География — ключ к истории Абхазии

8742

Поразительно много мы «знаем» о древних Риме, Греции, Египте, Шумерском и Аккадском царствах, даже о Китае и Индии известно, что они были развитыми государствами чуть ли не каменном веке. Мало того, но и безлюдную Сибирь, где невыносимые для человека условия жизни, мы начали осваивать задолго до первых попыток заселения Кавказа. Да что там Сибирь. Антарктиду мы открыли ещё в 1820 году, а 1883 казаки Черноморского казачьего войска уведомляли (!!!) императора Александра III о том, что они самостоятельно обжились в Сухум-Кале.

Неизбежен резонный вопрос:

Как могло случиться, что человек начал колонизировать дальние земли, от которых ему прока, по сути, нет никакого, в то время как у него прямо под боком, в самом центре мира, между Азией и Европой, всё это время существовали благодатные  во всех отношениях  бесхозные земли?

Разумеется, большинство из нас заранее знают, что  ответят на этот вопрос образованные люди, имеющие твёрдую «пятёрку» по истории. Мол, субтропический климат способствовал развитию неблагоприятной эпидемиологической обстановки, поэтому свирепствующая малярия была главным фактором, препятствующим заселению узкой полоски земли между морем и горами, где вместо плодородной земли было множество болот. Да ещё дикие горцы постоянно нападали и подчистую вырезали колонии поселенцев.

Постойте. Но ведь горцев-то малярия не брала. Что им-то мешало иметь здесь города и порты, развитый флот, хотя бы рыболовный. Нет, ну правда. Как можно жить у моря и не использовать его в качестве бесплатного бесконечного источника продовольствия, которое так сложно восполняется в условиях горной местности? Разве можем мы представить, чтобы хоть один из поморских народов, будь то скандинавы, балты или испанцы, жили у моря и не ловили рыбу, не собирали водоросли, моллюсков и, может быть, главное:

— не использовали бы водоём в качестве средства коммуникации, для перевозки грузов и пассажиров?

Такая ситуация похожа на историю про голодного, который почивает  на мешках с зерном.

Нелогично? Нелогично. Странно? Более чем! Значит, нужно раз и навсегда определить, в чём здесь причина. Все несуразности вкупе с наслоениями откровенно сфальсифицированной информации прямо указывают на то, что в реальной истории было что-то явно иное. Что-то такое, что либо:

  1. Необходимо скрыть или исказить в целях извлечения выгоды для определённого круга заинтересованных лиц.
  2. Совершенно неизвестно для историков, которые «стесняются» признавать свою некомпетентность и вынуждены придумывать не происходившие никогда события.

Допускаю, что есть и третий вариант, тот, о котором известно всем из учебников, но вероятность того, что он является правдивым хотя бы наполовину, сводится к уровню погрешности. О какой уж тут правдивости информации может идти речь, когда у всех перед глазами слишком уж очевидные подтасовки фактов, видные невооружённым глазом. Нет особой нужды в том, чтобы сомневаться в справедливости сомнений. А попытки устранить сомнения с помощью пространных объяснений только усугубляют сомнения, переводя их в разряд уверенности в том, что нам беззастенчиво лгут.

Как быть, например, с основными принципами датировки исторических артефактов?

Принцип 1: «чем примитивнее — тем древнее».

Несостоятельность оценки возраста артефактов по этому принципу очевидна и двоечнику. Пример:

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 01 Слева работа облицовщика, выполненная в 2019 г., справа — 1891 г.

Судя по внешним признакам, на фото слева запечатлена работа, выполненная в эпоху палеолита, а на фото справа облицовка здания, созданная с применением 3D-печати. Однако в действительности качество является показателем уровня мастерства производителя и совершенства применённых технологий, но никак не возраста изделий. Иначе придётся признать, что многие рисунки, созданные детьми какого-либо определённого детского сада, относятся к одной из исторических эпох далёкого прошлого.

