Юность Божественных Близнецов

2167
Поцелуй. Жозефина Уолл

Жизнь Божественных Близнецов, детей Девы Марии, рассыпана бисером по мифам и легендам разных народов, как будто Мастер расколол их историю на мелкие кусочки и велел своим ученикам сложить из них свои версии жизни героев. Предлагаю нам вместе, набравшись внимания и терпения, пересмотреть знакомые истории и найти в них одинаковые и связующие элементы, чтобы в конце статьи восстановить картину жизни юных Близнецов.

Смерть учителя, молодого человека

Геракл не хотел убивать, он просто не соразмерил силу удара, и учитель упал, как оказалось, замертво. Да и причина то была пустяковая, из-за музыки. Но, когда в молодом теле кипит кровь, ум заливает ярость, рука сама вылетает вперед и… Все уже свершилось. На суде Гераклу удалось оправдаться тем, что не он напал первый, он защищался. Тем не менее, Амфитрион, опасаясь, что мальчик и дальше будет склонен к насилию, отправил его подальше к пастухам, где он оставался, пока ему не исполнилось восемнадцать лет. Такова греческая версия трагедии.

Амфитрион, отец близнецов, с детства обучал их управлять колесницей и хорошо проходить повороты. Лучшие учителя давали им уроки фехтования, учили оружейным приемам, тактике боя в пешем и конном строю, а также основам стратегии. Один из сыновей Гермеса учил их кулачному бою, сам Аполлон обучал их стрельбе из лука. Им преподавали литературу, музыку, астрономию и философию [1].

В индийском эпосе близнецы Кришна и Баларама (Баладева) проходили свое обучение в уединенной обители у мудрого брахмана.

Там они изучали «Веды, великое искусство рассуждения и убедительной речи, обычаи людские и законы, трудное умение управлять людьми и государством, защищать страну от вражеских набегов, карать преступных и нерадивых, награждать праведных и послушных. И вся ученость людская стала им подвластна» [2].

В награду за обучение брахман попросил Кришну и Баладеву вернуть к жизни его единственного сына, утонувшего в океане. Молодые люди отправились на поиски мальчика. Они нашли его в стране умерших – в царстве всемогущего Ямы. Кришна попросил бога Яму вернуть мальчика отцу. Тот с уважением выполнил просьбу Кришны.

В христианской традиции есть Евангелие детства Иисуса Христа от Фомы, не вошедшее в канонический состав Библии (Апокрифы древних христиан [3]). В нем описывается несколько случаев смерти и воскрешения детей и взрослых Иисусом, с пятилетнего возраста и до двенадцати лет. Иисус был вспыльчивым ребенком и в ярости проклинал своих обидчиков. Слова же его сбывались мгновенно. Но после добрых поступков людей, он всех прощал и воскрешал. Его пытались отдать учителям, чтобы научить грамоте и уважительному отношению к старшим. Но каждый раз получалась следующая подобная картина.

«И когда увидел Иосиф, сколь разумен мальчик и что Он растет и скоро достигнет зрелости, он снова решил, что Иисус должен научиться грамоте. И он взял Его и привел к другому учителю. И учитель сказал Иосифу, сначала я научу Его греческим буквам, потом еврейским. Ибо он знал о разумении мальчика и боялся Его. Все же учитель написал алфавит и долго спрашивал о нем. Но Он не давал ответа. И Иисус сказал учителю: если ты истинный учитель и хорошо знаешь буквы, скажи Мне, что такое альфа, и Я скажу тебе, что такое бета. И учитель рассердился и ударил Его по голове. И мальчик почувствовал боль и проклял его, и тот бездыханный упал на землю. А мальчик вернулся в дом Иосифа. И Иосиф был огорчен и сказал Его матери: не пускай Его за дверь, ибо каждый, кто вызывает Его гнев, умирает» [3].

Через некоторое время Иисуса взял к себе другой учитель, и отнесся к нему уважительно. Иисус был доволен и в радости воскресил предыдущего учителя.

Смерть и воскрешение

В приведенных историях присутствую три сюжетных элемента – обучение, смерть учителя или мальчика, воскрешение. Геракл тоже возвращает к жизни человека, но в другом мифе. Он описан в трагедии Еврипида «Алкеста» [4].

По дороге за кобылицами Диомеда Геракл заехал к другу – царю Адмету. Царь радушно принял дорогого гостя и не сказал ему о своем горе. Царю Адмету пришла пора умереть, но Аполлон сумел уговорить демона Смерти взять вместо царя кого-нибудь другого из его родственников. Ни его сыновья, ни его старые родители не согласились на это. Тогда жена Алкеста приняла решение умереть вместо него: «Но мне не надо жизни без Адмета с сиротами... и юности услад я не хочу, с тобой не разделенных...» Царь ощущает потерю своей жизни вместе с женой: «Тебя не станет... и я не жилец ведь, в тебе наша жизнь, наша смерть»… «О, если б Орфея мне слова и голос нежный, чтоб умолить я Персефону мог и, гимнами Аида услаждая, тебя вернуть» [4, с. 59- 63]. Но дата смерти назначена и ее момент уже близок.

Геракл прибыл в дом как раз в тот момент, когда Алкеста находится при смерти. Пока Геракл пировал, царица умирает. Царь находится в безутешном горе. За пиром Геракл узнает о горе в доме, ему становится стыдно, он поражен благородством и гостеприимством царя Адмета. Геракл сражается с демоном Смерти, отвоевывает Алкесту и возвращает ее царю.

В этом мифе к сюжетному элементу – смерти добавляется трагедия расставания двух любящих людей, их предназначенность смерти и возвращение к жизни. Еврипид из этой трагедии протягивает для нас связующую нить к мифу об Орфее.

