Я продолжаю исследовать с разных сторон святочный обряд (он же русальный, майский, купальский, хэллоуин и т.п.) - пожалуй, главное событие языческой жизни. И сегодня мы поразмышляем о мате, разврате, бесах, суках и детях.

Знаю-знаю, я часто пишу не то, что все хотят увидеть, поэтому не вижу смысла делать исключений. Эта статья не для тех, у кого "в СССР секса не было", а уж у великих ариев и подавно. Эта статья прям о низменном (типа), грязном, животном, хулиганском. Поэтому тем, кто "поднимает свои вибрации" и живет "в тонком плане" (головой в облаках, короче), вход строго воспрещен. Сегодня мы закрыты на разврат и похоть, но, конечно же, исключительно в академических интересах. Не знаю: то ли настроение такое, то ли тема уж очень важная для разбираемого мною уже несколько месяцев священного обряда. Но я также хочу показать, что несмотря на глубокие и космические смыслы, символизм не обязан быть добрым и светлым. У древних был куда более острый взгляд на нашу реальность, полную знаков, метафор и аллегорий.

Тема интересная, на мой взгляд, ведь не даром Церковь с позиции новой устанавливаемой морали пыталась искоренить святочный разврат ("аки животные") - он просто не вписывался в новые каноны создаваемого общества, но был обязателен для язычников, потому успешно существовал и в 19 веке. Верить в то, что Обряд получения судьбы ("сречи"), начинавшийся постом, продолжавшийся походом к оракулу и завершавшийся свадьбой (причем, в идеале - свадьбой в чужих землях, а не в родных просторах), проходил чисто и невинно (в стиле современных неоязыческих выдумок про "ариев") не приходится: доводов ЗА такую позицию нет ни одного, а вот широкий "грязный" разгул отображен во всех преданиях Европы: от наших верований в святочно-купальскую "нечистую силу" до греческих легенд о Кентаврах, которых я уже ранее (в серии "Как стать князем") определил как опьяненных (не столько питьем, сколько самим обрядом) женихов. Да и само олицетворение проходящего Обряд юноши, которому вот-вот предстоит стать настоящим (а не выдуманным альтернативщиками и историками) "арьем", - Индра, Перун, Тор - это сплошь грозные, шумные, опьяненные яростью персонажи. В них нет и не должно быть изначально ничего "доброго" и "славного", как бы нам не пели об этом всякие невежды. Понимаете, мудрость - это не посиделки в позе лотоса с нимбом над головой; мудрость - это уместность. И в социальной и духовной жизни древних как раз всё очень уместно, пусть даже и выглядит порой странно для нас... высокоморальных-то... Главная характеристика перечисленных олицетворений героев - Ярость (и не просто так), отчего и произошло слово "Герой". Другое дело, что ярость - это не тупо гнев, а нечто большее и куда продуктивнее. Поэтому этой статьей я начну свое неторопливое движение к пониманию этого состояния, пусть для начала и поверхностно, несерьезно, немного посмеиваясь (начинать-то с чего-то надо). Делать это буду, по традиции, через символы, мифы и слова.

"Стоглав" (сборник решений церковно-земского собора 1551 года) говорит:

"В мирских свадьбах играют глумотворцы и арганники, и смехотворцы, и гусельники и бесовские песни поют, и как к церкви венчаться поедут, священник со крестом будет, а пред ним со всеми теми играми бесовскими рыщут, а священницы им о том не возбраняют и не запрещают. О том запрещати великим запрещением...

В троицкую субботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках [поминках - прим. peremyshlin] и плачутся по гробом умерших с великим воплем. И егда начнут играти скоморохи во всякие бесовские игры, они же от плача преставше, начнут скакати и плясати и в дoлoни бити и песни сотонинские пети на тех же жальниках, обманщики и мошенники...

Русали о Иванове дни и в навечерии Рождества Христова и крещения сходятся мужи и жены и девицы на нощное плещевание, и на бесчинный говор, и на бесовские песни, и на плясание, и на скакание, и на богомерзкие дела. И бывает отроком осквернение и девам растление...

