Князь Андрей Первозванный. Часть 5

1476
Смерть Великого Князя Андрея Боголюбского, рис. А Земцова.

Смерть Андрея Первозванного была драматична и отразилась во многих исторических мифах. В предыдущих статьях была выявлена истинная причина убийства князя. Посмотрим, как представлено это трагическое событие в литературе.

Убиение князя Андрея Боголюбского

Летописная версия убийства представляет собой художественное историческое произведение, полное эмоций и острых моментов. Изложена она в «Повести об убиении Андрея Боголюбского»:

«В год 6683 (1175).
Убит был великий князь Андрей Суздальский, сын Юрия, внук Владимира Мономаха июня месяца в 28-й день, в канун праздника святых апостолов. И была тогда суббота.»

«… состоялся в пятницу на обедне коварный совет злодеев преступных. И был у князя Яким, слуга, которому он доверял. Узнав от кого-то, что брата его велел князь казнить, возбудился он по дьявольскому наущению и примчался с криками к друзьям своим, злым сообщникам, как когда-то Иуда к евреям, стремясь угодить отцу своему, сатане, и стал говорить: "Сегодня его казнил, а завтра — нас, так промыслим о князе этом!" И задумали убийство в ночь, как Иуда на господа.»

Сравнение Якима с Иудой проводит параллель между смертью Андрея и Христа. Вроде бы художественный прием. Но мифы всегда имеют второе дно. Сравнение часто оказывается тождеством. Для Андрея это уже вторая смерть, имеющая схожие обстоятельства.

«И так, упившись вином, взошли они на крыльцо. Главарем же убийц был Петр, зять Кучки, Анбал, яс родом, Ключник, да Яким, да Кучковичи — всего числом двадцать зловредных убийц, вошедших в греховный заговор в тот день у Петра, у Кучкова зятя…»

Выше в летописи говорится, что Кучковы были единомышленниками, с которыми он ушел с юга в северные земли строить свой город. В первых строчках биографии Андрея часто говорится, что первый раз он был женат на дочери боярина Кучки. То есть Кучковичи – это старые сослуживцы, соратники, родственники в некотором отношении. Это означает, что князя Андрея предали близкие ему люди. Это было предательство.

«Когда, схватив оружие, как звери свирепые приблизились они к спальне, где блаженный князь Андрей возлежал, позвал один, став у дверей: "Господин мой! Господин мой… " И князь отозвался: "Кто здесь? " — тот же сказал: "Прокопий… ", но в сомненье князь произнес: "О, малый, не Прокопий… "
Те же, подскочив к дверям и поняв, что князь здесь, начали бить в двери и силой выломили их. Блаженный же вскочил, хотел схватить меч, но не было тут меча, ибо в тот день взял его Анбал-ключник, а был его меч мечом святого Бориса.»

Не спроста у Андрея был меч святого Бориса. Мы к нему ещё вернёмся.

«И ворвались двое убийц, и набросились на него, и князь швырнул одного под себя, а другие, решив, что повержен князь, впотьмах поразили своего; но после, разглядев князя, схватились с ним сильно, ибо был он силен. И рубили его мечами и саблями, и раны копьем ему нанесли, и воскликнул он: "О, горе вам, бесчестные, зачем уподобились вы Горясеру? Какое вам зло я нанес? Если кровь мою прольете на земле, пусть бог отомстит вам за мой хлеб!"»

Упоминание злодея Горясера здесь тоже не случайно, это убийца святого Бориса. Копье в ближнем бое, да ещё в помещении – совершенно бесполезное оружие. Это явно художественный приём. Или напоминание о первой смерти.

«Бесчестные же эти, решив, что убили его окончательно, взяв раненого своего, понесли его вон и, вздрагивая, ушли. Князь же, внезапно выйдя за ними, начал рыгать и стонать от внутренней боли, пробираясь к крыльцу. Те же, услышав голос, воротились снова к нему. … И воскликнули все: "Ищите его! "—и бросились все взглянуть, нет ли князя там, где, убив его, бросили. И сказали: "Теперь мы погибли! Скорее ищите его! " И так, запалив свечи, отыскали его по кровавому следу.»

«Князь же, увидев, что идут к нему, воздев руки к небу, обратился к богу, говоря: "Если, боже, в этом сужден мне конец — принимаю его… Хоть и много я согрешил, господи, заповедей твоих не соблюдая, знаю, что милостив ты, когда видишь плачущего, и навстречу спешишь, направляя заблудшего."» …

«И пока он так говорил и молился о грехах своих богу, сидя за лестничным столбом, заговорщики долго искали его — и увидели сидящим подобно непорочному агнцу. И тут проклятые подскочили и прикончили его. Петр же отсек ему правую руку. А князь, на небо взглянув, сказал: "Господи, в руки тебе предаю душу мою" — и умер. Убит был с субботы в ночь, на рассвете, под утро уже воскресенья …»

Снова приводится сравнение с Христом – "подобно непорочному агнцу". В Радзивиловском варианте летописей говорится, что во время убийства присутствовала последняя жена Андрея. Страницы из Радзивиловской летописи взяты из издания. Но, скорее всего, жена появляется в этой истории из других мифов, например о Геракле, где является символом его отношения к стране. (См. ниже.)

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 1. Радзивиловская летопись, с. 430.

