Император Андроник Комнин

1450

Зная основные моменты жизни князя Андрея Первозванного, можно перейти к литературе о других исторических лицах, созданных на его основе. Сюжеты в них вполне узнаваемы, а новые сведения позволят дополнить картину жизни и грани личности реального человека.

Создатели истории

Начнем с императора Андроника Комнина. Основным документом, повествующим о нём, является «История…» Никиты Хониата.
Никита Хониат (1155, Хоны — 1213, Никея) — византийский историк, писатель. Годы его жизни приходятся на конец эпохи Андрея Боголюбского. Он является очевидцем византийских событий 1118 – 1206 гг., описанных в «Истории…».

Император Андроник Комнин lyanat
Никита Хониат, византийская миниатюра.

Полное название труда – «Никиты Хониата История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина». Первый том издан в 1860 г. Санкт-Петербургской духовной академией в серии «Византийские историки, переведенные с греческого». Перевод на русский язык выполнен под редакцией профессора В.И. Долоцкого и одобрен: «От С. Петербургского Комитета Духовной Цензуры печатать позволяется. Мая 24 дня, 1860 года. Цензор Архимандрит Фотий».

Император Андроник Комнин lyanat
Титульный лист серии с первым томом «Истории…».
Император Андроник Комнин lyanat
Заглавный лист «Истории…».

Василий Иванович Долоцкий (1814—1885) — заслуженный ординарный профессор Санкт-Петербургской духовной академии; магистр богословия, духовный писатель, переводчик, создатель богословской дисциплины литургики.

«По вопросам литургики и археологии В. И. Долоцким в «Христианском чтении» было опубликовано множество статей, например: «По поводу римского догмата о непорочном зачатии Пресвятой Девы Марии», «О христианских храмах», «О священных одеждах», «О священных сосудах», «О богослужебных книгах», «О чтении священного писания при богослужении», «О службах месячной минеи», «Об освящении храмов», «Об обрядах при совершении таинств и при погребении», «О чине оглашения в древней церкви», «О святой великой субботе», «О празднике Рождества Христова» и другие труды.
Долоцкий составил краткие, но точные и основательные записки для студентов академии, главным образом по Бингаму; записки эти были весьма распространены в литографиях и послужили источником для многих печатных сочинений; В. И. Долоцкого называют создателем науки литургики.»

Годы жизни Василия Ивановича приходятся на самую середину таинственного 19 века, когда была переформатирована вся история человечества. То, что он является профессором духовной академии, говорит, что он стоял у истоков создания современной православной христианской веры. Поэтому возникает подозрение, что перечисленный труды являются не историческими исследованиями, а директивными документами по проведению религиозных обрядов.
Как происходила "Никоновская церковная реформа" 19-го века было разобрано в статье «Беловодье – Белый Рай».

«По поручению Священного Синода им сделан был перевод на русский язык Второго послания апостола Павла к Тимофею, а также и перевод византийского историка Никиты Хониата; много переведено святоотеческих творений им лично или под его непосредственным руководством. Многолетний опыт, глубокое знание людей и дела принесли весьма много пользы духовной академии, где называли Долоцкого своим «Нестором».

Сравнения в искусственной истории часто оказываются тождеством. Поэтому сравнение В.И. Долоцкого с Нестором вызывает мысль, что он и был тем самым летописцем. Возможно, под его непосредственным руководством в духовной академии создавались русские летописи.
Для такого грандиозного труда, как написание новой истории человечества, нужны были целые институты сотрудников. И они были. Кроме Академии наук со времен Екатерины II, создававшей Русскую историю, этим занялись открытые в 19 веке духовные академии и семинарии.