Еще же мнози от неразумия простая чадь православных християн во градех и в селех творят еллинское бесование, различные игры и плясания в навечерии рождества Христова и против праздника рождества Ивана Предтечи весь день и нощь. Мужи и жены, и дети в домех по улицам отходя и по водам глумы творят всякими игры и песньми сотанинскими и многими виды скаредными..."

Вот это выражение - "бесовские песни" - вполне устойчивое в церковных поучениях против язычества. И, судя по моим расследованиям, оно рождено не совсем в церковной среде, поскольку уж очень по-язычески ёмкое, связанное с языческой символикой... да-да, той самой "еллинской", то бишь с вакханалией (ах, да... это у них там оргии и безумства, а у нас-то и намека-то не было! Все в белых рубахах ходили с вышивкой).

Но чтобы его понять, надо немного сместить свой фокус с привычных нашему обществу образов. Ведь как мы представляем себе "бесов"? Ну, как-то так:

Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin

Рогатые, иногда хвостатые, с копытцами... В общем, существа козлиной природы. Этот образ укоренился со Средневековья благодаря многочисленным католическим манускриптам. Причем, нас убеждают, что он пошел от Сатиров, которые вообще-то тоже не были козлиной природы... скорее уж ослиной. Но разве кто любит разбираться в таких "мелочах"? Я уже писал о сатирах в специальной статье, но, боюсь, вывод сделал не совсем верный (как и с Гекатой, которую мы еще помянем здесь), так что буду исправляться. Насколько такой козлиный образ справедлив конкретно для термина "Бес"? Сейчас расскажу...

Естественно, всё последующее повествование - моё личное авторское мнение, где-то совпадающее с другими, где-то нет, но ни в коем случае не навязываемое читателю (тем более, не подготовленному и не знакомому с моими предыдущими статьями, к которым я буду постоянно отсылать - там куча деталей рассыпано, все и не собрать здесь). Так что спрячьте вилы и откройте разум. И да, внимание: в статье присутствуют матерные слова!

***

Прежде всего, надо четко обозначить исследуемый термин. БЕС - это не ЧЁРТ, не ДЕМОН, не любая другая "Сатанастрашная". Всё это разные слова, разные корни, да, где-то отображающие схожий или одни и тот же образ, но здесь мы этимологически разбираем конкретно БЕСА и БЕСОВСКИЕ игрища, песни, пляски.

Уже из "Стоглава" ясно, что "бесовскими" их назвали за разврат и бесчинство. Собственно, оттого и точный термин "Бешенный" у нас имеется, который описывает это состояние (опять же "яростное"). А уличный разврат и "грязь" в быту связаны не с козлом, чтобы он мог стать образцом для символа, а с другим известным животным.

Для начала - выдержка из толкового словаря Даля:

"БЕС - злобное, бесплотное существо, злой дух, демон, сатана, диавол, черт, вельзевул, царь или князь тьмы, царь ада, преисподней; змий, кромешный, враг, во́рог, вражья сила, не́друг, неистовый, лукавый, нечистый, луканька, не наш, недобрый, нелегкий, нелегкая, нечистая сила, неладный; соблазнитель, бла́знитель, моро́ка, мара́, ляхой, игрец, шут, шайтан; черная, неключимая сила, некошной, ненавистник рода человеческого, наше место свято. Человек мстительный и злобный, или же хитрый, лукавый, ловкий, изворотливый. Бесо́вка ж., урал.-казач. беси́ха, - ведьма, колдунья; злая баба; не блюдущая обычаев раскола. Бе́шеный, бесноватый - одержимый бесом; сумасшедший, взбесившийся, потерявший рассудок и сознание и обратившийся в злобного зверя"

Выделенные фрагменты, лишенные религиозности и мистицизма, направят ваши мысли в нужное русло. И кстати говоря, "злобный зверь" на латыни - это BESTIA, от которого пошло английское "beast" (зверь), что тоже созвучно "бесу".

Нечисть

Из толкования В.И. Даля, "Нечистый" и "Не блюдущий обычаев" - это, так сказать, из чисто "арийской" философии, присущей древнему обществу, когда любой народ, не живущий по твоим традициям, признается дикарем. Такие народы как только не называли: хунну, немцы, дьясы, возможно, "ляхи" и "фрязы", и, конечно же, былинное "татары".