«Прибежал на княжий двор Кузьма-киевлянин: "Уже нету князя: убит! " И стал расспрашивать Кузьма: "Где убит господин? " — и ответили ему: "Вон лежит, выволочен в сад! Но не смей его брать, все решили бросить его собакам… Если же кто приступит к нему — тот враг нам, убьем и его!" И начал оплакивать князя Кузьма.»

Возможно, запрет на похороны тела Андрея Боголюбского послужил основой фразе Христа «не прикасайся ко мне», когда он после своего воскресения встретил Марию.

«И подошел ключник Анбал, родом яс, управитель всего княжьего дома, надо всеми власть ему дал князь. И сказал, взглянув на него, Кузьма: "Анбал, вражий сын! Дай хоть ковер или что-нибудь, чтобы постлать или чем накрыть господина нашего." И ответил Анбал: "Ступай прочь! Мы хотим бросить его собакам". И сказал Кузьма: "Ах, еретик! уже и собакам бросить! Да помнишь ли ты, жид, в каком платье пришел ты сюда? Теперь стоишь ты в бархате, а князь лежит наг, но прошу тебя честью: сбрось мне что-нибудь!" И сбросил тот ковер и плащ. И, обернув ими тело, понес Кузьма в церковь и сказал: "Отоприте мне церковь!" — и ответили: "Брось его тут, в притворе, что тебе за печаль!" — ибо все уже были пьяны.»
«И так положил его в притворе, накрыв плащом, и лежало тут тело два дня и две ночи. На третий день пришел козьмодемьянский игумен Арсений и сказал: "Хотя мы и долго взирали на старших игуменов, но долго ли этому князю лежать так?! Отоприте мне церковь, отпою его и положим в гроб. А когда уляжется эта смута, то, придя из Владимира, перенесут туда князя". И пришли клирошане боголюбские, взявши, внесли тело в церковь и вложили в каменный гроб, отпев над ним погребальные песни с игуменом Арсением вместе.
Жители же Боголюбова разграбили княжеский дом и строителей, которые сошлись на строительство зданий, — золото, и серебро, и одежды, и ткани, и добро, которому нет числа. И много случилось бед в его области: дома посадников и управителей пограбили, а самих их, и слуг, и стражей убили, дома их пограбили, не ведая сказанного: "Где закон — тут и обид много". Грабители приходили грабить и из деревень. Грабежи начались и в самом Владимире, пока не стал ходить Микула с образом святой Богородицы в ризах по городу — тогда пресеклись грабежи.»

Трудно судить, на сколько всё это было правдой, ведь это художественное произведение. Но, у нас есть исторический штамп: после смерти царя всегда начинается смута. Поэтому народ верит, что так оно и было. «На шестой день, в пятницу» тело князя Андрея повезли во «Владимир с честью и с плачем великим».

Костомаров, опираясь на летописи, в заключение о смерти Андрея Боголюбского говорит:

«Несомненно, что ненависть к Андрею не была уделом одной незначительной партии, но была разделяема народом. Иначе нельзя объяснить того обстоятельства, что тело князя оставалось непогребенным целую неделю, и народ, услыхавши о насильственной смерти своего князя, обратился не на убийц его, а на его доверенных и слуг. Но, с другой стороны, если поступки этого князя, руководимого безмерным властолюбием, возбудили к себе злобу народа, то все-таки его деятельность в своем основании согласовалась с духом и характером той земли, которой он был правителем.»

Это – факт внедрения образа дикого, жестокого народа и подобающего ему правителя, заложенное в ОИ. Если его отфильтровать, то белое пятно истории надо заполнять из других мифов.

Смерть Одина

По-доброму об Андрее говорят только не христианизированные легенды северных народов об Одине. Исландские саги об Инглингах рассказывают:

«Когда он сидел со своими друзьями, он был так прекрасен и великолепен с виду, что у всех веселился дух. Но в бою он казался своим недругам ужасным. И все потому, что он владел искусством менять свое обличие как хотел. Он также владел искусством говорить так красиво и гладко, что всем, кто его слушал, его слова казались правдой. В его речи все было так же складно, как в том, что теперь называется поэзией. Он и его жрецы зовутся мастерами песней, потому что от них пошло это искусство в Северных Странах.»

Ещё одно подтверждение того, что Андрей любил петь и сам сочинял тексты.

«Один мог менять свое обличье. Тогда его тело лежало, как будто он спал или умер, а в это время он был птицей или зверем, рыбой или змеей и в одно мгновение переносился в далекие страны по своим делам или по делам других людей. Он мог также словом потушить огонь или утишить море, или повернуть ветер в любую сторону, если хотел, и у него был корабль - он назывался Скидбладнир, на котором он переплывал через большие моря и который можно было свернуть, как платок.»

Так ковры-самолеты всё-таки были!...

«… Поэтому он был очень мудр. Всем этим искусствам он учил рунами и песнями, которые называются заклинаниями. Поэтому Асов называют мастерами заклинаний.
Один владел и тем искусством, которое всего могущественнее. Оно называется колдовство. С его помощью он мог узнавать судьбы людей и еще не случившееся, а также причинять людям болезнь, несчастье или смерть, а также отнимать у людей ум или силу и передавать их другим. …
Эти его искусства очень его прославили. Недруги Одина боялись его, а друзья его полагались на него и верили в его силу и в него самого. Он обучил жрецов большинству своих искусств. Они уступали в мудрости и колдовстве только ему. Да и другие многому научились у него, и так колдовство очень распространилось и долго держалось. Люди поклонялись Одину и двенадцати верховным жрецам, называли их своими богами и долго верили в них.»

