Гатчина, находящаяся на юго-западе Ленинградской области, в 42 км от Санкт-Петербурга, в XVIII веке была резиденцией будущего императора Павла I, в XIX в. охотничьим замком императоров Николая I и Александра II. После убийства Александра II становится местом обитания семьи Александра III. В 1917 Гатчина наблюдает фееричное бегство А.Ф. Керенского (вопреки экранной советской версии Александр Федорович бежал не женском платье, а в матросском костюмчике). Городу несколько раз меняли названия – Троцк, Красногвардейск, годы оккупации – немцы пытались переименовать Гатчину в Линдеманштадт. И по легенде, в Гатчинском дворце хранились пророчества знаменитого монаха Авеля…

По официальной исторической версии гатчинские земли значились во владениях Великого Новгорода, в составе Дятлинского погоста Водской пятины. Впервые Гатчина упоминается в переписной книге 1499 года, в связи с присоединением ижорских земель к Московскому государству. После Ливонской войны, после заключения Столбовского мира в 1617 году, ижорские земли отошли к Швеции, и стали частью Ингерманландского генерал-губернаторства или Ингрией. На картах XVII века Гатчина отмечена как Hattsina Hoof, что в переводе Гатчинская мыза.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
План местности, занимаемой Санкт-Петербургом, снятый в 1698 году.

Приглашенный Петром I голландский мастер гравюры Адриан Шхонебек в 1704-1705 годах делает «Географический чертеж Ижорской земли», где также и отмечена Гатчина.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis

Переехавшая в 1708 году в Петербург любимая сестра Петра, Наталья Алексеевна (1673-1716) получает в подарок от царя Гатчинскую мызу вместе с 23 деревнями, которые были к ней приписаны. И вот странность, ведь если верить официальной версии, гатчинские земли представляли собой разоренные малонаселенные деревни со скудными ресурсами. Что побудило царя сделать такой подарок? И почему он не подарил сестре земли поближе к Петербургу? Но на Гатчинской мызе для Натальи Алексеевны был построен трехэтажный деревянный дом и даже разбит Ботанический сад.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
И.Н.Никитин. Портрет царевны Натальи Алексеевны. 1716 г.

В 1716 году Наталья Алексеевна умирает, и Петр отдает Гатчинскую мызу в «шпиталь»или госпиталь, своему «архиятеру» (главному врачу) шотландцу Роберту Карловичу Арескину,(1677-1718), который умирает в 1718 году. И опять странность – Петр приказывает похоронить своего лекаря-аптекаря рядом с любимой сестрой Натальей в Александро-Невской лавре. Рядом с особой царской крови, сестрой императора! Не чересчур ли демократично? Впрочем, захоронение Арескина не сохранилось.

Следующим не владельцем, а скорее арендатором Гатчинской мызы становится еще один царский аптекарь – Иван Лаврентьевич Блюментрост (1676-1756), брат Л.Л.Блюментроста, лейб-медика Петра и первого президента Петербургской академии наук. (в сети более известен литографический портрет его брата, который выдается за портрет самого Ивана Лаврентьевича).

Причем Иван Лаврентьевич располагался на Гатчинской мызе дольше всех предыдущих владельцев – с 1719 по 1732. В 1732 году невзлюбившая Блюментроста императрица Анна Иоанновна приказала изъять мызу в Гатчине и приписать к Дворцовой канцелярии. И еще одна странность - Блюментрост после смерти императрицы в 1740 году, подавал челобитную малолетнему Иоанну Антоновичу с просьбой вернуть мызу или хотя бы получить компенсацию, где жаловался на то: «оная в бывшую с швецкою короною войну и по завоевании была разорена всевозможными образы». Простите, а как же сестра Петра Великого владела такой разоренной Гатчинской мызой с 1708 года? И почему в 1719 году Гатчинская мыза оказалась разоренной, если согласно официальным источникам, там имелся трехэтажный дом с хозяйственными постройками, огородом и даже Ботаническим садом?

В 1734 году Гатчина была подарена Анной Иоанновной в «личное потомственное владение» обер-шталмейстеру князю Александру Борисовичу Куракину (1697-1749).