Только прошу не воспринимать всё близко к сердцу - мы уже давно живем не древними понятиями, а я просто использую художественные обороты. Например, у Гоголя в "Тарасе Бульбе":

"Один только раз Тарас указал сыновьям на маленькую, черневшую в дальней траве точку, сказавши: "Смотрите, детки, вон скачет татарин!" Маленькая головка с усами уставила издали прямо на них узенькие глаза свои, понюхала воздух, как гончая собака, и, как серна, пропала, увидевши, что козаков было тринадцать человек. "А ну, дети, попробуйте догнать татарина!"

Кажется, что Гоголь использует тут сравнение с "гончей собакой" только лишь из-за нюха, и может быть, так оно и есть, но уж очень знакомое и распространенное это сравнение. Ведь этот образ восходит еще к Былинам. Например:

"...И воспылал‑то тут собака Калин‑царь на Киев‑град:
И хотит он розорить да стольный Киев‑град,
Чернедь‑мужичков он всех повырубить,
Божьи церквы все на дым спустить,
Князю‑то Владимиру да голова срубить,
Да со той Опраксой‑королевичной.
Посылает‑то собака Калин‑царь посланника..."

Или знаменитое сравнение:

"У татарина, что у собаки, души нет, один только пар".

Души нет, потому что душа (суть, предназначение) обретается во время "Сретенья" - того самого "святочного обряда" или "похода к оракулу" у греков. Прохождение этого обряда делает из юноши "ария", связывая его с наследуемой РОДНОЙ традицией. Соответственно, по этой логике, "дикари", никак не связанные с (твоей) отечественной традицией и не проходящие (твой) обряд "крещения", не могут обладать душой, оставаясь обычными животными.

Пример этого находим у Н.И. Костомарова:

"Козаки, взявши городъ, положили губернатору на спину сѣдло, садились на него верхомъ, потомъ закололи, перебили всѣхъ католиковъ и іудеевъ, а надъ дверьми францисканскаго костела повѣсили ксенза, іудея и собаку, и надписали надъ ними: ляхъ, жидъ да собака, усе вѣра однака! Этимъ гайдамаки мстили врагамъ за то, что у нихъ тогда вошло въ обычай называть православіе собачьею вѣрою (psia wiara)" (История казачеcтва в памятниках южно-русского народного песенного творчества, 1880)

Заметьте, "враги" нашу веру называли "собачьей", а наши - их веру. Таково представление предков (с обеих сторон) об иноземном, чуждом и, следовательно, "нечистом". Нечистое - это всё, что за кругом доверия (круг - "чур, church, церковь"). Еще цитата:

"Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе. Последняя пословица особенно интересна. Одна из версий, почему собака на дворе, такова: русские крестьяне не допускали собаку в дом, считая ее нечистым животным, причем нечистота ее была чем-то вроде нечистоты иноверца, отсюда стойкое именование последнего, например, «собака - татарин», зафиксированное В. Далем" (Источник)

То есть та самая арийская "психология Чура", как я ее называю, которой жило древнее общество, когда ни один посторонний не мог быть принят в общество без предварительного обряда перехода, во время которого он должен был полностью отказаться от своих устоев и принять правила (духов) новой общины (что и делается до сих пор при крещении в церкви). До этого момента, ты - просто "гой" (уж простите за термин), дикарь, собака во дворе.

Именно с этим аспектом связано имя покорителя татарский народов "Тимур", выступавшего в качестве, грубо говоря, "одомашнивателя" дикарей. Почитайте СТАТЬЮ - там всё подробно изложено. Собственно, с этим же связано было и стремление католической церкви крестить весь мир во время своей экспансии: ведь крещение - это повязывание: входящий в Общину человек растворяется в ней, подпитывает ее и никогда не должен перечить ее интересам. Община - это всегда больше индивида, следовательно, правильней ("жираф большой, ему виднее" (с)).