«Согласно академическому уставу 1869 г. при каждой из четырёх духовных академий в Российской империи были открыты три отделения – богословское, церковно-историческое и церковно-практическое. Церковно-историческое отделение включало в себя кафедры библейской истории, общей церковной истории, общей гражданской истории, церковной русской истории, гражданской русской истории, истории и обличения русского раскола и др. Впоследствии только в Санкт-Петербургской духовной академии (далее – СПбДА) были открыты еще кафедры истории православных славянских церквей и истории православной греко-восточной церкви.» (источник)

«С 1821 года Академия стала издавать журнал «Христианское чтение», который, как правило, содержал перевод на русский язык творений отцов церкви, статьи с рассуждениями о христианской религии вообще, по изъяснению православного вероучения, церковному красноречию, церковной истории, с назидательными размышлениями и христианской библиографией.
С 1847 года началась переводческая деятельность. Были переведены: беседы Иоанна Златоуста, исторические сочинения Евсевия Памфила, Сократа Схоластика, Созомена, Феодорита, Евагрия Схоластика, Феодора Чтеца и Филосторгия; сочинение о церковной иерархии, приписываемое Дионисию Ареопагиту, сочинения Софрония, Германа, Максима Исповедника, Феодора Студита, Симеона Солунского, Марка Ефесского, Николая Кавасилы и Паисия. Были осуществлены переводы сочинений византийских историков: Никиты Хониата, Георгия Пахимера, Никифора Григоры, летопись Георгия Акрополита; также древние литургии восточные и западные.
Академия также принимала участие в переводе Священного Писания на русский язык.» (источник)

Слово "перевод", в частности, может означать повторное изложение известных событий в новой литературной форме. Поэтому, если книга издана на русском языке в 1860 г., то именно на эту дату стоит опираться, как на год её появления. Авторитеты известных ученых историков не являются доказательствами исторических фактов для неофициальных исследователей.

Андроник I Комнин

История Никиты Хониата написана с использованием всех приемов создания древних исторических документов. Множество персонажей носят минимум одинаковых имен, как-то: Иоанн, Исаак, Алексей, Мануил, Андроник и прочих. Они состоят в самых разных родственных отношениях, что вызывает надежную путаницу в уме читателя. В течение повествования описываются множество стран и народов с труднопроизносимыми названиями, которые с первого раза невозможно запомнить, и которых в то время не было. Основная деятельность исторических лиц – это войны. Зверства, приписываемые персонажам «Истории…», превосходят все разумные рамки, и аналогичны современному черному пиару для дискредитации личностей в СМИ. В массе этой информации спрятаны элементы реальных событий, которые трудно узнать, если заранее не знаешь, о чем идет речь.
Продираясь сквозь текст «Истории…», анализируя его с точки зрения Евангелий, столпы Новой Хронологии Носовский Г.В. и Фоменко А.Т. (НиФ) собрали все детали, которые совпадают или напоминают события из жизни Иисуса Христа, отраженные в Новом Завете и других документах. Они изложены в книге «Царь Славян» и упомянуты во многих других книгах.
В этой статье предлагается взглянуть на данный документ с точки зрения жизни князя Андрея Первозванного и познакомиться с новыми фактами.

В предыдущих статьях была получена следующая картина событий. На территории Европы и Малой Азии существовала единая страна, которая осваивала новые земли, распространяясь из центра, находящегося в районе Черного и Средиземного морей. Правление в этой стране было республиканским, действующим под надзором богов-творцов. Со временем в рядах новых аристократов появилось стремление к богатству и захвату власти путем подкупа населения и должностных лиц. Божественные Близнецы Андрей и Алексей стремились сдержать эти тенденции с помощью законов. Андрей находился у власти будучи выбранным за военные заслуги на высшую должность консула, Алексей был его идеологической опорой и духовным наставником. Конфликт достиг своего пика, когда сложился заговор против братьев, и они были схвачены. Алексею удалось бежать, но Андрей был подвергнут истязаниям и распят на кресте.
После лечения Андрей возвращается в столицу страны Царьград с войском и подчиняет город своей власти. Андрей стал первым единовластным правителем – императором. В официальной истории (ОИ) многочисленные императоры до и после правления Андроника являются фантомными отражениями Андрея и его ближайших приемников. Например, образ Мануила I Комнина, правившего в Византии в то же время, когда на Руси правил Андрей Боголюбский (статья).

Император Андроник Комнин lyanat
Император Мануил и Мария Антиохийская, миниатюра XII века, Ватиканская библиотека.