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Куракин Александр Борисович (князь, обер-шталмейстер, 1697-1749). Государственный Русский музей.

Семья Куракиных владела Гатчинской мызой около 30 лет, до 1765 года, когда, согласно официальной версии, Екатерина II выкупила ее у семьи Куракиных за сорок четыре тысячи рублей и подарила своему фавориту, графу Г.Г.Орлову. (1734-1783). И хотя Гатчинская мыза якобы и была подарена Григорию Орлову Екатериной, но нет никаких документов, которые подтверждают этот акт, так сказать, дарения Гатчины Орлову. Хотя сохранились указы императрицы о пожаловании фавориту других мыз и деревень в Ингерманландии.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Ф.Рокотов. Портрет графа Г.Г.Орлова в латах. 1762-1763. Государственная Третьяковская галерея.

И вот, по официальной версии, в Гатчине Григорий Орлов решил строить свой «сельский дом», уступающий размерами только Зимнему дворцу. Гатчинский дворец был заложен 30 мая 1766 года и окончен в 1781 году, о чем свидетельствовала медная табличка, существовавшая вплоть до 50-х годов XX века. Но чудеса продолжаются - это отсутствие источников по его созданию. Не обнаружено ни смет, ни списков мастеров, ни чертежей. Лишь в 2009 году исследователем С.Б.Горбатенко в Архитектурном музее Технического Университета Берлина были обнаружены листы с ранним вариантом проекта дворцового комплекса. Исследователями, правда, сделано предположение, что весь архив Григория Орлова был сожжен его братом Владимиром в 1815 или 1816 году. Но вопрос – почему родственники не уничтожили архив сразу после его смерти в 1783? Чего они ждали?

Тут невольно вспоминается одна легенда, рассказанная отставным измайловским солдатом историку А.П.Барсукову (1839-1914), и опубликованная в «Русском архиве» в 1873 году: «…от измайловских стариков я и слышал, что этот Орлов был простой унтер-офицер… Императрица выстроила ему домик в этой вот роще [«Орлова» роща в Гатчине], пожаловала землею, и зажил себе в спокойствие. Кругом всего поместья Орлова был высокий частокол. Еще помню, Чухны показывали большущие колья – это, говорили они, из Орловского частокола». – «А дворец здешний тоже принадлежал Орлову?» - «Куды там! Я уже сказывал, что он был простой мужик; хоша и в чести, а все же мужик, так, стало быть, что ему с дворцом-то было делать!»

О жизни Григория Орлова в Гатчине в основном известно из дневника его сослуживца Платона (Палладия) Лаврова, отставного солдата, затем подстриженного в монахи. В своих «Записках» он описывает жизнь Орлова и молодой жены, которые, однако, обитают не в «новом каменном доме», все еще якобы строящегося, а в деревянном доме старой мызы. И получается что Григорий Орлов во дворце не жил. Был ли это тот самый дом, который сохранился от старых хозяев, или другой, нигде сведений пока не найдено. И если для сестры Петра Великого был выстроен дом из трех этажей, то в последующих кратких описаниях почему-то упоминается уже двухэтажное строение. Почему?

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Г. С. Сергеев. Парад на плацу перед Гатчинским дворцом. 1798. ГМЗ «Гатчина».

Гатчинский дворец имеет явные признаки засыпанности, это во-первых, во-вторых, весь рельеф местности дворца и его окрестностей наводит на мысль, что здесь могла быть крепость-звезда.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis

И как мы видим на картах с проектами планировки местности, звезда скорее всего была, как была она на так называемом «Аксонометрическом плане крепости Ингербург», выполненным неизвестным автором в начале 1790-х годов. Но постройки города Гатчины это уже отдельная тема.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
А.Андреев. План Гатчинской мызы. 1792 г. ГМЗ "Гатчина"

А теперь рассмотрим некоторые моменты биографии и творчества знаменитого итальянского архитектора Антонио Ринальди (1709-1794), автора, согласно официальной истории не только Гатчинского дворца, но и Мраморного дворца в Санкт-Петербурге, а также Китайского дворца и Катальной горки в Ораниенбауме, Орловской колонны и Чесменского обелиска в Царском Селе.