Волшебные способности Одина вызваны, скорее всего, совмещением образов Божественных Близнецов в один – Одина, и на него перенесены умения Учителя Алексея. Эти описания относятся ко времени до переворота власти Андрея в Царьграде, когда оба брата жили и действовали вместе.

«Один ввел в своей стране те законы, которые были раньше у Асов. Он постановил, что всех умерших надо сжигать на костре вместе с их имуществом. Он сказал, что каждый должен прийти в Вальгаллу с тем добром, которое было с ним на костре, и пользоваться тем, что он сам закопал в землю. А пепел надо бросать в море или зарывать в землю, а в память о знатных людях надо насыпать курган, а по всем стоящим людям надо ставить надгробный камень. Этот обычай долго потом держался.»

В те изначальные времена было принято сжигание тел умерших людей. И так же сожгли тело князя Андрея Боголюбского, а не хоронили его в каменном гробу.

«Один умер от болезни в Швеции. Когда он был при смерти, он велел пометить себя острием копья и присвоил себе всех умерших от оружия. Он сказал, что отправляется в Жилище Богов и будет там принимать своих друзей. Шведы решили, что он вернулся в древний Асгард и будет жить там вечно. В Одина снова стали верить и к нему обращаться. Часто он являлся шведам перед большими битвами. Некоторым он давал тогда победу, а некоторых звал к себе. И то и другое считалось благом.»

Фраза "пометить себя острием копья" связывает смерть Одина со смертью Иисуса на кресте, где его пронзают копьем. Предварительная болезнь здесь – переставленное событие. Сначала должна быть смерть от копья, затем болезнь и лечение в Жилище Богов. Затем он возвращается в Асгард (Ярославль), но продолжает поддерживать связь с северо-западными окраинами.

«Один был после смерти сожжен, и его сожжение было великолепным. Люди верили тогда, что, чем выше дым от погребального костра подымается в воздух, тем выше в небе будет тот, кто сжигается, и он будет тем богаче там, чем больше добра сгорит с ним.»

Здесь описана вторая смерть Андрея. Сожжение тела Одина аналогично сожжению тела Геракла на костре.

Апофеоз Геракла

Смерть Геракла описана в достаточно длинном мифе и является результатом наивной ошибки его жены Деяниры. Краткий пересказ мифа по Р. Грейвс.

Как-то раз, через некоторое время после женитьбы, Геракл и Деянира возвращались домой.
«… когда Геракл и Деянира переправлялись через реку Эвен во время половодья, кентавр Несс, предложил Гераклу за небольшую плату перевезти Деяниру так, что та и ног не замочит, а сам Геракл пусть добирается вплавь. Геракл согласился, заплатил, что положено, перебросил дубину и лук на другой берег, а сам прыгнул в воду. Но Несс, вопреки уговору, поплыл в противоположном направлении, держа Деяниру на спине. Затем он бросил ее наземь и попытался овладеть ею. Та закричала, призывая на помощь; Геракл быстро достал свой лук, тщательно прицелился и поразил Несса прямо в грудь с расстояния в полмили.

Умирая, Несс сказал Деянире: "Если ты смешаешь семя, которое я пролил на землю, с моей кровью, добавишь оливковое масло и тайно натрешь этой смесью одежду Геракла, то тебе никогда не придется жаловаться на его супружескую неверность". Деянира быстро собрала все, на что он указал, в кувшин, запечатала его и спрятала на себе, не сказав о случившемся ни слова Гераклу.»

Геракл, будучи женат на Деянире, добивался руки Иолы, дочери царя Эврита. Он привозит Иолу домой, чем Деянира была очень недовольна.

«… Геракл готовился к благодарственной жертве за взятие Эхалии. Он уже отправил посла Лихаса к Деянире, чтобы та передала с ним нарядный хитон и плащ, которые он обычно надевал по таким случаям».

Деянира, желая привязать мужа к себе, натерла хитон ядовитой смесью кентавра Несса, и отправила с послом.

«Лихас уже мчался во весь дух на своей колеснице, когда Деянира, глядя на кусок ткани, брошенный ею на залитый солнцем двор, пришла в ужас: ткань горела, как стружка, а из камней, которыми был вымощен двор, пузырями поднималась красная пена. Поняв, что Несс обманул ее, она отправила гонца вдогонку Лихасу и, проклиная свою глупость, поклялась, что не переживет Геракла ни на день.»

После смерти Геракла Деянира исполнила свою клятву. Конечно, гонец опоздал, Геракл уже одел хитон, и яд начал жечь всё его тело.

«Ничего не сознавая от невыносимой боли, Геракл опрокинул алтари. Он рвал с себя одежду, но она приросла к нему так крепко, что вместе с ней потянулась плоть, обнажая белые кости. Кровь его шипела и пузырилась, словно родниковая вода, в которой закаляют раскаленный докрасна металл.»

Боль, отраженная в этом мифе, сравнима с болью, перенесенной реальным человеком Андреем Боголюбским. Яд в мифах является символом предательства, которое жжет сильнее физической боли. Хоронил Геракла сын Гилл.

Геракл попросил: «"Поклянись головой Зевса, что отнесешь меня на самую вершину этой горы и там без слез сожжешь меня на костре из дубовых ветвей и стволов дикой оливы. Поклянись также жениться на Иоле, как только достигнешь брачного возраста". Хотя ему не понравились услышанные слова, Гилл обещал выполнить их в точности. Когда все было готово, Иолай и его спутники отошли на некоторое расстояние. Геракл взобрался на громадную поленницу. … когда пламя стало лизать бревна, он расстелил свою львиную шкуру и лег на верх поленницы, подложив под голову дубину. Со стороны он казался счастливым гостем, украшенным цветами, в окружении винных чаш. С небес упало несколько перунов, и костер мгновенно превратился в кучку пепла.»