В «Истории…» Никиты Хониата Андронику Комнину отводится незначительная роль, скорее, как смутьяна и несерьезного человека. При этом проводится тенденциозное создание отрицательного образа Андроника, не смотря на его государственные достижения в должности императора. По официальной истории (Википедия), он правил всего два года, с 1183 по 1185 гг.

Император Андроник Комнин lyanat
Император Андроник Комнин, миниатюра.

«Царствовал Андроник два года, а один год управлял делами без порфиры и царской диадимы. При прекрасном телосложении он имел завидную наружность. Стан у него был прямой, рост величественный, лицо, даже и в глубокой старости, моложавое. Он был необыкновенно здоровый человек, потому что чуждался изысканных лакомств, не был ни обжора, ни пьяница, но, подобно Гомеровым героям, любил есть только жареное на огне.»

По версии ОИ Андрей Боголюбский появился на Руси в 1146 г., стал править после "смерти" Юрия Долгорукого с 1157 г. и до смерти в 1174 г. Получается, что он 17 лет правил страной из столицы на Руси.
Андроник Комнин имел право престолонаследия, но в результате дворцовых переворотов вынужден был уступить своему двоюродному брату Мануилу, оставаясь у него на военной службе.
Когда Андроник Комнин решил «лишить Мануила власти и присвоить ее себе… уличенный в кознях против двоюродного брата и царя, препровожден в оковах в Константинополь и заключен в одной из темниц большого дворца.» (Никита Хониат)

«Причиной заключения Андроника было частью то, что мы выше сказали, но не менее того и его всегдашняя вольность в речах, его сила, которой он превосходил многих, его прекрасная наружность, достойная царского сана, и его неукротимый характер, - все такие качества, на которые государи, из опасение лишиться царства, обыкновенно смотрят подозрительно, которые тревожат их и колят в самое сердце.»

Три раза Андроник устраивал побег из тюрьмы. В результате он скитается по разным странам, в том числе и на Руси, скрываясь от Мануила. Через несколько лет Мануил находит его и возвращает в Константинополь. Родственники мирятся и Андроник снова служит Мануилу.
Как вы помните, образы Андроника и Мануила – это раздвоенный образ князя Андрея (статья), Мануил – это Андрей до казни. Смерть Мануила – это смерть Андрея на кресте. Все приключения Андроника в побегах из тюрьмы и скитаниях – есть художественный вымысел.

Переломный момент

После смерти Мануила власть переходит к его несовершеннолетнему сыну Алексею. Его опекуном становится Андроник. За это время он устраняет неугодных ему родственников, претендентов на престол, и через некоторое время убивает Алексея. Автор «Истории…» представляет эти события, как массовую кровавую расправу с невинными людьми, попавшими под подозрения Андроника. В конце концов он расправляется с Алексеем и становится единоличным правителем.

Здесь имеет место важный момент, присутствующий во всех мифах, написанных об Андрее. Это введение малолетнего императора, правящего недолго и умирающего вследствие болезни или насильственной смерти. Этот сюжет разделяет время жизни Андрея на два периода: до казни и после воскрешения. Введённый малолетний персонаж олицетворяет недолгое правление, от 2-х до 4-х лет, исполняющего обязанности императора на время отсутствия Андрея. В биографии Андрея Боголюбского это был его младший брат Глеб (статья).

«Так скончался царь Алексей, прожив всего неполных пятнадцать лет, из коих царствовал три года, и то не сам по себе и не один. Сначала он находился под руководством матери, управлявшей государством, а потом - двух тиранов, захвативших себе государственные дела. Закрываемый ими, как солнце закрывается облаками, он больше походил на управляемого, чем на правителя, приказывал и делал только то, чего хотели наставники, пока наконец петля не прекратила его жизни. По окончании этого столько плачевного дела, Андроник вступает в брак с Анною, женою царя Алексея, дочерью франкского государя. Старик, отживший свой век, не постыдился нечестиво разделять ложе с женою своего племянника, цветущею, нежною, еще не достигшею одиннадцати лет; человек износившийся, престарелый, сгорбившийся от лет и хилый не посовестился обнимать девицу, еще не совсем развившуюся, крепкогрудую, с розовыми пальцами, каплющую росу любви.»