Орфей и Эвридика

«Уйдя с головой в божественные звуки, юноша не замечал ничего вокруг. Он выливал из себя все, что его переполняло, не заботясь о слушателях. А их с каждым мгновением прибывало все больше и больше. Царственно прошагал лев и лег, склонив огромную голову на скрещенные лапы. Рядом с ним замер пугливый олень, закинув ветвистые рога. Тут же рядом с рысью пристроился заяц.
Музыканта звали Орфеем. Он любил юную Эвридику, и сила этой любви не имела себе равных. Однажды, гуляя с подружками по лугу, Эвридика нечаянно наступила на змею, которая ужалила ее в ногу. Вскрикнула Эвридика и упала на руки подбежавшим подругам. Лицо девушки побледнело. Ясный лоб покрылся испариной, закатились светлые очи» [5].

Эвридика умерла. Орфей очень тосковал по своей любимой и решил спуститься в подземный мир, чтобы вернуть Эвридику. Перевозчик душ Харон сначала не хотел пускать Орфея в Аид – царство мертвых. Тогда Орфей ударил по струнам и запел. Замер Харон, остановился на бегу свирепый трехголовый пес Цербер, даже умершие перестали чувствовать муки ада. Орфей пошел дальше.

«Вот и трон великих владык подземного мира Аида и Персефоны. Остановившись перед ними, запел Орфей лучшую из своих песен – песню о любви. И пока он пел, принесенная им веточка вербы распустилась. Из лопнувших почек показались зеленые листочки, напомнившие Персефоне луг под Энной, на котором она резвилась, не зная о предназначенной ей участи. Как упоителен запах свежей зелени, не ведающей смерти и тлена! Слезы навернулись на глаза владычицы».

Размягчилось и сердце владыки Аида. Тогда Орфей попросил его вернуть ему Эвридику. Аид согласился, но поставил условие: на обратном пути Орфей не должен оборачиваться назад до тех пор, пока Эвридика не выйдет на солнечный свет. Гермес привел Орфею Эвридику и они отправились в обратный путь.

«Гермес шел впереди. Орфей за ним. Уже забрезжил свет. Волнение охватило Орфея. Не отстала ли Эвридика с больной ногой? Не осталась ли в царстве мертвых? Замедлил движение герой. Прислушался. Но тени ходят беззвучно. До верхнего мира оставалось несколько шагов, но не выдержал Орфей и оглянулся. Он ничего не увидел, но уловил легкое дуновение. Аид отнял свой дар. И сам Орфей был тому виной.
Снова к Стиксу спустился Орфей, надеясь вновь умолить подземных богов. Но милость дается однажды. Не тронула песня слуха Харона. Лодочник словно оглох. Обливаясь слезами, забыв о пище, провел Орфей семь дней и ночей у безмолвной реки. И, ничего не добившись, вернулся на землю». Долго еще скитался по земле Орфей, распевая свои жалобные песни, не обращая внимания на радости жизни. Тогда разъяренные менады (музы) растерзали его и бросили в море. Голову его выбросило на остров Лесбос, ее подобрали и поместили в храм, где она еще долго пророчествовала людям» [5].

Ромео и Джульетта

Ромео не хотел убивать, он стремился остановить ссору, но из-под его руки был убит его лучший друг Меркуцио. И, вот тогда, кровь закипела, ярость затмила ум, стремительное движение оружия и … Молодой человек, брат Джульетты уже мертв. Суд постановил, ввиду того, что потери понесли обе стороны, Ромео – виновника последней смерти освободить от казни, но изгнать из города навечно.

Вы помните, что было дальше? Родители Джульетты, не зная о ее тайном браке с Ромео, готовят ее свадьбу с местным принцем. Джульетта обращается за помощью к священнику, у которого они с Ромео венчались. Священник дает ей яд, от которого она заснет так, что будет выглядеть умершей. Пока она спит он пошлет письмо Ромео, чтобы тот забрал ее из семейного склепа. Казалось, что все могло кончиться благополучно. Но, письмо опоздало, к Ромео приехал друг с горестной вестью о смерти Джульетты. Ромео возвращается в город, проникает в склеп. Не в силах вынести горя, он выпивает настоящий яд и умирает. Джульетта, проснувшись, видит рядом мертвого Ромео и закалывает себя его кинжалом. «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Вообще-то есть.

Лейла и Меджнун

Эти истории совпадают почти полностью, за исключением некоторых деталей. Можно сказать, что «Лейла и Меджнун» это восточная версия «Ромео и Джульетты». Но, скорее всего, была реальная трагедия, которая отразилась во всех приведенных легендах.

Есть несколько восточных вариантов изложения этой истории. Рассмотрим два из них. Это индийский вариант в фильме «Лейла и Меджнун» (1977 г.), наиболее близкий к «Ромео и Джульетте», и поэма азербайджанского поэта Низами Гянджеви «Лейли и Меджнун» [7].

Обе истории начинаются с того, что дети Лейла и Кейс учатся в школе, где они начинают дружить. Взаимное притяжение их настолько сильно, что это замечают окружающие, и молодые люди становятся объектом насмешек всего города. Их родители враждуют между собой, они разделяют детей и не позволяют им встречаться. По индийской версии, родители юноши переезжают в другой город. Через несколько лет молодые люди случайно встречаются и влюбляются вновь.

«Порой любовь — беспечная игра,
Вмиг промелькнет, как юности пора.
Но есть любовь — залог предвечных благ,
Влюбленных не отпустит ни на шаг.
Не превозмочь ее, не одолеть,
Она в бессмертье простирает ветвь.
Меджнун возвел любовь на пьедестал,
Он суть любви единственной познал» [7, далее все стихи взяты из поэмы Низами].

