Лабиринт

772

Тесей пробирался осторожными шагами в темноте лабиринта.  Ниточка, данная заботливой Ариадной, то и дело выскакивала из рук и терялась, клубок норовил вынырнуть и скрыться за первым же поворотом. Тесей громко и грязно матерился но продолжал идти. Иногда, он думал, что уже не хватит еды и воды, и он просто сдохнет в этом проклятом лабиринте.

«Почему она не предупредила, что кроме как просто помахать мечом, придется еще бороться со страхом темноты, ужасом безысходности и  полной дезориентацией в пространстве?» Фонарь, который тоже был с ним, не помогал. Тени от него ложились причудливо и часто были похожи на таинственных монстров.

Раза три уже он собирался повернуть назад. Но как только он делал первый шаг в обратном направлении, дикий, протяжный и раздирающий душу вой сотрясал стены лабиринта. И Тесей вдруг ясно осознавал, что путь, который был пройден – был не мал, сил вгрохано много, да и вообще мужик он или не мужик? И скрежеща зубами возвращался обратно.

Строго по секрету, это был не первый его лабиринт. Но раньше он сбегал. Не от страха, конечно, а от усталости. Ну, надоедало ему там шататься. Просто надоедало. Есть в жизни гораздо более приятные вещи.

Иногда Тесей пел. Тихо мурлыкал себе поднос какую-то мелодию или громко пел боевые песни, чтобы себя взбодрить.

– Убери фонарь, глаза слепит, – донесся голос из темноты.
– Дай погляжу хоть на тебя, – сказал Тесей, удивившись сам, что наконец добрался до Минотавра.
– А чего на меня глядеть, не музейный экспонат же, – устало сказал Минотавр и опустил голову на каменный пол. Он лежал какой-то беспомощной и безвольной тушей вдоль одной из стен небольшой пещеры.
– Ну давай драться, что ли? Раз уж я дошел.
– Дерись, – так же безвольно сказал Минотавр, не открывая глаз и даже не шевельнувшись.
– Так ты встань, защищайся, порычи. Разве так дерутся?
– Слушай,  ты думаешь ты первый тут? Знаешь, сколько вас тут хаживало? Лень мне. Устал я.

Тесей помахал мечом в воздухе для острастки, все еще надеясь, что Минотавр поднимется, но тот продолжал лежать.

– Ну….ладно. Я пошел.  – Сказал он немного неуверенно.
– Неа, – усмехнулся Минотавр.
– Так, а что «неа». Драться ты не хочешь, тогда я пошел.
– Выхода нет. Там.
– Как нет? Ведь я оттуда пришел?
– А уйти туда не можешь.
– А это почему?
– Ну система лабиринтов так устроена. Вперед можно, назад – никак.

Тесей ошеломленно опустился на пол. Сразу захотелось есть, спать, писать одновременно, и жизнь пронеслась перед глазами, полная унылого дерьма.
– А чё все так плохо то?
– Ну почему плохо? – Минотавр немного оживился, предчувствуя долгий разговор, и открыл один глаз. – Разберешься со мной – дверь сразу откроется сама. Вооон в той стене.

Тесей рывком встал и подошел к двери, чьи контуры еле видно обозначались среди ее неровной поверхности. Пальцами он осторожно стал ощупывать ее края. Дверь была вмурована намертво. Он попробовал пнуть ее ногой. Потом судорожно стал расчищать пальцами щель между дверью и стеной. Выход был совсем рядом. Еще чуть-чуть и свобода.

– Ну-ну. – Минотавр засмеялся. – Удачи. – Он сел и открыл второй глаз. Он видел это много раз, но каждый раз это забавляло. Люди – они вообще забавные существа. Им говоришь – они не слышат. И даже не говоришь – все равно что – нибудь придумают.  И будут потом с этим мужественно сражаться. Не умеют иначе.  – Ты огляделся бы для начала что ли? – Он хитро сощурил глаз.

Тесей обернулся и поднял фонарь повыше. И вздрогнул. По противоположной от Минотавра стене пещеры, заботливо прислоненные к стене в разных позах, сидели скелеты. Рука одного была протянута в сторону двери. Палец был засунут в зазор между дверью и стеной.