В этом мифе присутствует скрытый смысл, обличающий истинную причину смерти героя. Деянира олицетворяет старую страну со всеми её законами, а Иола – новую, которую Андрей начал строить, но не успел завершить дело до конца. Поэтому он завещает новое государство своему сыну. Убийцы князя Андрея – представители старого строя пожалели о содеянном, но было уже поздно, государство погибло, и они вместе с ним. Из этого сюжета следует, что убийство было организовано остатками правящей элиты из стен Царьграда и бывшими соратниками.

Вещий Олег

В истории образ Вещего Олега широко известен тем, что он прибил щит на вратах Царьграда в знак своей победы. Этот сюжет был рассмотрен в первой части статьи. Но большую известность принесла «Песнь о вещем Олеге» А. С. Пушкина, читаемая нам с детства.

«В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, смертельно укусившая князя.» (Вещий Олег)

Боевой конь князя Олега символизирует соратников, верных боевых товарищей, сопровождавших Андрея во многих битвах времен молодости. Время разводит старых друзей, отношения умирают. И, вдруг, приходит момент несогласия со старым вождем, и боевые друзья делают ошибку, обрекая его на смерть. Яд предательства в образе змеи убивает князя Олега.

Дмитриевский собор во Владимире

После смерти князя Андрея Боголюбского (1174 г.) на Владимирский престол восходит (с 1176 года) его брат Всеволод Юрьевич, по прозванию Большое Гнездо. По его велению во Владимире с 1194 по 1197 гг. строится храм в честь небесного покровителя Дмитрия Солунского, так как при крещении Всеволод получил имя Димитрий. Официальное название храма – Дмитриевский собор города Владимира. Внешние стены храма украшены резьбой по камню с изображением людей, диковинных животных и растений. Внутри храм не расписан.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 2. Дмитриевский собор города Владимира.

Великомученик Димитрий Солунский – лицо явно вымышленное, т.к. сведения о нем взяты из шаблонного жития. На храме нет никаких изображений, указывающих на этого святого, и тем более надписей, а вот сюжеты из жизни князя Андрея есть.

Из жития святого Дмитрия Солунского только обстоятельства его казни совпадают со сценой смерти Андрея Боголюбского.

«Лишь только забрезжилось утро 26 октября, в темницу к Димитрию вошли воины; они застали святого мужа стоящим на молитве, и тут же устремились на него и пронзили копьями. Так предал сей исповедник Христов в руки Создателя честную и святую свою душу. — Димитрий Ростовский. Жития святых.»

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 3. Икона с Дмитрием Солунским. Мученичество св. Димитрия, критская икона 15 века.
Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 4. Миниатюра из Радзивиловской летописи с убийством Андрея Боголюбского, с.429.

В центральных арках каждого фасада церкви изображен царь с музыкальным инструментом. Считается, что это изображен "образ гусляра Давида со своей "Псалтырью". Надпись есть только в одном месте и очевидно, что она сделана позже, так как отличается по качеству от рельефа.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 5. Дмитриевский собор, Царь Давид на фасаде.

О том, что Андрей любил петь и сам сочинял тексты говорилось в предыдущей статье в связи с его изображением на иконе Покрова Пресвятой Богородицы в образе Романа Сладкопевца. То, что рельефный портрет относят к царю Давиду, имеет основание, так как он является ещё одним мифическим образом князя Андрея.

Носовский Г.В. и Фоменко А.Т. в книге «Царь славян» (Гл.8, п.6.) находят, что автором Псалтыри святого царя и пророка Давыда был Андроник-Христос.

«Итак, Псалтырь, вероятно, в какой-то своей части была написана самим Христом. Она доносит до нас переживания Христа во время гонений на него, затем его воцарения и в последние дни перед казнью. Причем некоторые псалмы из старой церковно-славянской Псалтыри, возможно, являются даже не переводами, а ОРИГИНАЛАМИ. Выше мы уже говорили о том, что Христос долгое время жил в России… А следовательно, и какая-то часть псалмов могла быть написана им сразу по-славянски, а не переведена с других языков.»

Такое же изображение Давида с плсатырью находится на фасаде храма Покрова на Нерли. Очевидно, что храмы строились в одно время и по одному типовому проекту.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 6. Храм Покрова на Нерли, Царь Давид на фасаде.

Множество изображений львов означает власть. Смеющиеся львы – это победы князя Андрея, установление царской власти в единой стране. Впоследствии Лев стал символом царской власти в странах Западной Европы.

Среди рельефных изображений есть человек, убивающий льва. Это визитная карточка Геракла. Его атрибутом на всех изображениях является львиная шкура, накинутая вместо плаща.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 7. Геракл, убивающий льва, Дмитриевский собор, деталь.
Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 8. Геракл в шкуре льва, древнеримская статуя.

Есть ещё одно спорное изображение на стене храма – это, так называемое, вознесение Александра Македонского.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 9. Вознесение, Дмитриевский собор, деталь.