Они собираются тайно пожениться, но брат Лейлы прерывает церемонию, жестоко избивает Кейса и бросает его в пустыне. Кейс долго бродил по пустыне, пока его не подобрали разбойники.

«Я раб любви, любовь в моей крови,
Отдам я душу за кольцо любви.
Мне говорят: «Чтоб в счастье пребывать,
Забудь любовь, спеши ее предать».
В одной любви источник сил моих,
Умрет любовь — и я погибну в миг.
Любовь мое пронзила естество,
Служить ей — назначение его.
Сердца, где не нашла любовь приют,
Пусть не стучат и от тоски умрут.
О повелитель сущего, аллах,
Я умоляю, распростертый в прах:
В твоей я власти, дух мой умертви,
Но только не лишай меня любви!»

Тем временем, отец Кейса, потеряв сына, приходит в город своего врага и требует вернуть ему сына. Брат Лейлы прогоняет его. Оскорбленный отец вынимает меч. Брат Лейлы, защищаясь, убивает старика. В этот момент появляется Кейс, видит умирающего отца, разъяренный бросается на брата Лейлы и убивает его. Суд города в лице Шахиншаха решает не приговаривать его к смерти, так как он мстил за смерть отца в состоянии аффекта, а навечно изгнать из города. Если же он вернется, побить его камнями, и потом казнить.

Далее наступает период, когда безумный Кейс блуждает по пустыне, тоскуя о Лейле, слагая стихи и распевая их в одиночестве. Кейс получает имя сумасшедшего – Меджнуна. Он пытался вернуться в город, но был побит камнями. Лейла спасла его от казни и уговорила, ценой своей жизни, покинуть город.

Красота Лейлы привлекала к ней многих женихов. Родители решили выдать ее замуж за знатного араба. Лейле пригрозили смертью Кейса, если она откажется, и ей пришлось согласиться. Состоялась свадьба. Муж увозит Лейлу к себе в княжество. Лейла рассказывает ему свою тайну. Муж из благородства соглашается не трогать ее, пока она сама не придет к нему. Но красота Лейлы затмевает его разум. Тогда Лейла выпивает яд. Врач спасает девушку, но она еле жива. Меджнун узнает о болезни Лейлы, приходит к дворцу и поет под окнами. Лейла услышала его, узнала, она оживает и выходит к нему на встречу. Разъяренный муж приказывает наказать его плетьми. Лейла молит Бога о чуде, которое могло бы их спасти. Каждый удар плетью по спине Меджнуна проявился кровавыми ранами на спине Лейлы. Князь, пораженный чудом, поверил в их любовь и заступничество Бога за них. Он решает дать Лейле развод и соединить влюбленных. В этот момент появляются разбойники, у которых свои счеты с князем. Они ранят князя и похищают Лейлу. Меджнун бросается в погоню. Он догоняет разбойников. Смертельно раненные влюбленные умирают в объятиях друг друга.

Печальная история имеет общие элементы с греческими мифами и добавляет новые:
– история начинается в период обучения молодежи;
– имеет место женитьба влюбленных, но тайная и не состоявшаяся;
– происходит непреднамеренная гибель молодого человека;
– влюбленного героя изгоняют из города;
– мнимая смерть девушки;
– реальная смерть обоих влюбленных.

По версии Низами Гянджеви родители юноши посватались к родителям Лейлы, но получили оскорбительный отказ, основанный на том, молодой человек сошел с ума. Не имея возможности видеть свою возлюбленную, Кейс уходит в пустыню, где его никто не беспокоит и открыто выражает там свои чувства через стихи и песни. Его ничто и никто не интересует, кроме его возлюбленной Лейлы. Все сочли его сумасшедшим и прозвали Меджнун. Отец пытался вернуть сына домой, но безуспешно.

«Лейли — моя душа, пока дышу,
Оставь мне душу, об одном прошу!»
Когда Меджнун все это произнес,
То не сдержал отец потока слез.
Над жизнью сына плакал дорогой,
А сын лежал беспомощный, нагой.
Но все ж родитель, многотерпелив,
Вернул его, друзьям препоручив.
А тот безумец, в дом придя едва,
Сносил, как муку, добрые слова.
Он как в застенке дома жил три дня,
От состраданья плакала родня.
И в нестерпимом приступе тоски
Меджнун бежал в пустынные пески.
Отринув все, чем прежде дорожил,
В страданьях умирал, скорей, чем жил».

Как-то раз, его в пустыне находит князь дикого края Науфал. Проникшись горем юноши, он предлагает ему помощь. Обещая ценой своей чести доставить Меджнуну его возлюбленную, Науфал организует военный поход против племя Лейлы. Он требует выдать ему Лейлу, чтобы отдать ее в жены Меджнуну. Происходят кровопролитные битвы, в которых Меджнун мешает обеим сторонам, так как ему, с одной стороны, больно видеть, как гибнут родичи Лейлы, а с другой – он упрекает друга в том, что тот не выполняет своего обещания. Военные действия из этой поэмы, не повторяются ни в каких других легендах, и являются, скорее всего, восточным преувеличением событий, а именно гибели людей в обоих кланах. В конце концов, обе стороны приходят к необходимости перемирия. Отец Лейлы уже готов отдать ее врагу, только, чтобы не гибли соплеменники. Но он ставит одно условие: делай с ней, что хочешь, хоть убей, но не отдавай замуж за этого сумасшедшего. В результате девушка остается у родителей, а Науфал возвращается ни с чем. Меджнун снова уходит в пустыню.

