В предыдущей статье "Частица "Ра", "золоте яйцо" и Сочение Вселенной" я обещала продолжить тему статьёй "Падма. Точка сборки", но поразмыслив, я решила вначале представить вам для ознакомления образ мира "РА". Я пока сохраню интригу, каким образом возник данный сюжет. Он будет особенно интересен тем, кто стремится постигнуть тайну "золотого сечения" и представить себе образ Цивилизации Света - "Сотворённого Мира в Звёздном Храме" (лицом к космосу), к которому, я считаю, шли арии.

«Экспресс нёсся с огромной скоростью, бесшумно паря по туннелю к открытому пространству сферы Земли. Тара сидела в глубоком мягком кресле с прикрытыми глазами, так как смотреть в окно было совершенно бессмысленно. Наконец она приближалась к конечной станции, это было заметно по тому, как за окном уже можно было хоть что-то разглядеть. Поезд значительно сбавил скорость. Хотелось скорее добраться до дому, чтобы впитать его воздух и сбросить бремя усталости. Внезапно экспресс очутился в зале огромного роскошного вокзала и открыл двери. Засидевшаяся толпа рассыпалась по перрону, пытаясь определиться с направлением дальнейшего движения. Но её путешествие по бескрайним туннелям на сегодня закончилось, поэтому она спешила к выходу. Огромные античные колонны, покрытые орнаментами, подпирали невероятной высоты своды, барельефы которых невозможно было разглядеть с пола перрона, а только с верхних галерей, где пассажиры пересаживались на летающий городской транспорт. Роскошь вокзала здесь никому не казалась чрезмерной, она исходила из глубинной потребности человека в гармонии и исподволь умножала собою его внутреннюю силу. Попадая сюда из подземельного чрева, усталость начинала быстро отступать. Скоростные пути с незапамятных времён спрятаны под землёй, чтобы не нарушать гармонию городов и провинций, исполняющих свою высшую симфонию.

Дом Тары находился достаточно близко к вокзалу, поэтому она миновала парящие наверх платформы и вышла на площадь. Рассеянный свет от внутреннего неподвижного солнца окрашивал небо в нежно золотистый цвет. Площадь обрамляли не менее роскошные античные здания с множеством скульптурных композиций и шпилей. Куполообразные кровли завершали резные венцы, назначение, которых было понятно каждому горожанину. Как всегда, неизвестно с какой стороны полились нежные трубные звуки периодически свершающегося в течение дня таинства. Мелодии никогда не повторялись, во всяком случае, заметить это было довольно трудно, если только не задаться специальной целью их обнаружить. Система приводилась в действие автоматически, как результат влияния на неё едва уловимых изменений космических колебаний эфира за пределами пространства «земной скорлупы». В это время возобновлялся парад небесного кружева, не оставлявший никого равнодушным, несмотря на кажущуюся обыденность, к которой все давно привыкли. Звуки нежной и негромкой музыки вызывали свечение плазмы по линиям, обозначенным городскими шпилями, контурами кровель и куполов жилых домов и общественных зданий. Эфир сгущался кружевом пересекающихся трепещущихся кругов, поверхностей и линий в относительно устойчивый узор, представляя собой накинутое на город, роскошное полотно. Эта чудесная вуаль, к тому же обладала пространственной глубиной. Струи плазмы, исходящие от кромок кровель и садовых решёток, сливались в поверхности разной плотности в виде свечения, похожего на то, что наблюдается снаружи Земли на её полюсах. Разница состояла лишь в том, что внутреннее свечение было искусственным и обеспечивалось благодаря городской инфраструктуре, созданной по канонам архитектуры «золотого сечения».

Феерическое великолепие на самом деле не может считаться законченным, до наступления этапа возникновения «живого» равновесия, зависящего от изменения октав мелодии, сопровождающей эфирный парад. В определённый момент становились всё более заметными очаги, закручивающейся в спирали и сферы, радужно окрашенной плазмы, постепенно оживлявшей узор. Пространства между линиями и поверхностями заполнялись колыхающейся с различной скоростью, бывшей некогда незримой материей, окрашивающейся во все цвета радуги. Весь узор, в буквальном смысле, затрепетал на самых высоких нотах, отчего с поверхности водоёмов, фонтанов, клумб и крон деревьев стала подниматься по-своему великолепная светящаяся дымка. Очень отдалённо её можно было бы сравнить с игрой солнечного света в толще прозрачной воды родника, или бассейна. Завораживающее зрелище достаточно долго радовало глаз даже после того, как прекращали своё звучание последние ритмы мелодии. Узор истончался постепенно, рассеиваясь в небесном золоте. Во время плазменного таинства движение транспорта прекращалось. Однако после, казалось бы, полного рассеивания, его контуры то тут, то там непроизвольно возбуждались неощущаемой вибрацией левитирующих платформ и машин, невольно проявляющими небесный рисунок. Эфир невидимо хранил память об испытанном буйстве красок практически до следующей иллюминации – через несколько часов, и с новым узором.

