее высокого уровня. Обожествление Цезаря завершило создание нового государственного культа.»

Марку Антонию не досталось божественных почестей, ну хоть удостоили быть служителем самому себе в собственном храме.

На этом цикл статей «Князь Андрей Первозванный» заканчивается. Конечно, существует ещё множество дубликатов Божественных Близнецов, но теперь, думаю, вы сами сможете распознать их.

Статья серии Князь Андрей Первозванный <<<
Автор: lyanat, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • +0
  • -0
  • 0 ratings
0 ratingsX
Отлично! Не понравилось
0% 0%