От "нечестивцев" и "нечистых" один шаг вообще до "нечисти", что, собственно, неудивительно, учитывая фольклорный образ "нечисти" как врагов рода человеческого и нарушителей установленного в Общине порядка. Такой же подход мы видим и в истории, когда соседнее "варварское" племя объявлялось "демонами" (или "драконами") просто потому, что оно не входило в Общину (круг доверия) и Традицию, следовательно, никак не относилось к установленным в ней законам и порядкам (условно "богам"), следовательно, были врагами "рода человеческого".

Теперь, собрав всё это, проведите параллель со знаменитыми "кинокефалами", которых картографы помещали на границе известного им мира, то бишь где-то в Тартарии.

Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin

Это народы, которые "бездушные" и "дикие", как собаки, для "цивилизованных" ранних европейцев (с точки зрения европейцев). Здесь имеет место двойной символизм: ведь собаки - это еще и охранники, стерегущие границы снаружи. Вот и "собакоголовые" тоже обитали на внешних границах мира. Об этом мы еще вспомним.

К этимологии "бесов" добавить!

Исходя из этих соображений, предлагаю провести параллель: БЕС = ПЁС. Звучит идентично. А если заглянуть в словарь санскрита, то это созвучие становится еще очевидней: "Бхаса" (भष) на санскрите - это "собака, лай" (но не только).

Думаете, не тянет на версию? Что ж, есть замечательная статья Б.А. Успенского "Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии", после которой лично у меня вообще не осталось сомнений в своих догадках. Читаем:

"Говоря о русской матерной брани, Герберштейн отмечает... : "Общепринятые их ругательства наподобие венгерских: Чтобы пёс взял твою мать, и проч." (1557)... Итак, субъектом действия в полной форме матерного ругательства оказывается пёс... Тезис о том, что именно пес является возможным (а может быть и единственным) субъектом действия в матерном выражении, представляется бесспорным; выводы Исаченки, сделанные на русском материале, находят яркое и вполне достоверное подтверждение в других славянских языках. Они подтверждаются прежде всего древнейшими документально зарегистрированными формами матерной брани, представленными в южно- и западнославянских текстах нач. XV в., а именно в болгаро-валашской грамоте 1432 г. (да ми ебе пьс женя и матере ми...) и в польском судебном протоколе 1403 г (cze pesz huchloscz...)... В обоих случаях пёс назван в качестве субъекта действия, и то обстоятельство, что показания древнейших источников согласуются со свидетельством Герберштейна, никак нельзя признать случайностью... Такая же форма, наконец, зафиксирована и в белорусском, т.е. восточнославянском языке (ебау его пес - Сержпутовский, 1911).

Наконец, отражение той же фразеологии необходимо видеть и в таких ругательствах, как польск. psia krew (ср. также psubrat, psia jucha, psia dusza, psia para, psy syn, psi narod...) или рус. песий род, болг. кучешко семе (кучешко племе). Выражение такого рода могут непосредственно связываться с матерью, ср. польск. psia ci mac bula или psia cie mac, psia mac, последнее выражение, по-видимому, относится к jebana mac. С тем же комплексом представлений опосредованно связано, очевидно, и такое выражение, как "сукин сын". Характерно в этой связи, что в Полесье "сукиным сыном" называют того, кто матерится... Связь женщины с псом превращает её в суку; при этом матерная брань соотносится вообще с матерью говорящего, говорящий сам оказывается "сукиным сыном"...

В... древнерусском поучении против матерщины ("Повесть св.отец о пользе душевней сем православным христианом")... матерной брани приписывается Песье Происхождение: "И сия есть брань песья, псом дано есть лаяти, христианом же отнюд подобает беречися от матерна слова".... "Дано бо есть псом лаяти, понеже бо таковии скоти на то учинени суть; нам же православным христианом, отнюд такового дьявола злохитьства и скверного матерня лаяния довлеет всячески хранити себе"... В менее ясных выражениях о том же говорится и в апокрифическом слове о матерной брани, с которым явно связано по своему происхождению сейчас цитированное поучение: "Глаголет Господь пречистыми Своими устами: аще кто во имя Мое верует, тому человеку не подобает матерно бранится, ибо оное слово, писание глаголет, псие лаяще, которое лается во всякое время, а вы человецы".
В семантике глагола "лаять" и его синонимов выражена, в сущности, та же мысль о том, что матерная ругань представляет собой не что иное, как песий лай... Совершенно так же глагол "собачить(ся)" выступает в значении "бранить(ся) непристойными словами"... Между тем, в южнославянских языках в значении "бранить(ся), ругать(ся)" выступает глагол типа серб.-хорв. "псовати(се)"... ср. серб.-хорв. "псовати маjку" - "материть", "псовна, псовка, псост" - "(матерная) брань, ругань, ругательство...", псовач - сквернослов... Равным образом в старопольском языке был глагол psac - ругать, бранить, оскорблять... Характерно, что укр. псувати означает как "бранить", так и "портить".... Еще польск. psota - "проказа, озорство"...