«Без пищи и воды, полуживой,
Кореньями питался и травой.
Среди зверей, их дружбой дорожа,
Нашла покой мятежная душа.
И звери шли к нему издалека,
Служа ему, как верные войска.
Рога и обнаженные клыки
Надежнее, чем воинов клинки.
Звериный лагерь вкруг него залег
И жизнь его заботливо берег».
«В пустыне звери бросили вражду,
Живя отныне в мире и в ладу.
Средь хищников Меджнун, оставя страх,
Царил как полновластный падишах.
А между тем молва прошла окрест,
И люди опасались этих мест.
Ведь если б враг пришел сюда со злом,
То был бы вмиг наказан поделом.
Но отступал зверей ворчащий круг,
Когда являлся настоящий друг.
Покорны мановению руки,
Вмиг убирались когти и клыки».

Меджнуна иногда навещали друзья и родственники. Дядя раз в месяц приносил ему еду и одежду, но Меджнун отказывался от дорогой одежды, а еду раздавал зверям. Друзья смогли обеспечить тайную переписку между влюбленными. Кроме искреннего сочувствия у друзей была своя заинтересованность. Они бережно собирали и записывали стихи, которые лились из уст Меджнуна, и которые писала ему в ответ Лейла. Эти стихи друзья читали в городах и селах. Поэтому все люди в округе знали о несчастной любви Лейлы и Меджнуна.

Если Меджнун, в своей преданности любви, отказался от всех условностей общества, то Лейла, испытывая столь же сильную любовь, не могла перешагнуть через понятия чести своей семьи и покорности родительской воли. Она страдала молча, скрывая свои чувства, внешне пытаясь вести себя, как обычно. «Страданье, что пришлось ей испытать, Само не в состоянье сострадать». Родители решили выдать ее замуж за богатого араба Ибн Салама. Свадьба состоялась, что принесло дополнительные душевные муки Меджнуну. Так же, как в индийской версии, Лейла не подпустила к себе мужа, а он из благородства никогда не пересекал запретной черты. Прошло достаточно много времени. Меджнун настолько возвысился в своем духовном совершенстве, что люди стали приходить к нему не только за стихами, но и за мудрыми советами и знаниями.

«Меджнун не тем был, не подумай, нет,
Из тех безумцев, кто, заполнив свет,
Не ведают молитвы и поста,
Чей разум темен и душа пуста.
Он, избранный, был с детства приобщен
К законам мирозданья и времен.
Как истинный провидец-звездочет,
Он тайны знаков знал наперечет.
Был златоустом, и его строка
Слова низала, словно жемчуга.
Столь дивные стихи — всяк должен знать —
Мог только светлый разум создавать.
В сем бренном мире, полном суеты,
Сам следуя дорогой доброты,
Конец земного он умом постиг
И горечью наполнил каждый стих.
Такую боль пришлось ему терпеть,
Что много легче было умереть.

Просил он легкой смерти, но она
Была ему судьбой не суждена.
Кто трудно жил в обители земной,
Мучительно уходит в мир иной.
Но до того, как скажет смерть: «Пора!» —
Меджнун по жизни шел стезей добра.
Чтоб ангел смерти, вставший за дверьми,
Сказав: «Дай душу!» — услыхал: «Возьми!»

Муж Лейлы Ибн Салам так и не дождавшись ответных чувств, истаял в тоске и умер. Еще два долгих года Лейла соблюдала траур, и только потом велела найти и привести в ее шатер Меджнуна. Друзья нашли Меджнуна и привезли его в окружении верного звериного воинства. Влюбленные наконец-то встретились. От избытка чувств они лишаются сознания. Друзья и звери охраняют их покой.

«Когда сбылись запретные мечты
И для меня доступной стала ты,
И я достиг желанного порог,
То я в бессилье жалком изнемог.
Ты — дивная, теперь в моих руках,
Но поздно, в ожиданье я зачах».

Пережив восторг встречи, Меджнун через некоторое время понял, что он уже не может жить в человеческих условиях, ему невыносимо в них. Все его естество тянуло его обратно в пустыню, и он снова уходит.

«И упоенно, счастьем окрылен,
Слагал касыды о свиданье он.
Всей силой чувства, глубиной любви
Переполнял двустишия свои.
Для Зейда, что записывал их сам,
Был каждый бейт ценнее, чем бальзам».
Через некоторое время Лейла умирает.
«Когда до Кейса весть дойти смогла,
Что нет луны и мир покрыла мгла,
Он зарыдал мучительно, навзрыд,
Но есть ли тот, кого беда щадит?

Все горькие слова он исчерпал,
И сетовал, и плакал, и стенал.
...
Тоскующий, от слез изнеможен,
С трудом огромным шаг направил он,
Неудержимо, как поток речной,
К могиле заповедной и родной.
И, руки распластав, на холм он лег,
Лобзая солнцем выжженный песок.
Бесплотный, словно тень и легкий прах,
На жизнь свою он сетовал в слезах.
И только звери рыскали кругом,
Печалуясь о друге дорогом,
Вплотную подойдя к тому холму,
Не подпуская никого к нему.
И люди, проходившие окрест,
С опаской избегали этих мест.
...
С могилы слезных глаз не отводил,
Вставал, кружился, чтоб упасть без сил
...
Последняя страница прочтена
Той книги жизни, что нам всем дана».

Целый год звери никого не подпускали к могиле Лейлы. И только через год, когда звери разошлись, люди смогли похоронить то, что осталось от Меджнуна, рядом с Лейли.