Прогулка пешком до дому вызвала невероятное удовольствие. Помимо светопреставления её сопровождали божественные виды городской архитектуры и скульптуры. Клумбы ломились от разноцветья, а фонтаны не прекращали свой умиротворяющий плеск ни на минуту. Да ведь без всего этого не было бы и гармонического эфирного апогея! Всё здесь обладало единым смыслом существования: каждый завиток на фронтоне, садовой дорожке или решётке, каждый лепесток цветка и листок куста или дерева, каждая струйка фонтана. Достигалось это их взаимным расположением между собой в ритме самой Природы, восходящем к семицветью радуги, которая здесь существует не в виде простой дуги, а в виде атмосферного узора - торжества человеческой мысли. Здесь царствует РА, и это не божество, а принцип существования человечества, цель которого – светить как можно ярче, чтобы своими вибрациями пронизать все слои Земной коры. Свет для внутреннего человечества Земли – это результат праведной мысли, Знания о Мироздании, благодаря чему на заре эволюции земного разума разгорелось внутреннее солнце, давшее жизнь не только ему, но и человечеству на поверхности, развёрнутой лицом в космос. Внутреннее солнце отодвигает границы атмосферы снаружи Земли, изменяя её качество и приближая там торжество разума.

В раздумьях о предстоящей сейчас Работе, Тара подошла к двери своего дома, которые сами открылись, впуская хозяйку внутрь. Во время путешествия у неё в руках не было никакой ноши, т.к. в этом н было абсолютно никакой нужды. Комнаты дома были пронизаны светом и хранили в себе следы недавнего атмосферного действа. Так, от орнаментов фризов ещё парило светлой дымкой, слегка сгущавшейся в углах. Дышалось непринуждённо и легко, как и в любом уголке нашего пронизанного светом РА города. Тара прошла в зал с куполообразным потолком. Его витиеватый рельеф особенно сильно впитал музыку света, отдавая свои вибрации постепенно всему каменному телу дома. В центре стояла скульптура – портрет хозяйки дома из необыкновенного материала. В обычном своём состоянии она казалось мраморной, но, являясь высокотехнологичным творением, обладала способностью воспринимать вибрации эфира во время парада. В ответ на управляемое снаружи действо, из молочнобелой она превращалась в абсолютно прозрачную, с семью светящимися сферами, соответствующими расположению чакр у человека. Полупрозрачная белизна скульптуры необыкновенным образом сгущалась в глубине тела в виде стройной цепочки, постепенно разгорающихся, светящихся точек цветового спектра. Процесс завершался вспышкой белого света, растекающегося в её плоти. Довольно продолжительное время она сохраняла его в себе, наполняя воздух своими вибрациями. Её предназначение в доме было отнюдь не декоративным, она именно СОЗДАВАЛА АТМОСФЕРУ.

На мраморном столике великолепной работы, лежал шар из похожего, как у скульптуры, материала. Тара дотронулась до него указательным пальцем, отчего на его поверхности завибрировала материя, окрашивавшая его в белый цвет, распределяясь в насквозь пронизывающий муаровый рисунок. По понятным только ей в данный момент фигурам, она решила, что сейчас настало подходящее время кое-что сделать. Она спустилась в совершенно тёмную залу для медитаций. Здесь никогда не бывает ночей, поэтому её мрак производил неизгладимое впечатление, потому что потолок и стены постоянно транслировали реальную обстановку в пространстве космоса вокруг Земли. Это был домашний планетарий, «космос» её жилища, в котором происходили таинства полного уединения в себе и РАбота по внедрению Великого Знания в сознание человечества на поверхности планеты.

Пешая прогулка под кружевом плазмы и наполненный энергией дом полностью восстановили силы путешественницы после утомительной дороги, поэтому ей не потребовалось дополнительной подготовки к медитации, во время которой предстояла телепортация её эфирного тела наверх. Тара немедленно приступила к ней, используя подходящий момент, чтобы проведать «своего» мальчика – ангелочка, светлого посланника. Приняв соответствующее положение – сидя с прямой спиной и положив руки на колени ладонями вверх, она закрыла глаза и почти сразу открыла их возле играющего на веранде малыша. Он мгновенно заметил гостью, хотя та оставалась невидимой. При этом лицо ребёнка озарила улыбка. Таре было трудно удержаться от желания прикоснуться к его лбу губами, это обрадовало мальчика ещё больше. Никто из окружающих не замечал его необыкновенности, даже его кровные родители, хотя свет от него затоплял всё их жилище. Тара дотронулась до его светящейся ауры, отчего она завибрировала в унисон атмосферы её дома в мире РА: «Не забывай нас. Мы все надеемся на тебя. Взрослея, ты должен будешь вспомнить, что станешь зодчим, прославляющим Закон Мира РА».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор: Тara, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
Тara
О том кто я и чем занимаюсь лучше всего расскажет мой сайт "Млечный путь" http://www.creaturae.ru/ "отсутствием" которого меня попрекают и страничка https://element-ra.livejournal.com/