Белорусский отзыв о бранящем человеке: "Ату! у яго са рта па сабаки скачут"...
Для нас существенно во всяком случае представление о нечистоте пса, которое имеет очень древние корни и выходит далеко за пределы славянской мифологии. Это представление о нечистоте, скверности пса очень отчетливо выражено, между прочим, в христианском культе... В христианской перспективе псы ассоциируются с язычниками или вообще иноверцами... Особенно показательно в этом отношении выражение "песья вера", которое бытует в славянских языках в качестве бранного выражения, относящегося к иноверцам... "Песья вера" противопоставляется "крещеной", т.е. христианской вере и означает безверие или вообще отклонение от правильной веры... Ср. белорус. "собачицьца" - "нарушать пост"; совершенно так же смерть без покаяния воспринимается как "собачья смерть"... Между прочим, считалось, что иноверцев нельзя хоронить на кладбище, но необходимо оставлять "псам на съедение"...

В свое время в Московской Руси существовал специальный "Чин на очищение церкви, егда пес вскочит в церковь или от неверных войдет кто", который был отменен в результате реформ патриарха Никона. Итак, присутствие пса оскверняет церковь (святое место), подобно тому как оскверняет ее присутствие иноверца - пес и иноверец объединяются именно по признаку нечистоты. Точно так же духовному лицу в принципе запрещалось держать собаку... Подобное отношение к собаке особенно наглядно проявляется у старообрядцев Олонецкой губернии, которые "при собаке не молятся Богу"...

Во всех этих случаях обнаруживается явная противопоставленность пса христианскому культу: пёс связывается с антихристианским и прямо бесовским началом... Показательно в этом смысле, что приведенные выше установки, относящиеся к церкви, распространяются и на отношение к дому. Так, в частности, русские крестьяне не допускают собаку в избу, но всегда держат ее вне дома, во дворе - подобно тому, как собака оскверняет церковь, она оскверняет дом... Еще более характерно правило, предписывающее разломать печь, если в ней умрет пёс или ощенится сука...

Представление о нечистоте пса находит отражение в южно-славянском восприятии "нечистых" дней как "песьих". Именно так, в частности, называются у сербов Святки... а также восприятие Васильева дня как праздника пса; это согласуется с такими южнославянскими наименованиями святок, как болг. "нечисти дни, погани дни, мрьски дни, некрестени дни" или серб.-хорв. "некрштени дани". Точно так же вторник и среда на русальной неделе называются у сербов, соотвественно" пасjи уторак и пасjа среда... Восприятие нечистого времени как "песьих" дней в косвенной форме прослеживается и у болгар (при том, что у болгар более употребительно наименование "волчьих" дней - ввиду обычной ассоциации собаки и волка, можно предположить, что "волчьи" дни и "песьи" дни отражают одни и те же мифологические представления)...

... При этом форма Pizius зафиксирована у Я. Ласицкого (XVI в) в его описании литовского языческого пантеона - оно фигурирует как имя божества, приводящего невесту к жениху и почитаемого юношами: "Pizio iuventus, sponsam adductura sponso, sacrum facit"... Отсюда объясняется употребление слов "кобель" и "сука" в значении "распутник" и "распутница" в современном русском языке..." (Избранные труды. Том II. Язык и культура)

Что ж, думаю, уже достаточно хорошо видно, что значения, придаваемые словам "Пёс" (сравните с уже упомянутой санскритской "бхасой" и английской "bitch", то бишь "сукой") и "Бес", полностью одинаково. Так как именно бесу приписывается и похоть, и сквернословие, и нечистота.