В таких неуместно романтических красках передается распущенность созданного авторами образа Андроника. В действительности, сюда попала история из мифов, где под молодой женщиной имелось ввиду новое государство, которое начал создавать Андрей.

Правление Андроника

Далее, не останавливаясь на вымышленных событиях, перейдем к практической деятельности Андроника Комнина в «Истории…».

«Он помогал бедным подданным щедрыми подаяниями, если была хоть какая-нибудь надежда, что проситель не враждует против Андроника за его злодеяния. Он до такой степени обуздал хищничество вельмож и так стеснил руки, жадные до чужого, что в его царствование населенность во многих областях увеличилась. Каждый, согласно с словами Пророка, спокойно лежал теперь под тенью своих дерев и, собрав виноград и плоды земли, весело праздновал и приятно спал, не боясь угроз сборщика податей, не думая о хищном или побочном взыскателе повинностей, не опасаясь, что ограбят его виноград и оберут его жатву. Кто отдал кесарева кесареви, с того никто больше не спрашивал, у того не отнимали, как бывало прежде, и последней рубашки и насилием не доводили его до смерти. От одного имени Андроника, как от волшебного заклинания, разбегались алчные сборщики податей; оно было страшным пугалом для всех, кто требовал сверх должного, от него цепенели и опускались руки, которые прежде привыкли только брать. Многие чуждались теперь и добровольных приношений, избегая их как могли или какой-нибудь другой заразы, гибельной для всего, что к ней прикасается. Но, что еще важнее, посылая в области правителей, Андроник назначал им богатое жалованье и в тоже время объявлял, каким подвергнутся они наказаниям, если нарушат его повеления. Он не продавал общественных должностей и не отдавал их каждому желающему за какое-нибудь приношение, но предоставлял их даром и лицам избранным. … Он собрал рассеявшихся жителей и чрез то увеличил государственные доходы, потому что прекратил притеснения сборщиков податей и непрерывные поборы, которые были выдуманы и обращены в ежегодную дань жадными казначейскими чиновниками, как хлеб пожиравшими народ, привел в определенный сбор.»

Надо отметить, что ни у какого другого правителя в «Истории…» не описывается столь подробно его конструктивная государственная деятельность.

«У римлян и, кажется, у них только одних был в силе следующий безумнейший обычай: когда море, взволнованное ветрами, бушевало, и корабли, застигнутые бурей, выбрасывало на берег волнами, прибрежные жители не оказывали им никакой помощи, а напротив, хуже всякого урагана разносили и расхищали все, чего не унесло море. Андроник жестоко вооружился против этого несправедливейшего образа действий и совершенно прекратил это пиратское грабительство кораблей, так что одно это дело стоит многих и заключает в себе величайшую для него похвалу. …
И с тех пор не было случая, чтобы корабль, пострадавший от напора волн, потерял что-нибудь из клажи, или чтобы сняли у него часть палубы, или отрубили мачту, или унесли якорь, или похитили хоть малейшую веревочку, не говоря о других снарядах. Напротив, если выбрасывало ветром корабли на землю, или они разбивались, ударившись об утесы и подводные скалы, на них смотрели словно как на выходящую из отверстий ада харонову лодку, на которой перевозятся души умерших, или о них заботились, как о священных кораблях, так что и толпа простого народа, и лица начальствующие оказывали им всякого рода услуги, опасаясь, как бы у них не пропало что-нибудь на суше, чего не истребило море. Таким-то образом на место бури вдруг явилась тишина, и эта перемена до того была нечаянна, что, казалось, была делом руки явно нечеловеческой.»

Последний образ, стихнувшей бури, соответствует сюжету Нового Завета. Когда Иисус с учениками пересекали Галилейское море поднялась сильная буря. Апостолы испугались, что они погибнут. Тогда Иисус «запретил ветрам и морю и сделалась великая тишина». [Мф. 8:23-26; Мк. 4:35–41; Лк. 8:23-25.] Этот момент подмечен НиФ в книге «Царь Славян».