Принцип 2: «чем хуже сохранность — тем древнее»

На самом деле, как и в первом случае, речь  здесь не может идти о сравнительной датировке так же, как нельзя сравнивать солёное с фиолетовым. Это разные категории. Степень сохранности говорит больше об условиях хранения и использования артефакта, а не о его возрасте.

Принцип 3: «чем меньше артефакт похож на привычный, тем он древнее»

В этом принципе ещё меньше логики, чем в первом и втором, вместе взятых. И особенно грустно, когда кто-либо пытается определить возраст объекта, пытаясь комбинировать эти методы одновременно. А именно это можно видеть на примере попыток изучения или создания истории Кавказа.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 02 Хомо Георгикус (Человек грузинский)

Учёные нашли останки этого гоминида в слоях туфового гравия, лежащего непосредственно на базальте, близь города Дманиси в Грузии в 1991 году. Главным критерием при датировке останков, как я понимаю, явилось само место их залегания. Кто-то решил, что раз геологи датируют  эту горную породу возрастом 1,85 млн. лет назад, значит, череп и челюсть имеют возраст один миллион, семьсот семьдесят тысяч лет. Забавно, что не указали более точную цифру, например, 1 млн. 773 тыс. лет назад.

Датировка подтверждена и палеомагнитными исследованиями. Однако не следует забывать о том, что  данный метод хоть и позволяет довольно точно отнести возраст происхождения горной породы к тому или иному геологическому периоду, но возраст-то этих периодов назначили сами люди. Поэтому как назвали учёные ту или иную эпоху, такую эпоху метод и покажет. Причём практически безошибочно. Вот только возраст эпох ничем не подтверждён.

Никому нет никакого дела до того, что у криминалистов за двести лет наработана очень достоверная методика датировки останков человека. Эксперты, дающие заключения для судов и следователей, плачут от смеха, когда сталкиваются с датировкой скелетов сроком в три, пять и более тысяч лет. А тут, вдумайтесь только, речь идёт о миллионах лет. Костям! Как видно на фото, даже не окаменевшим. А форма черепа и строение челюстей позволяют с достаточной долей достоверности утверждать только одно: перед нами останки представителя отряда приматы семейства гоминиды. А это вовсе не обязательно человек.

Просто человекообразная обезьяна, точнее, её череп и нижняя челюсть, оказались в слое туфового гравия. Вот единственный достоверный факт, который можно рассматривать с научной точки зрения. Всё остальное — домыслы грузинских археологов, мечтающих доказать исключительную древность своей нации Homo Georgicus.

Эпохи палеолита, мезолита, неолита и бронзы (от 2 млн. лет назад до III тысячелетия до новой эры) на Кавказе представлены различными археологическими культурами довольно широко. Однако сомнения в ценности данной информации для реальной истории не позволяют всерьёз рассматривать их в качестве источника информации. Так называемые Имеретинская, Триалетская, Майкопская и пр. культуры, по сути, являются неким обязательным для археологии любой страны и каждого народа компонентом, составляющим фундамент исторической науки. Того, без чего невозможно создать полноценную модель национальной самоидентификации.

Но это политика. Нам же важно найти простые ответы на вопросы, не тратя энергию на разборку завалов, состоящих из идеологически и экономически выверенных версий, которые выгодны кому угодно, только не ищущему правду. Притом необходимо понимать, что правда может оказаться горькой и неудобной. Кому-то придётся пожалеть о том, что иллюзии рухнули, а он оказался не готов к осознанию того, что всё настолько далеко от привычных представлений.

Не каждый способен без потерь пережить открытие нелицеприятных сведений о его семье, о прошлом его предков, которыми он привык гордиться. Запросто может оказаться так, что дедушка-то вовсе не геройски погиб на войне, как рассказывала бабушка, а был расстрелян, как мародёр. К подобному тоже нужно быть всегда готовым. Если истина дороже, разумеется.