И теперь становится понятным, что имели в виду священники, ругавшие святочные и свадебные обряды словами "бесовские игрища". Они как раз сравнивали гуляющую толпу со сворой собак. Ведь известно, что в этих песнях и играх было много распутства и матерной брани... Да и сам-то святочный период, несмотря на якобы церковный (вообще ни разу) праздник Рождества, вполне определенно называли "песьим, собачьим".

Так что изображение Бесов, которые разгуливали во время святок по улицам (нам сейчас это списывают на обычные суеверия, но это ведь вполне реальная картина с реальными людьми), как рогатых существ совсем неверно. Скорее уж надо изображать их символически собакоголовыми.

Если раскрывать данный символ, то надо посмотреть, как вообще изображаются "нечистокровки":

Sammlung Ludwig. Дикий человек
Мартин Шонгауэр. Дикий человек со щитом
Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin
Ханс Бургкмайр. Битва в лесу

В христианстве тоже есть отсылки к этому образу. Например, Исав - старший брат Иакова, которого последний дважды обманул (святой человек!), заполучив власть над еврейским народом. В Бытиитм он описывается как "...вышел красный, весь, как кожа, косматый" и далее:

"Дети выросли, и стал Исав человеком искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах. Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу его, а Ревекка любила Иакова... Иаков сказал Ревекке, матери своей: Исав, брат мой, человек косматый, а я человек гладкий" (Быт.25)

И чтобы обмануть слепого умирающего Исаака, выдав Иакова за Исава, ибо тому предполагалось отдать благословение отца, Ревекка придумала следующее:

"И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела [в нее] младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят... Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его и сказал: голос Иакова; а руки, руки Исавовы. И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его... (Быт.27)

То есть прямое противопоставление "гладкого", "кроткого", "живущего в шатрах" младшего Иакова и "косматого", "живущего в полях" "зверолова" старшего Исава. Немудрено, что "косматый" не получил благословения, ибо "...что у собаки, души нет, один только пар" (а уже потом это литературно обработали, чтобы создать душещипательную несправедливую историю для Бытия).

Более знаменитый случай "косматого" человека в Библии - это изображения Марии Магдалены. Как блудницу, ее, разумеется, изображали с распущенными волосами ("простоволосая"). Но затем пошли намного дальше и стали ее рисовать полностью волосатой, как животное:

Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin
Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin
Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin
Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin
Сукины дети. Часть 1 (18+) peremyshlin

Там, конечно, объяснили, мол, платье истлело, все дела, но в случае Библии и вообще всего христианства, как, в принципе, и сказок, мифов и т.д., сюжет - это просто литературная обработка для склейки символов. И главный факт в таком изображении Магдалены - она отправилась в пустыню и жила там в одиночестве, безо всякой цивилизации. Жизнь вне Общины - это и есть "варварство".

Кстати говоря, слово "варвар" уж очень похоже на "barba", которое есть то же самое, что и "beard", и наше "борода". Посмотрите на все эти "варварские" волосатые изображения, а также вспомните, что при крещении юношей "обрезали"... в смысле волосы им обрезали, а не как на югах... - всё ж один к одному!

Тут самое время заметить кое-что в словаре Фасмера:

"Пёс - ...ст.-слав. пьсъ , болг. пъс, сербохорв. па̏с, пса̏, словен. рǝ̀s, psà, чеш., слвц. реs, польск. рiеs, рsа, в.-луж. роs, н.-луж. рjаs. Интерес представляет выражение: густопсо́вая соба́ка, т. е. "с длинной шерстью", псо́вая соба́ка - "лохматая с."... греч. πέκος - "шкура"

Между тем, в народных полухристианских преданиях, шкура собаки как раз выступает в качестве аллегории на "нечестивость". Об этом далее...