«Кроме того, Андроник возобновил, употребив на то огромные суммы, старый подземный водопровод, который должен был выходить среди площади и давать воду не стоячую и вредную, но текучую и здоровую. Он провел воду в него из речки Идралы и при истоке его построил башню и дома, удобные для летнего житья. … А все последующие императоры, царствующие и до настоящего времени, столько заботились об окончании этого общеполезного дела, что Исаак, лишивший Андроника вместе с властию и жизни, разрушил даже башню и уничтожил те прелестные здания, как будто завидуя Андронику в этом прекраснейшем деле.»

Так как Андроника разместили на тысячу лет позже реальной жизни его прообраза, то конечно он мог только восстанавливать «старый подземный водопровод». В действительности, это Андрей построил грандиозную систему водоснабжения целого города, что подтверждается в других мифах.

«На восстановленные им преторские должности он избирал мужей знаменитых и лучших из сенаторов. Притом, рассылая по местам, он наделял их богатейшими дарами и, так сказать, упитывал благодеяниями для того, чтобы их назначение было необременительно для городов и чтобы они единственно заботились о защите и облегчении участи бедных. И так как эти люди имели достаточные средства для жизни, потому что привозили с собою по сороку и по восьмидесяти мин серебра, то они, как от святотатства, воздерживались даже и от тех подарков, которые добровольно были им приносимы жителями за избавление от руки сильного или за какое-либо другое благодеяние. От этого в короткое время население городов возросло, земля принесла сторичный плод, жизненные припасы сделались дешевле. Вместе с тем Андроник был доступен для всех, кто приходил жаловаться на самоуправство и насилие, не разбирал лиц и не отнимал прав у справедливого. Наравне с людьми простыми он призывал к суду и людей знатных по роду и богатству, тех и других внимательно выслушивал, и если оказывалось, что человек гордый и считающий для себя бесчестием судиться с бедняком, обижал или теснил, или бил кулаком своего ближнего, жестоко за то ругал его и подвергал, соразмерно вине, наказанию.»

Обратите внимание на последние слова, которые говорят о справедливости суда Андроника, но в остальном тексте его постоянно обвиняют в неоправданной жестокости к нарушителям закона. Равенство "людей знатных по роду и богатству" перед законом вместе с простолюдинами вызвало недовольство в рядах аристократов.

«Он крайне не одобрял бывшего в то время и ныне существующего обычая спорить о божественных догматах и отнюдь не любил говорить или слышать что-нибудь новое о Боге, хотя был далеко не чужд нашей мудрости. Поэтому он не только разбранил Евфимия, епископа новых Патр, мужа ученейшего, и Иоанна Кинама за то, что они в царском дворце в бытность его в Лопадие, рассуждали о словах Богочеловека: "Отец Мой болий Мене есть", но и с крайним гневом сказал им, что бросит их в реку Риндак, если они не перестанут говорить о Боге.»

Этот сюжет похож на позднюю христианскую вставку. Возможно, Андрей просто не любил домыслы о своем брате Алексее, которого боготворили его ученики и он сам, и пресекал пустые разговоры о нём.

«А что Андроник не совсем был дик, этому служит доказательством уже и то, что он ценил образование и не удалял от себя людей ученых, а, напротив, приближал их к своему престолу, часто поощрял дарами и удостоивал немаловажных почестей. Он и небесную философию считал делом важным и ценил весьма высоко, и одобрял красноречивых ораторов, и чрезвычайно уважал искусных правоведов.»

В рамках государственной деятельности Андрея было создание научных и образовательных институтов – храмов и академий под руководством Учителя Алексея.

Смерть Андроника

Смерть Андроника Комнина представляет собой смешение обоих смертей Андрея в одну. Заговор против Андроника, по версии Хониата, взник из-за его жестоких расправ с несогласными гражданами, врагами и их семьями.
В «Истории…» Никиты Хониата, Андроник в результате неудач на военном поприще, обращается к гадателю с вопросом, кто будет править после него. И получает туманный ответ, что это будет Исаак Ангел, который в то время был далеко от столицы. Андроник не верит в предсказание: «пустой это оракул; как возможно, чтобы Исаак успел приплыть из Кипра в эти немногие дни и низложить меня с престола?» – и на слова предсказания не обратил никакого внимания.
Неверие в предсказание аналогично неверию Вещего Олега в смерть от своего боевого коня. Андроник отправляет своего телохранителя Стефана арестовать Исаака. (Стефан агиохристофорит – "защитник Христа".) Во время ареста Исаак Ангел, поняв смертельную опасность момента, оказывает яростное сопротивление.