Изображен "Александр Великий", поднимающийся в небо на больших птицах. На стене нет надписи, что это Александр Великий. Это ложное соответствие было растиражировано вместе с различными копиями изображения в более поздние времена, после эпохи Александра Македонского. К этому образу придумали следующую "сказку для взрослых". Александр велел три дня не кормить больших белых птиц. Потом велел сплести большую корзину и привязать к птицам. Залез в корзину, взял в руки мясо для птиц и держал его над ними. Птицы рванули к пище, и корзина взлетела. Александр поднялся очень высоко, но там его встретила птица с человечьей головой и сказала, что ему дальше нельзя и он должен вернуться обратно.

Вообще-то содержание сказки точно соответствует изображению. Похоже, что барельеф сделали по ней. Тогда это означает, что храм или его украшение резными плитами сделаны гораздо позже, чем эпоха Всеволода Юрьевича.

Действие вознесения был только у Христа после его казни на кресте. Он пережил клиническую смерть. Сюжет на барельефе отражает вознесение души Андрея, но время его смерти ещё не пришло, о чем и сообщает ему птица с головой человека. Отцы забрали тело Андрея на корабль и увезли на лечение (статья), после которого он вернулся к жизни. Этот полет и отразился в мифе.

Детали храма доказывают, что он изначально был посвящен князю Андрею, но в христианские времена его освятили в честь вымышленного великомученика Димитрия Солунского.

Рекомендуется посмотреть фильм «Загадочные образы Древней Руси» о Дмитриевском соборе. В нём приводятся аналогичные рисунки "полета Александра Македонского" на других предметах, которые постепенно приводят автора к тому, что это изображение Даждьбога. Во времена христианизации славянского Даждьбога переименовали в Иисуса Христа.

Сказание о Борисе и Глебе

Есть в древней истории Руси два загадочных персонажа, Борис и Глеб, о которых ничего не известно, кроме того, что они были убиты в молодом возрасте. За незаслуженную мученическую смерть и смирение они были произведены в святые, и память о них регулярно отмечается в православии. Информация о них имеется в летописях, кроме того, есть отдельное Сказание.

Если вам сразу раскрыть, что Борис и Глеб – это мифические образы Божественных Близнецов (ББ) Андрея и Алексея, вы не поверите. Поэтому придется привести достаточно полно "Сказание о Борисе и Глебе" с одновременным анализом.

«Владимир имел 12 сыновей, и не от одной жены: матери у них были разные. Старший сын — Вышеслав, после него — Изяслав, третий — Святополк, который и замыслил это злое убийство. Мать его гречанка, прежде была монахиней. Брат Владимира Ярополк, прельщенный красотой ее лица, расстриг ее, и взял в жены, и зачал от нее окаянного Святополка. Владимир же, в то время еще язычник, убив Ярополка, овладел его беременной женою. Вот она-то и родила этого окаянного Святополка, сына двух отцов-братьев. Поэтому и не любил его Владимир, ибо не от него был он. А от Рогнеды Владимир имел четырех сыновей: Изяслава, и Мстислава, и Ярослава, и Всеволода. От другой жены были Святослав и Мстислав, а от жены-болгарки — Борис и Глеб. И посадил их всех Владимир по разным землям на княжение, о чем в другом месте скажем, здесь же расскажем про тех, о ком сия повесть.»

Не будем распылять внимание на мифическое варварство персонажей и многочисленные родственные связи, а сосредоточимся на тех, о ком сия повесть. Обратите внимание на необычную деталь "сына двух отцов-братьев". Божественных Близнецов тоже считали сыновьями двух отцов: бога и человека.

«Посадил Владимир окаянного Святополка на княжение в Пинске, а Ярослава — в Новгороде, а Бориса — в Ростове, а Глеба — в Муроме. … Протекло много времени, и, когда минуло 28 лет после святого крещения, подошли к концу дни Владимира — впал он в тяжкий недуг. В это же время пришел из Ростова Борис, а печенеги вновь двинулись ратью на Русь, и великая скорбь охватила Владимира, так как не мог он выступить против них, и это сильно печалило его. Призвал тогда он к себе Бориса, нареченного в святом крещении Романом, блаженного и скоропослушливого, и, дав ему под начало много воинов, послал его против безбожных печенегов. Борис же с радостью пошел, говоря: «Готов я пред очами твоими свершить, что велит воля сердца твоего». О таких Приточник говорил: «Был сын отцу послушный и любимый матерью своею».

«Когда Борис, выступив в поход и не встретив врага, возвращался обратно, прибыл к нему вестник и поведал ему о смерти отца.»

Никакие печенеги на Русь не нападали, но, если их убрать, то чем занять князей?
Небольшая деталь – "Бориса, нареченного в святом крещении Романом" наводит на мысль об Андрее, так как Роман – одно из его имен.

«Идя же путем своим, думал Борис о красоте и молодости своей и весь обливался слезами. И хотел сдержаться, но не мог. И все видевшие его тоже оплакивали юность его и его красоту телесную и духовную. И каждый в душе своей стенал от горести сердечной, и все были охвачены печалью.

Сей благоверный Борис был благого корени, послушен отцу, покорялся во всем отцу. Телом был красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в талии, глазами добр, весел лицом, борода мала и ус — ибо молод еще был, сиял по-царски, крепок был, всем был украшен — точно цветок цвел он в юности своей, на ратях храбр, в советах мудр и разумен во всем, и благодать Божия цвела в нем.»

В представлении художников прошлого другие образы Божественных Близнецов выглядели в молодости примерно так: Давид – Андрей, Аполлон – Алексей.

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 10. Давид. Скульптура Микеланджело (1504).
Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 11. Аполлон Бельведерский, древнегреческая скульптура.