Образ Меджнуна Косматого

Какое странное труднопроизносимое имя у героя поэмы – Меджнун. Разгадать его помогает образ человека, безумно скитающегося по пустыне без крова и пищи. Заросший, лохматый, в драной одежде, он похож на медведя. Медведь – мед ведает – мед знает. Звуки «з» и «ж» даже в русском языке иногда заменяют друг друга, а при переходе в другой язык это обычное дело. Получилось, что медведь – это тот, кто мед жнает. К тому же на хинди глагол «знать» будет «джанна». Имя Меджнун – это Медведь. Кстати, слово легче произносится, когда знаешь, из чего оно состоит. Значение имени Меджнун, как «сумасшедший», появилось, скорее всего, позже, после распространения этой легенды.

Юность Божественных Близнецов lyanat
Индийский фильм «Лейла и Меджнун», 1977 г. В роли Меджнуна – Риши Капур.

Разве медведи живут в пустыне? Им для проживания необходим обширный ареал глухой тайги. Откуда тогда взялось такое сравнение с медведем? Может, происходило это вовсе не в пустыне, а в местах, где есть лес? В русском языке есть еще одно значение слова «пустыня». В словаре Даля «Пустыня, пустынь – это уединенная обитель, одинокое жилье, лачуга отшельника, одинокого богомольца, уклонившегося от сует. Пустынный – безлюдный, отшельный, одинокий» [6]. Уйти в пустыню в те далекие времена означало пойти туда, где нет людей, а не растительности. Старцы-пустынники жили в скитах глубоко в лесу, далеко от мирских людей, чтобы без помех сосредоточится на своей духовной жизни.

Пустынный период жизни Меджнуна совпадает по качеству с лесной жизнью Орфея. Оба страдают от разлуки с любимой, сочиняют стихи и поют, дружат со зверями. Оба возвышают свою любовь до божественного уровня, любовь побеждает смерть и перешагивает ее порог. В индуизме олицетворением чистой возвышенной божественной любви становятся отношения юных Радхи и Кришны. Христианская традиция обделила Иисуса любовью к женщине, но факт его посещения ада для того, чтобы спасти грешников, остался.

Теперь, после выявления основных сюжетных элементов, можно раскрыть тайну сумасшествия Геракла. В предыдущей статье « Детство Божественных Близнецов» эта тема была затронута в связи с темой избиения младенцев. Мифы сообщают следующее. Гера, обеспокоенная выходками Геракла, наслала на него безумие. В приступе бешенства он убивает своих детей и жену. Когда к Гераклу возвращается разум, он приходит в ужас от содеянного. В отчаянии он отправляется в Дельфы к жрице, чтобы узнать, как ему жить дальше [1]. В этом мифе тесно переплелись элементы избиения младенцев сразу после их рождения, случайное убийство мальчика во время обучения, смерть любимой, сумасшествие от разлуки с любимой и уход в пустынь к отшельникам, в данном случае к жрице. Геракл не убивал ни своих детей, ни своей любимой. Ромео и Орфей не убивали своих возлюбленных, но были косвенно виноваты в их смерти. Геракл не имел приступов безумия, но, как Меджнун сходил с ума от разлуки с любимой.

Русская Снегурочка

А что же на Руси? Божественная история любви, произошедшая на берегах Волги, разошлась по окраинам великой империи и расцвела там пышным цветом. Что осталось на Руси после ее идеологической обработки? Опера Римского- Корсакова «Снегурочка».

Бытовые любовные отношения. Ромео до встречи с Джульеттой любил Розалину. Лель – герой-персонаж «Снегурочки» любил Купаву. Когда он встретил девушку Снегурочку, которая была красивее его прежней подруги, он полюбил ее. Но Снегурочка, как порождение Зимы, не знала, что такое любовь. Ей просто нравилось и льстило внимание всеми обожаемого Леля. Лель предпочел земную, но горячую любовь Купавы. Обиженная Снегурочка, взмолилась своей матери Весне, чтобы та дала ей узнать настоящую любовь. Весна смогла даровать ей это чувство с условием, что она полюбит первого встречного и растает с первыми лучами солнца, упавшими на нее. Первым встречным оказался Мизгирь, торговый гость. Он уже давно влюблен в Снегурочку, но она отказывала ему, так как считала Леля своим другом. Мизгирь безумно шатается по лесу в поисках Снегурочки и, наконец, находит ее. Он не знал условий Весны и не уберег Снегурочку от солнца, наоборот, он повел ее к людям и к Яриле-солнцу, чтобы доказать чистоту своих чувств. Снегурочка тает в его руках. Безутешный Мизгирь умирает от горя. В образе Мизгиря соединились два персонажа: безумный Меджнун, изгнанный и скитающийся в лесу, и муж Лейлы, умерший раньше ее. Мимоходом в опере, еще раз унижена Елена Прекрасная, выставленная неверной женой. Она влюбляется в Леля и преследует его.

Даже с таким сюжетом опера Римского-Корсакова стала классическим произведением благодаря музыке, но не получила известности «Ромео и Джульетты».

Выбор пути

Во времена юности близнецов произошло еще одно событие, отразившееся в разных легендах. Есть два взгляда на эту историю, положительный и отрицательный, так же как на историю Богородицы. В одних легендах она – непорочная Дева Мария, в других – неверная жена Елена Прекрасная. Все зависит от того, кто передает историю, враги или друзья.

Отрицательная версия в индийской мифологии такова:

У Бога богатства Куберы было два сына Налакубара и Манигрива. Им были доступны все возможные наслаждения. Однажды они после обильного возлияния купались в водоеме с девушками. «Двое сыновей Куберы наслаждались с юными девами, подобно двум слонам, играющим в воде со слонихами» [8]. Мимо проходил Нарада, он увидел их и остановился. Застыдившиеся девушки оделись, «но двое сыновей Куберы не сделали этого: они остались обнаженными, не обращая внимания на Нараду». Мудрец, «увидев двоих сыновей полубогов голыми и одурманенными богатством и почетом, решил наложить на них особое проклятие». Он превратил их в два дерева до тех пор, пока их через много сотен лет не коснется Кришна. Эти два дерева росли в саду приемных родителей Кришны Махараджи Нанду и матушки Яшоды. Однажды Яшода привязала маленького Кришну к ступе за непослушание и ушла. Привязанный Кришна начал бродить по двору, задел ступой за деревья, и они упали со страшным грохотом. «И тотчас перед Кришной появились два блистающих неземной красотой мужа» [2], и рассказали свою печальную историю.