«Или, лучше сказать, не имея возможности свободно бить копытами землю, подобно откормленному Гомерову коню, и вольно носиться по полям, потому что сеть была уже протянута и нетрудно было поймать его, он поступает подобно боевому коню, который при звуке военной трубы, натянув уши, тряхнув гривою и заржав, бросается вперед на мечи, презирая смерть и не смотря ни на какие опасности.»

Сравнение Исаака Ангела с боевым конем подтверждает значение символа боевого коня, как старых соратников Андрея, в сказании о Вещем Олеге.

«В том самом виде, как был, - а он был с непокрытой головою, в двуцветной тунике, нисходящей до поясницы и потом разделенной надвое, - вскочив на коня и обнажив меч, он бросается на агиохристофорита и … наносит смертельный удар. Рассекши его надвое, он, как скотину, дрожащую и плавающую в своей крови, оставляет его на съедение псам, а сам бросается на его слуг и после того, как одного из них обратил в бегство одним лишь поднятием меча, другому отрубил ухо, а остальных разогнал иначе, так что все они разбежались по своим домам, во весь опор скачет к Великой церкви.»

Отсеченное ухо фигурирует в истории ареста Иисуса. [Мф. 26:51; Мк. 14:47; Лк. 22:50-51.] «И один из них ударил раба первосвященникова и отсек ему правое ухо. Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И коснувшись уха его, исцелил его.»
Брошенное тело убитого Стефан соответствует брошенному телу Андрея Боголюбского.
Далее Исаак спасается в церкви и закрывается там на ночь. Церковь имеет место в истории убиения Боголюбского. Здесь присутствует перестановка элементов сюжета: в церкви ночью укрывается убийца, а не тело убитого князя Андрея.

В городе поднимается мятеж, толпа «провозглашает Исаака самодержавным римским императором… Исаак не соглашался на это венчание не потому, чтобы он не любил власти, но потому, что считал это дело трудным и едва ли достижимым. Но чернь не соглашалась и говорила, что она не хочет, чтобы опять ею управлял и над нею царствовал старик, что она много потерпела зол от седовласого Андроника, и, вследствие того, она ненавидит и гнушается всякого близкого к смерти старика».

Если Андроник сделал счастливой жизнь всех граждан в стране, то откуда могла взяться "недовольная чернь"? Старым Андрей стал после казни во время жизни на Руси. Значит, он прожил ещё достаточно долго.
Детали обстоятельств смерти Андрея Боголюбского перемешаны с событиями ареста Андрея перед казнью в Царьграде.

«… Исаак вступил во дворец и, будучи снова провозглашен от собравшегося народа римским царем - самодержцем, отправил вслед за Андроником погоню. Так как дворец был открыт, и никто не мешал и не препятствовал множеству собравшегося народа, то народ расхитил не только все сокровища, … но и все вообще, что легко мог унесть на руках один человек или даже несколько соединившихся людей.»

Здесь отражены грабежи после убийства Андрея Боголюбского, которые, возможно, имели место и в Царьграде.

«Его заключили в тюрьму, называемую Анема, наложили на его гордую шею две тяжелые цепи, на которых держат в железных ошейниках содержимых в тюрьме львов, и заковали ноги его в кандалы. Когда в таком виде его привели и представили царю Исааку, его осыпают ругательствами, бьют по щекам, толкают пинками, ему щиплют бороду, вырывают зубы, рвут на голове волосы. Затем отдают его на общее всем поругание, причем над ним издеваются и бьют его кулаками по лицу даже женщины, и особенно те, чьих мужей он умертвил или ослепил. Наконец ему отрубили секирою правую руку и снова бросили его в ту же тюрьму, где он оставался без пищи и без питья, и ни от кого не видел ни малейшего попечения. А спустя несколько дней ему выкалывают левый глаз, сажают на паршивого верблюда и с торжеством ведут по площади. Нагая, как у старого дерева, и гладкая, как яйцо, голова его была не покрыта, а тело прикрыто коротким рубищем.»