Но вот беда! Для тех, кто готов принимать правду, какой бы горькой она ни оказалась, уготовили очередную ловушку в виде: «Вы всё равно во всём виноваты». Теперь уже не в западной пропаганде, а  в отечественных источниках повсеместно укоренилось словосочетание «экспансия русских». И вот уже те, кто освободился от одних заблуждений в виде идеологических и религиозных догм, оказались в плену новых, не менее опасных заблуждений. Теперь уже никто не удивляется, не оборачивается вслед молодым папам, которые, водя за руку по музею своих сыновей, рассказывают о том, что было в Сибири или на Кавказе до того, как туда «пришли русские».

Поход Ермака за Камень представляется не иначе, как «покорение Сибири». А Кавказская война, которая ранее для всех являлась освободительной, теперь используется в качестве инструмента для того, чтобы заставить нас искренне сожалеть о том, в чём мы не виноваты.

Сегодня, когда только до небольшого количества людей дошли  смысл и суть понятия «Великая Тартария», становятся понятными, наконец, причины и истинные мотивы той войны. Да, Российская империя вела войну за Кавказ, потому что он сам по себе не мог быть самостоятельным ни при каких обстоятельствах. Маленькие страны априори обречены на то, чтобы находиться «под кем-то». И если они не с Россией, то под её врагами.

Когда не стало Великой Тартарии, её бывшие провинции, словно стервятники, начали ожесточённую борьбу между собой за наследие исчезнувшей страны. И самое худшее, что можно было представить в такой ситуации, — это если бы Кавказ оказался в составе Малой Азии (Османской империи). Не намного завиднее судьба Кавказа представляется и «в братских объятьях» Персии, которая хоть и не стремилась уничтожить коренное население Кавказа физически, как это делала Порта, но, несомненно, тотально обратила бы его в магометанство. Жёстко, огнём и мечом истребила бы всё, что напоминало бы выжившим об их предках и их традициях. И только русские давали горцам гарантию не только сохранения, но и укрепления национальных элит кавказских народов, а также свободу совести и вероисповеданий.

Но всё это справедливо только к событиям второй половины девятнадцатого века. А что же было раньше? Почему такой длительный период между античностью и новым временем превратился в лакуну, наполненную несостоятельным лепетом историков про… Не стану плодить версии академической науки, каждый, кто не знает, может легко ознакомиться с тем, что якобы происходило столетиями на диком «острове Кавказ», который, словно законсервированный, существовал посреди моря развитой цивилизации.

В этом я вижу главный парадокс истории Кавказа. Вопреки здравой логике, благодатный край, имеющий стратегическое значение для всех соседних регионов, почему-то существовал, как «медвежий угол», до которого никому не было никакого дела до определённого момента. Почему? Здравый ответ может прозвучать приблизительно так: «Потому что не представлял ни для кого реального интереса».

А вот причин того, что Кавказ был не интересен окружающим, могло быть две:

- либо туда никто не мог войти,
- либо туда никто не хотел входить.

И то, и другое не взаимоисключают друг друга, и, может быть, разумно будет предположить, что на большей территории Кавказа были условия, непригодные для нормального существования обычных людей, успевших привыкнуть к стандартным для своего времени благам цивилизации. Правильнее будет говорить о том, что, вероятнее всего, какой-то период там были невыносимые природные условия, сходные с условиями, в которых живут только особые категории людей, такие как берберы в Северной Африке, например. И косвенных подтверждений справедливости такой версии более чем достаточно. Они накопились за последние десятилетия благодаря трудам историков и краеведов, которые являются энтузиастами, а не профессионалами. Исследования Олега Павлюченко, автора видеожурнала AISPIK Елены Гусаковой, автора канала Елена Топсида

и других убедительно показывают, что:

Леса Северного и Западного Кавказа относительно молодые, им не более ста пятидесяти лет, за исключением отдельных дубов, буков или платанов, которым не более трёхсот лет.