В индуизме этих двух братьев близнецов зовут Ашвинами – богами утренней и вечерней зари.

В положительном аспекте эта же история выглядит так.

«И вот однажды на рассвете к берегу великой реки пришел со своими друзьями Кришна, которому очень хотелось увидеть, как девушки водят хороводы в чистой реке Ямуне и совершают поклонение Махадеви. Когда девушки, оставив на берегу свои одежды, погрузились в воду и стали играть и водить свои хороводы, воспевая великую Махадеви, Кришна вышел украдкой из лесной чащи, забрал девичьи наряды, залез на дерево, уселся на ветвях удобно и, смеясь, окликнул влюбленных в него пастушек» [2]. Девушки стали жалобно просить вернуть им свои одежды, ведь они и так любят его и повинуются ему, как его рабыни. Кришна ответил им: «Если вы молвили правду и готовы повиноваться мне, как рабыни, то вы, ясноглазые, немедля выйдете из воды и возьмете у меня свои одежды. Если же вы сказали неправду, то можете искать защиты у Нанды. Мне мой господин и отец не страшен». Девушкам пришлось выйти из воды. «Теперь хитроумный сын Яшоды мог вдоволь любоваться ничем не прикрытой красотой пастушек. И действительно, созерцание их целомудренной наготы порадовало Кришну, и он вернул юным девам их наряды. Пастушки были, воистину, счастливы, что их любимый, прекрасный сын Яшоды, говорил с ними, улыбался им и ласкал их взглядом, и не осталось у них на него обиды за то, что он похитил у них одежды и заставил зябнуть в стылых водах реки Ямуны. Их души были полны нежности и любви к Кришне, и сердца их принадлежали ему всецело».

Ведь Кришна был для них Богом.

Эта история имеет своеобразное отражение в христианской традиции в повести о Варлааме и Иоасафе.

«… у индийского царя Абеннера был сын Иоасаф; царь хотел воспитать сына вдали от всех земных забот и мелочей и в неведении смерти, но это ему не удалось; явился к Иоасафу благочестивый отшельник Варлаам, наставлял его с помощью целого ряда притч и наконец тайно окрестил. Иоасаф, сделавшись царем, ввел христианство в стране, а затем удалился в пустыню к Варлааму, где и умер» [11, с.527] .

В статье отмечается сходство жизни Иоасафа с началом жизни Будды, и предполагается, что она была взята из индийских источников, и затем подвергнута христианской обработке.

Отец царевича Абеннер старался различными средствами отвратить его от христианства, он обратился к волшебнику Теудасу, который взялся при помощи подвластных ему демонов вернуть Иоасафа в язычество. По его совету царевича окружили женским персоналом, состоявшим из отборных красавиц, с целью возбудить в нем страсти. Но царевич, прибегнув к молитве и посту, избежал искушений; демоны были посрамлены, и сам Теудас принял христианство» [из Иоанна Дамаскина «Житие»]. Далее жизнь Иоасафа развивается по сюжету Меджнуна. Царевич уходит в пустынь, где ведет аскетический образ жизни и молится. «Он пробыл в пустыне 35 лет, отошел ко Господу, достигнув шестидесятилетия».

Какое хитрое сплетение сюжетов: царские сыновья в индийском эпосе и царевич Иоасафат в русской христианской традиции; искушение богатством и отказ от него; уход в пустыню и возвращение к истории Меджнуна. Кажется, что сюжеты мифов расходятся, но они петляют и снова встречаются.

В греческой мифологии, рассматриваемый сюжет отразился как выбор пути Гераклом.

«Однажды, став взрослым, Геракл уходит из дома, чтобы поразмыслить о дальнейшем образе жизни. На пути ему встречаются две женщины. Обе высокого роста. Одна, более красивая, оказалась Добродетелью, с величественным лицом, полным достоинства, со скромным взглядом, вся в белом. Другая, Нега, со смелым взглядом и в великолепном платье. Каждая из них старалась завоевать расположение Геракла, обещая ему всевозможные блага. Одна объявила, что поможет ему выходить с честью из любых испытаний, которые могут встретиться в жизни; другая – избежать бед, сражений. Геракл предпочел Добродетель» [9].

Различение близнецов

Пришло время разделить близнецов по их характеру и способностям. В предыдущей статье говорилось, что люди считали одного из близнецов сыном бога – Алексеем, а другого сыном человека – Андреем. Близнецы были очень красивы. Своей красотой они привлекали внимание окружающих. В ипостаси Геракла они к восемнадцати годам значительно превосходили сверстников ростом, силой и храбростью. В образе Аполлона они стали символом мужской красоты. Андрей больше предрасположен к физическим занятиям, военному искусству. Хотя молодые люди воспитывались вместе и одинаково хорошо владели оружием. Аполлона часто изображают с луком, как непревзойденного по меткости стрелка. Алексей был более расположен к умственным наукам и обладал талантом в музыке. Хотя Андрей тоже любил музыку и пробовал музицировать, но не так успешно. Аполлон, Геракл и Кришна – это сборные образы братьев, в которых преобладают качества Андрея – воина. А вот Гермес, Орфей, Ромео, Меджнун, Иоасаф, Иисус – это отражение Алексея – учителя.