Главная сука народного христианства

Думаете, такой нет? Еще как есть! Я писал о ней в статье о Лукавом, цитируя собрание А.Н. Веселовского дуалистических мифов крещенных малых народов России о сотворении мира. Пожалуй, есть смысл вернуться к ним еще раз:

"Горные черемисы казанского края верят в два главных и собезначальных божества: благое Юма и злое Кереметь, который является младшим братом первого, но так же вечен, как и он. При начале мира Керемет хотел делать то же, что и Юма, но по бессилию мог только портить созданное старшим братом... К этому пристраивается рассказ о сотворении Юмой тела первого человека и попытке Кереметя испортить его. Воспользовавшись тем, что Юма ходил на небо за душой человеку, Кереметь оплевал его тело с ног до головы, так что Юма и вычистить уже не мог, а просто взял да выворотил наизнанку, отчего внутренности человека остались погаными. Тут же Юма проклял и собаку, которая приставлена была караулить человека за то, что она, не стерпя холода, напущенного Кереметем, соблазнилась на шубу, которую он ей посулил, и допустила его до человека. Кереметь дал ей шерсть, а до того она была голая...

По сказаниям мордвы, верховный бог Чам-Пас сотворил всё видимое и невидимое... Когда он слепил человека из глины и ушел на некоторое время в другое место для сотворения души, он приставил собаку караулить тело, чтобы Шайтан не испортил его. А собака была прежде животное чистое и на ней шерсти не было. Шайтан напустил страшный мороз, так что собака едва не замерзла; он предложил ей одеть ее шерстью и за то допустить к телу еще бездушного человека. Та согласилась. Шайтан оплевал всего человека, от чего произошли болезни; потом стал вдыхать в него свое злое дыхание. Чам-Пас прогнал Шайтана, собаке велел навсегда носить нечистую шерсть...

Соответствующие предания вотяков сохранили лишь эпизоды того же верования, с своеобразной разработкой... После первой неудачи Инмар сотворил несколько пар мужей и жен из красной глины, а для охраны их от Керемети приставил к каждой паре по огромному черному псу; оттого собака в почете у вотяков, она из всех животных самое приближенное к Инмару, знает все, что делает он и Кереметь, и прогоняет последнего от человека...

По преданию (самоедов), Нум сотворил землю, воды, рыб и птиц, растения и животных, наконец, собаку и самоеда; оба они были голые. Собака стерегла человека от дьявола, завидовавшего его счастью на земле...

В тюркском сказании, записанном на Алтае,... стояло там одно дерево у реки, без ветвей; некрасиво одно дерево без ветвей, говорит Господь: да будут на нем девять веток, у корня девяти веток да произойдут девять человек, от них девять народов... Тогда Эрлик идет, чтобы посмотреть на Божье создание: видит людей, зверей, птиц и прочее живущее. Как создал все это Господь?... как мне овладеть им, и чем кормится этот народ? - Подойдя, он увидел, что они питаются плодами лишь с одной стороны дерева; человек объясняет ему: Господь сказал нам: "питайтесь плодами с пяти веток, что на востоке, а с других четырех не берите ничего"; сказал это и удалился на небо, а у дерева оставил собаку и змею, не велел им пускать человека к запретной стороне дерева, а собаке сказал: "Если придет дьявол, укуси его"...

По сказанию иркутских бурятов,... сотворив человека, Бог положил его в светлой комнате, сам поднялся на небо за душою, а сторожить у комнаты поставил собаку, которая сотворена была голою, тогда как человек был мохнат. Верная повелению Господа, собака не пускала к человеку дьявола, пока он не поднял бурю, которая ее отогнала..."

И т.д., друзья. В одной из версий прямая параллель с историей грехопадения, которое, как мы разобрали ранее, никаким грехопадением-то и не было. И именно в этом моменте собака из чистого животного превращается в "нечисть", обрастая шерстью, будучи ПРОКЛЯТА Богом. А Богом прокляты у нас как раз Бесы.

Уффф, задержите эту мысль в голове, ведь на сей фразе мы и остановимся, чтобы немного перекурить, глотнуть чайку, обдумать всё. А далее будем углубляться: вспомним "главную суку" язычества, посмотрим на собако-волчьи параллели (а то и лис тронем, если под горячую руку попадут). В общем, "бесячее" продолжение следует...

Автор: peremyshlin, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
peremyshlin
Увлекаюсь фольклором и Словом. Всё в мире есть символы, и духовный путь человека - познавать их, а не поклоняться им...