– Вон, видишь, этот все еще копает. Надеется выйти. – Теперь Минотавр уже расхохотался во весь голос.
– Таааак. – Тесей снова опустился на пол. Рукой стер пот со лба и задумался.
– Да, ты подумай. Это бывает полезно. – Минотавр весело крутил в руке цепь с  металлическим набалдашником.
– Ну , давай с тобой разбираться, – то ли обреченно, то ли уже вновь заинтересовано сказал Тесей. Ему нечеловечески хотелось, чтобы этот кошмар поскорее закончился, но в нем просыпался интерес.  – Давай драться. Я же сразу сказал.
– Драться не интересно. Я тебя перешибу одним ударом.
– А что интересно?
– Слушай, я так давно здесь сижу, что уже сам не знаю, что мне интересно.
– А зачем сидишь то? Кто посадил?
– Нуууу, это самое интересное. Потому что этого я не знаю. Вернее знал, но забыл.
– Может натворил чего?
– Может, – минотавр довольно кивнул. Ему явно нравилось, что ему уделяют внимание.
– Ну надо вспомнить что именно?
– Так я мог натворить что угодно. Силы то много. Мог город разрушить, мог народ с лица земли стереть. Это, по сути, не важно.
– Ну почему не важно? Вот вспомнишь, что натворил и…
– Что и? Что и- то? – В голосе Минотавра проскочила злость. – И ничего! Вот представь, сижу я тут. Эдакое непонятное существо. У меня болит все тело. Потому что всю жизнь сидеть или лежать – это же полная атрофия мышц. Абонемент в спортзал, представь себе, мне никто не предоставил. И даже бассейна нет.
– Ну ты наглый. А встать и поприседать слабо?
– Так лень же.
– Знаешь, у меня есть идея, зачем тебя сюда заточили.
– Ну? Толкни идею. Осчастливь  чудище.
– А от по***зма избавиться.
– Это как?  – Минотавр задумчиво наклонил голову.
– А так. Тебе на всех же плевать. Вот ты сидишь тут, ржешь над скелетами. Тащишся от того, как ты крут. Альфой и Омегой уже успел себя поназывать?
-Ну… – Минотавр удивленно вытаращил глаза.
– Вот тебе и ну. Когда сдуешься – тогда и выпустят. А то от твоей важности смердит уже.
– Хочешь, я заплАчу? – Минотавр сделал жалостливое лицо и приготовился плакать.
– Зачем?
– Ну чтобы ты понял, что у меня есть чувства. Ты же внутрь меня не заглядывал, пальцами там не ковырял.
– Чувства? Да ты слово-то такое откуда знаешь? Вот у меня есть чувства. Я девушку свою спасать пришел. Любимую.
– Ну тогда будем плакать вместе. Потому что ты опоздал.
– Как опоздал, – Тесей похолодел и схватился за меч.
– Ну так. Опоздал. Я ее съел. Она внутри меня сейчас сидит. Я многих съел. Скелеты было складывать некуда. Они же разлагаются тут. Брррр.
Тесей одни движением выхватил меч и занес его над головой Минотавра. Минотавр покорно опустил голову.
– Руби, родной, рубиииии. Накажи чуду – юду.  Ты в который раз-то спасаешь? – Минотавр чуть приподнял голову и снова сощурил один глаз.
– Да иди ты. – Тесей сплюнул на пол. Снова вставил меч в ножны и развернулся в ту сторону, откуда пришел.
– Да-да. – Голос минотавра снова стал злым. – Иди! Не очень-то и хотелось! Ты же знал, что не сможешь! С самого начала знал! И я знал! Все вы одинаковые! На втором повороте заблудишься, на третьем споткнешься, на четвертом сдохнешь! Выхода нет!!!
Тесей замер. Медленно обернулся. Также медленно сел на холодный пол. Молча достал клубок и стал перематывать нить, формируя новый клубок.
Оба молчали. Минотавр не выдержал.
– Что делаешь? Считаешь оставшиеся  часы?
Тесей продолжал молчать. И так же молча перематывать нить с одного клубка на другой.
– Считай – считай. Давай я помогу. Осталось 60 минут. Ой. Уже 59. 58. 57.
Тесей перематывал нить. Он вдруг понял, что Минотавр пугает его. И это забавно. Для него забавно. Он так привык. Репертуар у него такой –  дохлый. Пыжиться и пугать. Потому что он сам  – боится.
– Слушай, ты когда пугаешь,  – промолвил, наконец Тесей, – когда стало явно, что Минотавр начал снова злиться,  – ты чего ждешь? Что обосрутся? Так вонять же будет. Тебе оно зачем?
– Ну, наверное, чтобы не забыть, как я крут. И что я могу, в смысле, на что способен.
– А если не пугать, – то ты не знаешь, что ты крут? А ты вообще, что о себе знаешь? Ах да, прости, я забыл. Забыл, что ты все забыл.