Кузьма и Демьян

Из рассмотренных мифов мы получаем одну важную деталь. Это образ человека, одетого в шкуру животного, или в старую разодранную одежду, косматого и неухоженного. Таким был Алексей в пору своего отшельничества. Потом этот образ позволил совместить его с образом Иоанна Крестителя, тоже одетого в овечью шкуру и живущего в пустыне. Это отождествление было ошибочным или преднамеренным. Не забывая об этом, мы все-таки будем руководствоваться образом косматого человека, одетого в звериную шкуру, как ниточкой ведущей нас к другим мифам. Этот образ дал Алексею имя – Косматый – Косма – Козьма – Кузьма и привел нас к двум христианским святым – Косме и Домиану.

Косма́ и Дамиа́н, в русской традиции известные как Кузьма и Демьян — братья, святые-бессребреники, врачеватели и чудотворцы. О них существует несколько легенд, привязанных к разным местностям. Христианские теологи настаивают на различии этих персонажей. Но, скорее всего, братья врачеватели ходили по разным землям и везде оставляли свой след чудесным исцелением различных больных.

«Согласно легенде, родом они были из Малой Азии; их отец-язычник умер, когда они были еще детьми, и мать, христианка, воспитала их в христианском благочестии. Когда братья выросли, они получили хорошее образование и стали искусными врачами, лечили даже животных, и при этом за исцеление никогда не брали никакой платы. Слава о братьях гремела по всей округе, и в народе их называли «бессребрениками» [10, с. 306].

Более подробных данных об их происхождении нет так же, как и о конце их жизни, хотя в некоторых житиях им приписывается смерть мучеников за христианство. Это можно объяснить существованием определенного канона описания жития святых, где мучительная смерть является необходимым элементом. Очень похоже на то, что жизнь братьев-лекарей, это отдельно существующий эпизод из чьей- то жизни.

Имя Дамиан созвучно с Диамант – устаревшее название алмаза или адамант- бриллиант. Есть еще имя Радамант, которым звали сына Зевса и Европы. Радамант прославился своей справедливостью, он был одним из судей в загробном мире [9]. В мифах, тяготеющих к истории, он известен тем, что объединил города Крита и дал им законы. Эти характеристики делают его одним из дубликатов близнецов. Их законодательная деятельность будет рассмотрена в другой статье.

В греческой мифологии есть великий врач Асклепий или Эскулап. Его появление на свет сопровождалось теми же обстоятельствами, что и рождение Близнецов: двойное зачатие, кесарево сечение, смерть матери, вскармливание его собакой и козой, воспитание среди пастухов. Отцом Асклепия считался Аполлон, а матерью была царевна Кронида. Асклепий научился искусству врачевания от Аполлона и Хирона и достиг такого мастерства в хирургии и использовании лекарств, что ему стали поклоняться как основателю медицины. Он мог не только лечить больных, но возвращать к жизни мертвых. Говорят, что царь подземного мира Плутон пожаловался Зевсу, что Асклепий отбирает у него подданных. Тогда Зевс в гневе убивает молнией врача и пациента. Но через некоторое время Зевс вернул Асклепия к жизни [1].

Вот и элемент смерти – посещения загробного мира, и чудесного воскрешения. А может быть, попытка воскрешения была всего одна, наиболее точно отраженная в истории Орфея, а остальные случаи размножились со временем. Из этого мифа видим, что обстоятельства жизни Асклепия ставят его в один ряд с другими дубликатами Близнецов.

Есть много икон, изображающих святых бессребреников Косму и Дамиана. На одних иконах они одного возраста и похожи, на других Косма с бородой и выглядит старше, может быть за счет бороды или перенесенных страданий. Есть иконы, на которых они изображены уже седыми бородатыми старцами. Но есть и такие, которые удовлетворяют нашим условиям: двое молодых людей, один из которых с бородой – Косма и другой без бороды – Дамиан.

Юность Божественных Близнецов lyanat
Икона. Бессребреники Косма и Дамиан

На основании созвучия имен, того, что они были братьями и, судя по иконам, близнецами, а так же их чудес исцеления больных, можно предположить, что это были наши Божественные Близнецы.

Косма и Дамиан чрезвычайно почитались на Руси. При этом в народном представлении, Кузьма и Демьян нередко сливались в единый образ Кузьмы- Демьяна, Кузьмодемьяна, Божьего Коваля. Мастера кузнечные считали их своими патронами и потому считали грехом работать в своих мастерских в день памяти святых. По народному представлению, эти святые сами занимаются кузнечным делом: между прочим, они куют плуги и раздают их людям для возделывания земли. Народные загадки кованую железную цепь называют Кузьмою: «Узловат Кузьма, развязать нельзя». Эта загадка, очень кстати, связывает название кузнечного дела с именем Кузьма. Ведь мастерская называется кузница, а не ковальня.

В русской традиции святые Кузьма и Демьян «ковали» свадьбу и брак, и в свадебных песнях к ним обращались с просьбой «сковать свадьбу крепкую» и «случить молодых». Этот штрих в характеристике Кузьмы и Демьяна хорошо ложиться в нашу картину воссоединения влюбленных. Может быть, так в народной памяти оставила свой след история разлученных Ромео и Джульетты, попытка их соединения. Вполне возможно, что первый свадебный обряд в народе ввели Кузьма и Демьян.

Еще на Руси «молились святым Косме и Дамиану о прозрении разума к учению грамоте. В одном азбуковнике XVII в. имеется прямое замечание:

«Есть обычай многим учащимся совершати молебная святым бессребреникам Косме и Дамиану». Известно, что и греки почитали святых Косму и Дамиана помощниками в книжном учении».