Горные породы, из которых состоят скалы этих областей, коренными не являются, а, если исходить из состава и структуры, представляют из себя окаменевшие осадочные породы. Современные мергели и доломиты очень молоды и содержат конгломераты из окатанной морской гальки и морской фауны, находящейся порой на высотах до полукилометра. Причём встречаются не окаменевшие моллюски современных видов, например, мидии, с перламутровым покровом на внутренней стороне створок.

Чехол осадочных пород, формирующих горы Северного и Западного Кавказа, располагается поверх коренных пород из гранита, диорита, базальтов, габбро и пр., которые составляют основу Главного Кавказского хребта.

И эти данные позволяют сделать предположение о том, что примерно около двухсот – двухсот пятидесяти лет назад здесь были безжизненные скалы, имеющие скудный травянистый покров, и редкие оазисы из кустарников и рощ, которые служили спасительными островками для горцев, приспособившихся выживать в экстремальных посткатастрофических условиях.

И если эти предположения справедливы, а сомневаться в их справедливости есть множество оснований, то некоторые вопросы если не отпадают сами собой, то, по крайней мере, получают разумные ответы.

Возможно, один из самых главных вопросов – это феномен невостребованности жителями Кавказа одного из самых драгоценных природных ресурсов  – Чёрного моря, как неиссякаемого всесезонного источника продовольственных ресурсов и главного средства коммуникаций, контроль над которым сулит безбедное существование только за счёт взимания торговых пошлин или хотя бы пиратства.

Махаджиры

В столице Абхазии существует набережная Махаджиров, название которой кажется туристам загадочным и романтичным. Большинству невдомёк, что название это увековечило память об одной из самых трагичных в жизни абхазского народа страниц истории. Но даже её теперь некоторые пытаются обернуть в качестве пропагандистского инструмента против России, несмотря на то, что не Россия проводила политику хиджры (переселения), а Османская империя.

Для справки:

Махаджирство (мухаджирство) — массовое и целенаправленное переселение мусульман в мусульманскую страну из немусульманских стран, где мусульмане являются меньшинством или чаще всего им становятся в результате военных действий (например, аннексия мусульманской территории христианским государством) и не желают мириться с положением религиозного меньшинства. Мухаджиры (араб. букв. «переселенцы») — термин, происходящий из арабского языка от слова хиджра — переселение.

Сегодня даже отечественные историки пытаются посыпать голову пеплом и каяться в «преступлениях русских, развязавших Кавказскую войну». Но большинство абхазов даже не слышали об этом. Их родовая память куда сильней лжи историков, находящихся на содержании политиков. Они знают, как всё обстояло на самом деле.

Теперь причина выдаётся за следствие, а следствие за причину. Всё перевёрнуто с ног на голову, и русских обвинили в том, что якобы это из-за того, что они вторглись на Кавказ, возникло огромное количество беженцев. На самом деле всё наоборот. Русские пришли на Кавказ, чтобы прекратить поток «беженцев», которые на самом деле беженцами и не были.

Османы, которые на Кавказе традиционно промышляли охотой за головами, иначе говоря, добычей бесплатных рабов, что выгоднее, чем простая перепродажа, в какой-то момент, видимо, перенасытили невольничий рынок. Тогда часть «промысловиков» открыла новый вид извлечения дохода, ещё менее затратный, чем поиск, ловля или похищение людей и последующие их транспортировка и содержание для перепродажи.

Они просто объявили местному населению Сухум-Кале о том, что за «умеренную» плату отвезут правоверных братьев в райское место за морем, где много храмов с золотыми куполами. Бывшие язычниками горцы не могли и представить, что в мире существуют люди, способные жестоко лгать, прикрываясь именем Аллаха ради звонкой монеты.