«Святополк же, сев на княжение в Киеве после смерти отца, призвал к себе киевлян и, щедро одарив их, отпустил. К Борису же послал такую весть: "Брат, хочу жить с тобой в любви и к полученному от отца владению добавлю еще". Но не было правды в его словах. Святополк, придя ночью в Вышгород, тайно призвал к себе Путьшу и вышегородских мужей и …» велел им убить Бориса.

«Когда увидел дьявол, исконный враг всего доброго в людях, что святой Борис всю надежду свою возложил на Бога, то стал строить козни и, как в древние времена Каина, замышлявшего братоубийство, уловил Святополка. Угадал он помыслы Святополка, поистине второго Каина: ведь хотел перебить он всех наследников отца своего, чтобы одному захватить всю власть.»

Сравнение с Каином предполагает аналогию с убийством Андрея, возложенном на его брата Алексея. Этот миф разобран в статье. Роль Алексея перенесена на Святополка.

«Блаженный же Борис возвратился и раскинул свой стан на Альте. И сказала ему дружина: "Пойди, сядь в Киеве на отчий княжеский стол — ведь все воины в твоих руках". Он же им отвечал: "Не могу я поднять руку на брата своего, к тому же еще и старшего, которого чту я как отца". Услышав это, воины разошлись, и остался он только с отроками своими. И был день субботний. В тоске и печали, с удрученным сердцем вошел он в шатер свой и заплакал в сокрушении сердечном…»

Время действия совпадает с казнью Христа: с пятницы и по воскресенье. Перед тем как предать себя казни Борис обсуждает это с соратниками и остается только с самыми близкими. Здесь имеет место аналогия с Христом, проведшим вечер перед казнью вместе со своими учениками – "тайная вечеря".

«Борис всю ночь молился: "Господи Боже мой! На тебя я уповаю, спаси меня! " И после этого пропел канон. И когда окончил заутреню, стал молиться, взирая на икону Господню и говоря: "Господи Иисусе Христе! Как ты, в этом образе явившийся на землю и собственною волею давший пригвоздить себя к кресту и принять страдание за грехи наши, сподобь и меня так принять страдание! "»

Молитва Бориса соответствует молению самого Иисуса в ночь перед арестом и его добровольному принятию казни.

«И когда увидели священник Борисов и отрок, прислуживающий князю, господина своего, объятого скорбью и печалью, то заплакали горько и сказали: "Милостивый и дорогой господин наш! Какой благости исполнен ты, что не восхотел ради любви Христовой воспротивиться брату, а ведь сколько воинов держал под рукою своей! " И, сказав это, опечалились.
И вдруг увидел устремившихся к шатру, блеск оружия, обнаженные мечи. И без жалости пронзено было честное и многомилостивое тело святого и блаженного Христова страстотерпца Бориса. Поразили его копьями окаянные Путьша, Талец, Елович, Ляшко.»

Снова в одном месте сталкиваются любовь Христова, послушание Бориса воле брата и нежелание военного конфликта. Бориса убивают в шатре рано утром в воскресенье. Здесь отражены реальные события, произошедшие с Андреем накануне ареста в Царьграде, но сцена убиения несколькими людьми взята из убийства Андрея в Боголюбово. Смешение деталей первого убийства Андрея, как Христа, и второго, как Боголюбского, имеет место в многих мифах.

«Видя это, отрок его прикрыл собою тело блаженного, воскликнув: «Да не оставлю тебя, господин мой любимый, — где увядает красота тела твоего, тут и я сподоблюсь окончить жизнь свою!»
Был же он родом венгр, по имени Георгий, и наградил его князь золотой гривной, и был любим Борисом безмерно. Тут и его пронзили.»


Бориса пытается спасти некто отрок по имени Георгий. Андрея-Христа снимают с креста его отцы Георгии (Марс и Иосиф).

«И, раненный, выскочил он в оторопе из шатра. И заговорили стоящие около шатра: "Что стоите и смотрите! Начав, завершим повеленное нам". Услышав это, блаженный стал молиться и просить их, говоря: "Братья мои милые и любимые! Погодите немного, дайте помолиться Богу".»

Снова аналогия с убийством Боголюбского, когда он раненый выходит из своих палат.

«И воззрев на своих убийц горестным взглядом, с осунувшимся лицом, весь обливаясь слезами, промолвил: "Братья, приступивши, заканчивайте порученное вам. И да будет мир брату моему и вам, братья!"»

В Сказании подтверждается информация, что убийцами были люди, посланные правителем из Киева, то есть Царьграда, а не местные недовольные бояре.

«Блаженного же Бориса, обернув в шатер, положили на телегу и повезли. И когда ехали бором, начал приподнимать он святую голову свою. Узнав об этом, Святополк послал двух варягов, и те пронзили Бориса мечом в сердце. И так скончался, восприняв неувядаемый венец. И, принесши тело его, положили в Вышгороде и погребли в земле у церкви святого Василия.»

Здесь отражено первое убийство Андрея, после которого он ожил. Удар меча аналогичен тому, что Христос на кресте был пронзен копьем, после чего он был признан умершим. Под неувядаемым венцом имеется ввиду терновый.

«И так почил Борис, предав душу свою в руки Бога живого в 24-й день месяца июля, за 9 дней до календ августовских.»
«И не остановился на этом убийстве окаянный Святополк, но в неистовстве своем стал готовиться на большее преступление. И увидев осуществление заветного желания своего, не думал о злодейском своем убийстве и о тяжести греха, и нимало не раскаивался в содеянном. И тогда вошел в сердце его сатана, начав подстрекать на еще большие злодеяния и новые убийства.»