В его жизни много белых пятен – мало сведений о его жизни на родине, в Италии, кроме того, что Ринальди был учеником известного Луиджи Ванвителли (1700-1773), классика барокко. Участвовал Ринальди в возведении королевского дворца Казерта близ Неаполя, собора святой Магдалены в г. Пезаро и монастыря святого Августина в Риме. Приехал Ринальди в Россию в 1752 году в возрасте около 42 лет, вроде бы как на службу к гетману Малороссии К.Т.Разумовскому (1728-1803) (брату фаворита Елизаветы Петровны).

И опять тут несостыковки – по разным сведениям, итальянец должен был построить дворец Разумовскому в его резиденции в городе Батурине Черниговского уезда , и якобы уже сделан был проект, но гетманский дворец был построен архитектором А.В.Квасовым (1718-1777) и та же картина наблюдается в городе Глухове, который был гетманской резиденцией, и где гетманский дворец в стиле барокко был спроектирован и построен тем же Квасовым.

Но строительство этих дворцов почему-то приписывается А.Ринальди. Неясно и с храмом Воскресенья Христова в городе Почепе на Брянщине – по одной версии его спроектировал все тот же А.Ринальди, а по другой Ж.-Б.Валлен-Деламот.

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Дворец Разумовского в Батурине.

Надо отметить, что Батурин имеет также признаки крепости-звезды, и гетманский дворец засыпан, и вообще, если он построен в середине XVIII века Андреем Квасовым, то почему его в 1799-1803 перестраивали по проекту уже Чарльза Камерона? Имеются также фото начала века, еще дореволюционные, на них гетманский дворец выглядит как после бомбежки. Как написано в «Википедии» флигели и парк были уничтожены. В Глухове же еще 1748 году, как гласит официальная версия, пожар уничтожил всю городскую постройку, и было принято решение строить город заново. И для этой цели был приглашен опять Андрей Квасов, который вместе с Иваном Мергасовым разработал единый план Глухова. Тогда почему утверждается, что проект был ринальдиевский?

Квасовым же были построены церковь, библиотека, два пансионата для детей шляхетства, и даже оперный театр. Гетманский дворец начали строить в пригороде Глухова Веригине почему-то из дерева, но он остался недостроенным и сгорел в 1784 году. В Ораниенбауме Ринальди занимался дворцом Петра III, который он начал строить в 1758 году и завершил в 1762, трагическом для императора. После переворота и воцарения Екатерина задумала сделать там что-то вроде небольшой резиденции, так называемой «Собственной дачи». В комплекс ее входят Китайский дворец (1762-1768), павильон Катальной горки (1762-1774) и Верхний парк, по утверждению, официальной истории, также авторства А.Ринальди. Изящный небольшой дворец с великолепными интерьерами в стиле «рококо», прекрасный во всех отношениях. Но его роднит с Гатчинским дворцом ряд интересных деталей, которые не замечает официальная наука. Что это за детали?

Антонио Ринальди спроектировал на первом этаже Гатчинского дворца так называемые открытые аркады, которые соединялись между собой сквозным проходом, а на втором этаже были устроены открытые же галереи-лоджии, которые были бы более уместны на его родине, в Италии. Во время реконструкции в 1796 году под руководством другого итальянского архитектора Винченцо Бренны, их закрывают.

Китайский дворец в Ораниенбауме с самого начала страдал от сырости, так как А.Ринальди якобы его строил как садовый павильон и не рассчитывал на его долговременную эксплуатацию. Получается, что как только построили Китайский дворец, так сразу и стали реставрировать, потому что итальянский архитектор не учел особенности климата! Сначала пострадали полы из искусственного мрамора, их заменили на паркетные, которые сохранились. Позвольте, а паркет из ценных пород дерева, значит, не боится сырости? И создается впечатление, что оба дворца – Гатчинский и Китайский строились во времена с другим климатом, и уж, извините, другими архитекторами.