Надругательства и истязания были после ареста Андрея в Царьграде. Тогда же ему повредили глаз. Поэтому в легендах северных земель он отразился как одноглазый бог Один. Руку отрубили Андрею Боголюбскому.
Далее фантазия автора в издевательствах толпы не имеет границ. Отсюда проистекает создание образов многих великомучеников в других мифах.

«Наконец после такого множества мучений и страданий он с трудом испустил дух, причем болезненно протянул правую руку и провел ею по устам, так что многие подумали, что он сосет каплющую из нее еще горячую кровь, так как рука недавно была отрублена.»

Здесь снова смешение деталей двух смертей. Иисус на кресте просил пить, а рука была отрублена Боголюбскому.

«Спустя несколько дней тело Андроника сняли с жалкой высоты, на которой оно висело и, как падаль, бросили в одном из сводов на ипподроме. Наконец нашлись люди с некоторою жалостию и не всегда враждующие: они взяли оттуда труп Андроника и положили его в одном низменном месте подле Ефорова монастыря, построенного в Зевксиппе. Здесь и доселе желающие могут видеть его; состав его еще не совсем разложился.»

Снова смешение обстоятельств: сняли с креста Иисуса, бросили тело Боголюбского, и намек на то, что Андрей не умер после распятия.

«До смерти любил он послание божественного проповедника Павла, часто наслаждался источаемою ими сладостию и в свои прекрасные письма любил вставлять их неотразимо убедительные изречения. Икону этого духовного Витии Тарсийского - произведение древней руки - он украсил золотом и поставил в названном нами храме. Когда приблизилось время смерти Андроника, эта икона источала из глаз слезы. Услышав об этом, Андроник послал с точностию узнать о том. Вместе с другими был назначен для этого и Стефан агиохристофорит. Поднявшись по лестинце, так как икона стояла вверху, он отер чистым платком глаза Павла; но из них, подобно очищенным источникам, еще более полились слезы. Подивившись этому виденному им событию, он пошел и рассказал Андронику. Андроник сильно опечалился, покачал головою и, глубоко вздохнув, сказал, что, вероятно, о нем плачет Павел и что это предвещает ему тяжкую беду, так как он сердечно любит Павла и высоко ценит его изречения, и, конечно, взаимно любим Павлом.»

Очень похоже на то, что Алексей, брат Андрея, предупредил его о грозящей опасности через икону-связь. Здесь Алексей назван Павлом. Возможно, из этого предупреждения в мифах появилось предсказание о смерти.

«Кратко сказать, если бы Андроник несколько сдерживал свою жестокость и не тотчас прибегал к раскаленному железу и мечу, если бы не осквернял постоянно свою царскую одежду каплями крови и не был неумолим в казнях, - чем он заразился у народов, среди которых жил во время своего долгого скитальчества, - он был бы не последний между царями из рода Комниных, чтобы не сказать - не уступил бы им и сравнялся бы с ними. И от него можно было получить величайшие человеческие блага, потому что он не совсем перестал быть человеком, но, подобно вымышленным созданиям с двумя природами, будучи отчасти зверем, украшен был лицом человеческим.»

Это последний плевок от автора Никиты Хониата в Андроника. В произведении присутствуют явные противоречия в любви и ненависти народа, принижение заслуг и тенденциозное насаждение неуемной жестокости персонажа.

"Переводчики" создали столь страшный, кровавый образ в лице Андроника I Комнина, что на него, кроме приведенной миниатюры, нет ни одного "древнего" изображения. Есть изображения его предшественника Алексея, Мануила, Андроника V, Андроника Мученика, а Андроника I Комнина – нет. На титульном рисунке статьи приведена мозаика монастыря Дафни близ Афин, Греция. XI век, с изображением Святого Мученика Андроника, одного из многочисленных дубликатов князя Андрея Первозванного.

Статья серии Князь Андрей Первозванный<<<>>>
Автор: lyanat, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.