Похоже, что мифотворцам дали задание, сохранить детали события, но составить из них совсем другую историю. Действие соблазнения Христа Сатаной перенесено на соблазнение правящего царя, что без имен соответствует реальным событиям. Ведь Андрей был правящим царем. Только здесь роли играют совсем другие персонажи.

«И, замыслив это, злой дьявола сообщник послал за блаженным Глебом, говоря: "Приходи немедля. Отец зовет тебя, тяжко болен он".
Глеб быстро собрался, сел на коня и отправился с небольшой дружиной. … А как пришел Глеб в Смоленск, отошел от Смоленска недалеко и стал на Смядыни, в ладье. А в это время пришла весть от Предславы к Ярославу о смерти отца. И Ярослав прислал к Глебу, говоря: «Не ходи, брат! Отец твой умер, а брат твой убит Святополком».»

Правитель замыслил убить второго брата, так же как в истории ББ, убить хотели обоих братьев – царя и учителя.

«И, услышав это, блаженный возопил с плачем горьким и сердечной печалью, и так говорил: "О, увы мне, Господи! Вдвойне плачу и стенаю, вдвойне сетую и тужу. Увы мне, увы мне! Плачу горько по отце, а еще горше плачу и горюю по тебе, брат и господин мой, Борис. Как пронзен был, как без жалости убит, как не от врага, но от своего брата смерть воспринял? Увы мне! Лучше бы мне умереть с тобою, нежели одинокому и осиротевшему без тебя жить на этом свете. Я-то думал, что скоро увижу лицо твое ангельское, а вот какая беда постигла меня, лучше бы мне с тобой умереть, господин мой! Что же я буду делать теперь, несчастный, лишенный твоей доброты и многомудрия отца моего? О милый мой брат и господин! Если твои молитвы доходят до Господа, — помолись о моей печали, чтобы и я сподобился такое же мучение восприять и быть с тобою, а не на этом суетном свете".»

Сожаления Глеба в этом эпизоде вполне соответствуют сожалению Алексея о смерти Андрея, когда он ещё не знал, что брат выживет.

«И когда он так стенал и плакал, орошая слезами землю и призывая Бога с частыми вздохами, внезапно появились посланные Святополком злые слуги его, безжалостные кровопийцы, лютые братоненавистники с душою свирепых зверей. Святой же плыл в это время в ладье, и они встретили его в устье Смядыни.»

Глеб начал умолять злодеев не трогать его, но напрасно.

«И говорил, плача: "Василий, Василий, отец мой и господин! Преклони слух свой и услышь глас мой, посмотри и узри случившееся с сыном твоим, как ни за что убивают меня. Увы мне, увы мне! Услышь, небо, и внемли, земля! И ты, Борис брат, услышь глас мой. Отца моего Василия призвал, и не внял он мне, неужели и ты не хочешь услышать меня? Погляди на скорбь сердца моего и боль души моей, погляди на потоки слез моих, текущих как река! И никто не внемлет мне, но ты помяни меня и помолись обо мне перед Владыкой всех, ибо ты угоден ему и предстоишь пред престолом его»".»

Андрей во время казни так же ожидал спасения от своего отца и брата. Обращение к отцу, как к Василию, означает не его имя при крещении, а звание Василевса – царствующего лица.

«Потом взглянул на убийц и промолвил жалобным и прерывающимся голосом: "Раз уж начали, приступивши, свершите то, на что посланы!"»

Повторение фразы, сказанной Борисом в аналогичной ситуации, напоминает нам о том, что это жанр сказки или мифа.

«Тогда окаянный Горясер приказал зарезать его без промедления. Повар же Глебов, по имени Торчин, взял нож и, схватив блаженного, заклал его, как агнца непорочного и невинного, месяца сентября в 5-й день, в понедельник.»

Имя Святополка никак не соответствует его злодействам. Другое дело Горясер – исполнитель его воли. Во время нападения на Андрея Боголюбского, он поминает Горясера. Это создает связь между событиями.
Заклание агнца – ещё одна аналогия со смертью Христа. Ягненок стал символом Христа, как принесенного в жертву.
Бориса убили 24 июля, а Глеба 5 сентября. Какая точность при полном отсутствии прочих подробностей биографий братьев!

«Когда убили Глеба, то бросили его в пустынном месте меж двух колод. Но Господь, не оставляющий своих рабов, как сказал Давид, "хранит все кости их, и ни одна из них не сокрушится".»

Царь Давид, как уже стало ясно, ещё один дубль Андрея во время правления в Ромейской державе. Упоминание его в повести не случайно. Здесь просматривается намерение разделить образы Андрея на разных лиц.

«И этого святого, лежавшего долгое время, не оставил Бог в неведении и небрежении, но сохранил невредимым и явлениями ознаменовал: проходившие мимо этого места купцы, охотники и пастухи иногда видели огненный столп, иногда горящие свечи или слышали ангельское пение.»

Долгое лежание относится к Андрею Боголюбскому, которого похоронили только на 6-ой день. А вот Алексей, как прообраз Глеба, остался "невредимым" и продолжил свою святую деятельность по просвещению человечества.