В Петербурге Ринальди становится любимым архитектором Екатерины, тогда еще Великой княгини, а после переворота и ее воцарения, главным столичным архитектором. В 1768 году Екатерина II поручает Антонио Ринальди строительство нового дворца для подарка фавориту Г.Орлову. Строительство Мраморного дворца происходило с 1768 по 1785 год. Григорий Орлов умер в Москве, не дождавшись окончания строительства, и как в случае с Гатчинским дворцом, Екатерина выкупает Мраморный дворец у наследников Орлова и дарит его в 1796 году внуку Константину Павловичу по случаю женитьбы.

Стоит отметить, что в 1797-1798 годах во дворце жил Станислав Август Понятовский (1732-1798), бывший фаворит русской императрицы и последний король Польши. Ну а внезапная и таинственная смерть Понятовского требует отдельного расследования. Мраморный дворец, ставший родовым гнездом Константиновичей (одной из ветвей Романовых) вдруг через меньше чем 50 лет, в 1840-е годы почему-то оказывается в аварийном состоянии! Может быть, его тоже бомбили?

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Мраморный дворец в Санкт-Петербурге.

И напоследок нужно обратиться к одной таинственному изображению, автором которого является архитектор Л.К.Абрамов. Рисунок этот 1947 года и называется «Вид Гатчины в 1770 г».

Строил ли Антонио Ринальди Гатчинский дворец? Marina Lokis
Л.К. Абрамов. Вид Гатчины в 1770 году

Окрестности представлены с высоты птичьего полета, и то ли засыпаны, то ли затоплены. Гатчинский дворец изображен без боковых дворов, и скорее всего, его в таком виде и нашли после катастрофы. Сам автор этого рисунка, Лев Калистратович Абрамов (1906-1998), профессор ЛИСИ, работал в Гатчинском дворце с 1947 по 1951 годы, в 1952 по 1953 год в Северной Корее. Не надо объяснять через какие организации посылали работать заграницу в те годы. И, следовательно, Лев Калистратович мог многое знать об истинной, а не навязанной нам, мифической истории дворца.

Главным хранителем в этот период была Серафима Николаевна Балаева (1889-1960), в буквальном смысле принесшая свою жизнь в жертву Гатчинскому дворцу. В 2005 году были изданы ее записки, из которых следует, что Абрамов очень интересовался историей постройки дворца. Известно, что в июле 1947 года Абрамов ездил в командировку в Москву для розыска архивных дел по Гатчине. 5 августа он вернулся, и вот запись из дневников: «Вернулся из Москвы Абрамов. Ему удалось напасть на интересные материалы, но ознакомиться с ними не успел как следует». Может, ему и не дали ознакомиться. И не после ли московской командировки появился этот рисунок «Вид Гатчины в 1770 году»? У меня есть предположение, что Абрамов увидел этот вид (не исключено даже, что в виде фотографии) и потом по памяти нарисовал его. Пейзаж, повторяю, окрестностей Гатчинского дворца после катастрофы!

В январе 1948 года Абрамов вновь едет в Москву, за собственные средства – «Будет работать в Центральном Военно-историческом Архиве, в Отделе эстампов библиотеки им. Ленина, в музее Архитектуры в Донском монастыре, в Архиве древних актов» - пишет С.Н.Балаева в своем дневнике.

Итак, что же мы имеем в сухом остатке? Нет никаких доказательств того, что строительство дворца в Гатчине было осуществлено именно Антонио Ринальди. (Шубинский барельеф и медная табличка не в счет), нет документов, смет, чертежей. Архива Григория Орлова тоже не существует. И здесь мы сталкиваемся с точно такой же ситуацией, как в случае с архитектором Львовым, то есть существуют постройки, приписываемые Львову, но нет доказательств, что их строил именно он.

Конечно, как историческая личность, архитектор Антонио Ринальди существовал, но у меня сложилось стойкое убеждение, что он не руководил строительством дворца с нуля, а просто достраивал и реконструировал его.

Автор: Marina Lokis, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
Text.ru - 100.00%

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
Историк, в прошлом музейный сотрудник, хранитель фонда. Участвовала в издательской и научной экспозиционной деятельности и научных конференциях