Скулы на лице Минотавра заходили, он заскрипел зубами, но промолчал.
– То есть, если ты не пугаешь, то тебя как бы и нет?
Минотавр придвинулся к Тесею и неистово зашептал прямо ему в лицо:
– Если я не пугаю, то я начинаю думать об этом долбанном лабиринте. О том, что выхода нет. О своем непонятном больном теле. О тех, которые внутри и которые голосят с утра до вечера. Знаешь, Тесей, ведь мне страшно. Мне правда страшно. Ты первый толковый мужик тут. Спаси меня Тесей. Ты сможешь!

Тесей посмотрел в глаза Минотавру. Там был страх и мольба.
– Ну, ты сразу бы так сказал, время бы зря не тратили.
Минотавр откинул голову, отодвинулся  обратно и, улыбаясь, сказал:
– Так иначе было бы не интересно. – И картинно поиграл бровями.
Тесей нахмурился.
– Ты опять?
– Молчу, молчу, молчу, – Минотавр состроил лицо преданного щенка и заискивающе улыбнулся.
– Способ, которым ты борешься со своим страхом – гавно.
– Я по- другому не умею.
– Это понятно. Если ты чувствуешь себя никем и ничем, и мучительно ищещь власти, чтобы доказать, что ты крут – это бег по кругу. Ты сделай что – нибудь. Хоть что-то.  И тогда ты будешь «Минотавр, сделавший вот это».
– Например?
– Ну, например, вынеси вон ту дверь.
– Ахахахаха. Ты хитрее, чем я думал. Притворился добреньким и решил меня использовать для своей выгоды? Мило. А как хитро! Блеск!

Тесей снова задумался. Трудно было разделить внутри себя желание помочь этой чуде – юде и желание поскорее выбраться отсюда.
– А чем тебя это напрягает? Выберемся-то оба? Разве нет? Ты вообще когда-нибудь о других думаешь? Или кроме своих рогов тебе никого не видно?
– А зачем мне о них думать? Обо мне разве кто думает? Только не убеждай меня сейчас, что ты думаешь обо мне. Даже слушать не хочу об этом.
– Неа. – Метания Минотавра становились уже забавными. Он был похож на обиженного ребенка. Которому что-то не додали. Игрушек что -ли мало было в детстве? – Я прожженный эгоист и ты меня вообще не волнуешь.
– Кто бы сомневался! – Минотавр снова злился. – А сколько было понта!  К чему только? Сразу все было понятно!
– Так дверь-то сможешь выбить? Не? Сила – то бутафорская что-ли?
Минотавр отошел от двери и сел на пол.
– Не буду! Уже не прокатит.
– Ну ладно. Тогда пиши.
– Что писать? Где? Чем?
– А вот камешком на стене пещеры царапай. Может толк выйдет.
– А что царапать то?
– Ну пиши кого съел. Когда. Кто он был такой. Зачем приходил.
– Ага!!! Свою найти хочешь? Слушай ты такой изворотливый, что просто кошмар.
– Капздец. Слушай, ничего не делай. Сиди подыхай.
– Ну так и ты подохнешь.
– Ну подохну. И что? Тебе какая печаль?
– Говорить не с кем будет.
– Так тут без вариантов. Все равно не с кем будет. Так ты и не говоришь, а или нападаешь, или защищаешься.  Знаешь… – Тесей помолчал, продолжая мотать клубок,  – я вот человек же. Не бог и не животное, как ты. И я устаю. Вот тупо иногда устаю. Спасать. Шляться по этим лабиринтам. Иногда теряю силы или веру. Что есть выход. И что получится. Не потому, что ты такое уродское чудо- юдо. А потому, что я  – не бог.
– Ты еще просто не в курсе, что тебя потом канонизируют. Греки. И напихают во все книжки.  – Голос Минотавра неуловимо изменился. Он стал тихим и в нем слышалась усталость. – Похоже, мы оба тут застряли.