«И ни единому, видевшему и слышавшему это, не пришло на ум поискать тело святого, пока Ярослав, не стерпев сего злого убийства, не двинулся на братоубийцу окаянного Святополка и не начал с ним жестоко воевать. И всегда соизволением Божьим и помощью святых побеждал в битвах Ярослав, а окаянный бывал посрамлен и возвращался побежденным.»

В Сказании имеется ввиду Ярослав, брат Бориса и Глеба. Введение одинаковых имен делалось специально для нашего заблуждения. Но в то же время дается подсказка, что убийцу наказывает отец ББ, и становится царем в Киеве, то есть в Царьграде.

«И вот однажды этот треклятый пришел со множеством печенегов, и Ярослав, собрав войско, вышел навстречу ему на Альту и стал в том месте, где был убит святой Борис. И, воздев руки к небу, сказал: "Кровь брата моего, как прежде Авелева, вопиет к тебе, Владыка. И ты отомсти за него и, как братоубийцу Каина, повергни Святополка в ужас и трепет. Молю тебя, Господи, — да воздается ему за это".»

Печенеги по желанию мифотворцев выступают то на одной, то на другой стороне воюющих.
Снова упоминается история Каина и Авеля, основанная на жизни ББ.
Альта – это может быть Альпы? Ярослав воевал против "Ирода" в Альпах?

«После этих слов сошлись противники друг с другом, и покрылось поле Альтское множеством воинов. И на восходе солнца вступили в бой, и была сеча зла, трижды вступали в схватку и так бились целый день, и лишь к вечеру одолел Ярослав, а окаянный Святополк обратился в бегство. И обуяло его безумие, и так ослабели суставы его, что не мог сидеть на коне, и несли его на носилках. Прибежали с ним к Берестью. Он же говорит: "Бежим, ведь гонятся за нами! " И послали разведать, и не было ни преследующих, ни едущих по следам его. А он, лежа в бессилии и приподнимаясь, восклицал: "Бежим дальше, гонятся! Горе мне!" Невыносимо ему было оставаться на одном месте, и пробежал он через Польскую землю, гонимый гневом Божьим.
И прибежал в пустынное место между Чехией и Польшей и тут бесчестно скончался. И принял отмщение от Господа: довел Святополка до гибели охвативший его недуг, и по смерти — муку вечную.»

Названия европейских стран говорят о времени написания Сказания, когда эти страны уже появились. География может оказаться верной. Из Альп "Святополк" бежал на восток, через земли современных Чехии и Польши.
Безумие князя – это безумие, приписываемое Андрею за нападение на Царьград.

«Вот Юлиан цесарь — пролил он много крови святых мучеников, и постигла его страшная и бесчеловечная смерть: неведомо кем пронзен был копьем в сердце. Так же и этот — неизвестно от кого бегая, позорной смертью скончался.»

А вот это место в Сказании – просто шедевр мифотворчества. Из одного реального человека делают образы святого и тирана и сталкивают их в придуманной истории. Юлий Цезарь – это ещё один образ, созданный на основе жизни Андрея. Но об этом в следующем исследовании.

«И вот что чудесно и дивно и памяти достойно: столько лет лежало тело святого Глеба и оставалось невредимым, не тронутым ни хищным зверем, ни червями, даже не почернело, как обычно случается с телами мертвых, но оставалось светлым и красивым, целым и благоуханным. Так Бог сохранил тело своего страстотерпца.»

Это ещё один намек, что второй брат остался живым.

«Так и этих святых поставил Бог светить в мире, многочисленными чудесами сиять в великой Русской земле, где многие страждущие исцеляются: слепые прозревают, хромые бегают быстрее серны, горбатые выпрямляются.»

Достижения Божественных Близнецов в развитии человечества в целом гораздо превышают исцеление убогих и больных.

«Не знаю поэтому, какую похвалу воздать вам, и недоумеваю, и не могу решить, что сказать? Нарек бы вас ангелами, ибо без промедления являетесь всем скорбящим, но жили вы на земле среди людей во плоти человеческой. Если же назову вас людьми, то ведь своими бесчисленными чудесами и помощью немощным превосходите вы разум человеческий. Провозглашу ли вас цесарями или князьями, но самых простых и смиренных людей превзошли вы своим смирением, это и привело вас в горние места и жилища.»

Популярность образов святых Бориса и Глеба можно объяснить только отражением в них величия Божественных Близнецов. Кто и когда их придумал? Может народ ещё помнил, о ком на самом деле шла речь?

У Андрея Боголюбского, в описании его убийства, упоминается меч Бориса, висевший на стене. Так это был его собственный меч со времен правления в Царьграде.

Вот, пожалуй, и всё о смерти великого человека, основателя древнего государства Русь.

Напоследок можно добавить ещё один пример аналогий образов Божественных Близнецов. В комментариях к статье «Юность Божественных Близнецов», где рассказывалось о Косьме и Дамиане, читательница приводит две иконы православных святых и в шутку просит найти «10 отличий».

Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 12. Современная икона «Святые Великомученики Борис и Глеб».
Князь Андрей Первозванный. Часть 5 lyanat
Рис. 13. Современная икона «Святые Бессребреники Косма и Дамиан».

Читательница оказалась права, но в то время эта информация не имела подтверждений. Отличие в образах на иконах есть. На первой иконе Бориса (Андрея) изображают с бородой, а Глеба (Алексея) - без. На второй Косьма (Алексей) с бородой, а Дамиан (Андрей) - без. Это ещё один пример перестановки образов ББ при создании разных мифов.

Статья серии Князь Андрей Первозванный<<<
Автор: lyanat, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.