Связь святых Космы и Дамиана с учебой, может говорить нам о том, что они были молоды и сами еще находились на обучении. Вполне возможно, что, пройдя курс обучения медицине, они отправились практиковать свои знания, чтобы подтвердить свой статус закончивших образование. Когда практика закончилась, братья исчезли из поля зрения народа как лекари-бессребреники, но появились, уже как зрелые люди, в других своих качествах. Это могло быть воспринято, как мнимая смерь Асклепия и его воскрешение.

Согласно одной народной легенде,

«святые Косма и Дамиан были простыми работниками, которые охотнее всего нанимались молотить, но при этом никогда и ни с кого не требовали платы, а просили лишь, чтобы хозяева вволю кормили их кашей».

Эти факты из жизни братьев показывают их глубокую связь с русским народом. Они жили среди простых людей, помогали им, чем могли, обучали их ремеслам и участвовали в молодежных играх. Об этом говорят многие обряды и традиции, связанные с именами Кузьма и Демьян и приуроченные ко дню их поминовения – 1 (14) ноября [10, с. 614]. Более того, в России осталось несколько мест, носящих имена братьев, слитых в одно, - Козмодемьянск. По данным Википедии, на территории России стоит 37 храмов, посвященных Косме и Дамиану, и 7 храмов в других странах.

Делаем вывод: Божественные Близнецы, жили и учились на территории России, в тех местах, которые до сих пор носят их имена: Козьмодемьянск — город на Волге в республике Марий Эл, Козьмодемьянск — посёлок в Ярославской области, Козьмодемьянск (современные Ростоши).

Краткое описание событий юности Близнецов

Алексей и Андрей жили в приемных семьях в сельской местности в районе реки Волги, но образование им давали царское. К ним были приставлены учителя, которые обучали их всем наукам и искусствам. Во время учебы Алексей влюбляется в юную девушку из знатной семьи. Молодые люди очень сильно привязываются друг к другу. Они решают тайно пожениться, потому что недоброжелательные отношения между их семьями не позволяют сделать это открыто. В результате драки между молодежью враждебных семей погибает друг Алексея. В ярости Алексей убивает виновника – брата девушки. Царь приговаривает Алексея к ссылке в пустынь. Юный Алексей сильно страдает от разлуки с любимой, доходит до состояния безумия. Весь его ум сосредоточен только на любимой. Свои чувства он изливает в стихах и музыке. Жизненные потребности его сводятся к минимуму, он ведет полностью аскетический образ жизни, становится похож на медведя. Лесные звери становятся его друзьями. В это время он достигает просветления, становится мудрецом. Родители девушки собираются выдать ее замуж за знатного человека. Девушка не выносит этого и умирает. Алексей пытается вернуть ее к жизни с помощью полученных знаний, даже посредством посещения загробного мира. Но операция не увенчалась успехом. Алексей от горя находится на грани смерти, но выживает. Через некоторое время Алексей возвращается к людям. Братья-близнецы отправляются в странствия по деревням и селам, помогают людям по хозяйству за еду, обучают ремеслам, кузнечному делу, лечат людей и скотину, проводят время с молодежью. В местах, где странствовали близнецы, о них осталась добрая память на долгие времена. В их честь называли села и строили храмы. Так закончилась юность Близнецов, им пришла пора вернуться на родину. Впереди их ждали великие подвиги.

Литература

1. Грейвс Роберт. «Мифы Древней Греции»/ Пер. с англ. К.П. Лукьяненко. – М.: Изд-во Прогресс, 1992. – 784 с.
2. Три великих сказания Древней Индии/ Литературное изложение и предисл. Э. Н. Темкина и В. Г. Эрмана. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006. — 656 с. (Серия «Bibliotheca mythologica»).
3. Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты, комментарии/ Акад. обществ. наук при ЦК КПСС. Ин-т науч. атеизма; Редкол.: А.Ф. Окулов (пред.) и др. – М.: Мысль, 1989. – 336 с. – (Науч.-атеист. б-ка).
4. Еврипид. Трагедии. В 2 т. Т1./ Еврипид; Пер. с древнегреческого И. Анненского под общ. ред. С. Апта и др. – М.: Изд-во «Художественная литература», 1969. – 639 с. – (Библиотека античной литературы. Греция).
5. Мифы и легенды народов мира. Древняя Греция/ А. И. Немировский. – М.: Литература, Мир книги, 2004. – 496 с.
6. Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – М.: Рус. Яз., 1998. – Т. 3. П. – 1998. – 555с., 1 портр.
7. Низами Гянджеви. Собрание сочинений в 5-ти т. Т. 3. Лейли и Меджнун / Пер. с фарси Т. Стрешневой; Редкол. Р. Алиев и др.; Науч. подгот. текста, коммент. и словарь Р. Алиева. – М.: Худож. лит., 1986. – 366 с.
8. Кришна-Двайпаяна Вьяса. Шримад Бхагаватам. Десятая песнь. В 3 кн. / Коммент. учеников А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады. – Изд-во: The Bhaktivedanta Book Trast, 2014.
9. Менар Рене. Мифология в древнем и современном искусстве. – Мн.: Харвест, М.: ООО «Издательство АСТ», 2000. – 800 с., 16 л. ил. – (История культуры).
10. Шарапова Наталья Сергеевна. Краткая энциклопедия славянской мифологии. – М.: Изд-во «Астрель. Русские словари», 2001. – 625 с.
11. Энциклопедический словарь в 86 т. Т. 5а. Вальтер – Венути. / Под ред. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – СПб.: Типо-Литография И.А. Ефрона, 1892. – сквозная нумерация томов.

Эта статья - часть 3 серии из 4 частей Предыдущая частьСледующая часть
Автор: lyanat, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.