Минотавр немного подумал и заговорил снова.
– Слушай, давай я дверь выломаю, и ты иди. Иди. Жалко мне тебя. Не хочу, чтобы ты тут скопытился.
– Заботишься типа? Уберечь хочешь?
– А что? Нельзя?
– Да можно. Только еще лабиринт подсунут. Надо уже пройти до конца. Надоело, понимаешь? Вот надоело мне по ним бродить. До чертиков! – Теперь Тесей говорил устало и с какой-то тоской. – Ты же прав. Не первый раз же. Только  – то сил не хватает, то терпения. Представляешь вот идешь и идешь, и идешь и идешь, и все идешь и идешь. Свихнуться можно.
– А ты бы книжки с собой брал. Почитать в пути. Отвлечься.
– Да какой тут отвлечься. Темно же. Да и тогда идти придется еще дольше. Если отвлекаться. А так – напрягся и прошел сразу.
– Так не прошел ведь.
– Ну….напрягся и …не прошел. Сразу. Со второго раза прошел.
– Ога. С десятого. Слушай, а тебе зачем  это вообще? Ну вот по лабиринтам бродить? Спасать?
– Ну прикольно. Особенно когда быстро спасаешь.
– Типа герой?
– Не знаю. Сам процесс нравится. Я же в чужих лабиринтах легко ориентируюсь. Это вот свой все никак не осилю.
– А в чем разница? Камни и камни.
– Нееее. Разница есть. Там ты если не спасешь – то не страшно. Ну сделал все, что мог. Бывает.
– А в своем страшно?
– Страшно. Надоело. Колени ободраны уже.
– Так а чего боишься то?
– А если не спасу?
– А если спасешь?
– Ну так не абы кого спаю же. А если…
– А если тебе просто пожмут руку и все?
– Ну …да… – Тесей опустил голову.
– Тогда ты просто пойдешь и нажрешься на ближайшем рынке. Будешь валяться пьяным у канавы и думать, что все бабы – шлюхи. И через какое-то время это пройдет.
– И что потом? Снова лабиринт?
– А это уже по желанию. – Минотавр улыбнулся. – Тебя же сюда никто не загонял, ведь так?
– Так.
– Ты ведь считаешь, что именно то, что было добыто с трудом и далеко спрятано – вот оно самое золотое?
– А разве принцессы ходят по улицам рынка? Настоящие принцессы. По крови и духу.
– А ты думаешь, что все они сожраны такими, как мы?  – Минотавр расхохотался. – Нас тупо не хватит. Принцесс больше.
– То есть можно не спасать?
– Ты гениален. Долго думал?
– Слушай, я  не видел ни одной принцессы на рынке.
– Это вопрос желания. Иди, там не заперто.
– Что значит «Иди»?
– Дверь в другую сторону открывается. Ты на себя тянул.
– А ты?
– А что я?
– Так если дверь открывается?
– И что? Мне туда нельзя.
– Кто сказал?
– Так положено. И вообще не баламуть мне рога. Иди уже. У меня жена, дети и я зарплату получаю за посидеть тут и попугать.
Тесей, уже вставший и направившийся к двери, снова сел.
– На жизнь –то хватает?
– Да не особо. И эти внутри, которые галдят, надоели.
– Так выпусти, если надоели.
– Репутацию потеряю. Я – злой. Могущественный. Я – крут.
– И на хрена тебе эта репутация?
– Народ привлекает. Денег больше платят.
– А ты по-другому зарабатывать не пробовал?
– А ты спроси: оно мне надо?
– А ты вообще чего хотел бы? Ну для себя?
– Знаешь что? Принеси мне бумаги  – ну или папируса, как тут у местных называется,  – и чем писать. Я может истории позаписываю. Тех, кто внутри галдит. И мне развлечение и этим горе – спасателям польза. А то приходят, а там внутри хоть перекличку делай – к кому пришли.

Тесей замер перед дверью. Словно подбирая слова.
– Слушай, а те, которые галдят, они сами тоже к тебе пришли что ли? По своему желанию туда? Ну…внутрь?
– А то! Тут вообще ничего вопреки своему желанию не бывает. Такое тут место.
– А для чего?
– Ну, у каждого свое.
– Ты знаешь…ну… мою?
– Ну да. Ядреная барышня. Вредная.
–  Можешь спросить ее – хочет ли она выбраться?
– Щас, погодь. – Минотавр закатил глаза, так что остались видны одни белки, пронизанные синими сосудами, и заклокотал где-то глубоко в горле. Потом встряхнул головой и сказал:
– Ответила, не маленькая, мол, сама справится. Но типа ты молодец, что пришел.
– Ну…я пошел что ли? – Тезей толкнул дверь. Солнце резко резануло по глазам.
– Ога. Бумагу не забудь. Захаживай.

Автор: Кутузова Светлана

putcsebe.ru

Rating: 3.0. From 2 votes.
Please wait...

При использовании статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна
 
ladygodiva77
Автор этой статьи: ladygodiva77
Психолог. Писатель. Исследователь. Очень люблю путешествовать и открывать для себя мир.