А османы брали с желающих золото и серебро, причём всё, что те имели за душой, и сажали их на корабли. Затем корабли выходили в море, но недалече, за мыс. А там связывали несчастных пассажиров всех в одну связку и, привязав балластный камень одному из них, сбрасывали за борт. Корабль возвращался в гавань за следующей партией «переселенцев», а навстречу ему уже шёл гружёный.

Так османы вычистили все запасы серебра и золота из бывших подданных бывшего Абхазского царства руками самих же подданных. Да при этом ещё и сократили численность абхазов, по некоторым оценкам, на 90 %. То есть это был один из самых зверских актов геноцида в истории современного мира. Но при этом русские во всём виноваты!

Мореходство

Эти события легли в основу веры абхазов в то, что вся черноморская рыба является, хотя бы и в пятисотом поколении, но причастна к пожиранию тел махаджиров – жертв геноцида абхазов конца восемнадцатого – начала девятнадцатого веков. Поэтому абхазы по сей день не едят морскую рыбу, плоть которой содержит частицы плоти их предков.

Но это легенда. А по факту даже такие события не могли помешать абхазам иметь свой собственный морской флот или хотя бы сложиться обычаю прибрежного рыболовства. Да, имея царство, половина территорий которого граничит с морем, абхазы просто обречены были заслужить славу одних из лучших в мире мореходов. Почему этого не произошло? Скорее всего, потому, что для создания собственного флота им чего-то не хватало. Чего? Да материала для постройки кораблей! Не было в Абхазском царстве лесов, пригодных для добычи корабельной древесины. А берега его были совершенно не приспособлены для постройки портов, по крайней мере, в то время, когда существовало Абхазское царство.

Государственность

Официально считается, что Абхазское государство существовало в восьмом – десятом веках. Но чего стоят датировки историков, нам уже хорошо известно. Да и самое-то главное, что в современном понятии это никогда и не было государством. Царством называлась земля, населённая родственными племенами и народами, которые объединялись только ради защиты общих интересов. А в остальное время люди жили независимо ни от кого. Оседлые платили оброк и дань, а кочевники никому ничего не платили.

Собственно, это типично для большинства земель средневековых Азии и Европы. Вплоть до девятнадцатого века не существовало государств как политических организаций, имеющих все атрибуты, перечисленные в определении, данном Теорией государства и права. Такие, как единые формальные государственные границы, государственный язык, законодательство, валюта, армия, полиция и далее по списку.

Слово государство, которое так часто встречается в средневековых источниках, имело иной смысл, отличный от современного. Также иное значение имели понятия «империя», «царство», «княжество», «герцогство» и т. д.

Религия и обычаи

Не существует по сей день и внятного объяснения феномену практически полного отсутствия религий в Абхазии. Если она находилась столь долго под владычеством греков, затем римлян, а позднее османов, то почему по сей день в стране преобладает мировоззрение, характерное для язычества, при почти полном отсутствии следов ислама и иудаизма и весьма скромном присутствии христианства?

Мало того, уникальными являются и многие обычаи, не похожие ни на одни другие, характерные для народов Кавказа, живущих в непосредственном контакте с абхазами. Особое отношение к природе, неповторимые, недоступные для понимания европейцев ритуалы – всё это свидетельствует о том, что абхазы долгое время находились в полной изоляции от  соседних племён и народов и сохранили забытые многими знания и традиции.

В отличие от Крыма, Румынии, Болгарии и тем более Турции, в культуре абхазов практически отсутствуют признаки взаимопроникновения различных культур, что не может не натолкнуть на версию, которая проистекает из вышеизложенных тезисов:

– Большинство общепринятой информации об истории Западного Кавказа не имеет ничего общего с реальным прошлым этой страны. Не могли пройти бесследно века присутствия здесь греков, римлян и османов, единственной памятью о которых являются разве что память, сохранённая в виде таких  названий, как Сухум ( су – вода, х(к)ум – песок) и Махаджиры.

Диоскурия

Древняя история городов Кавказа, как под копирку, списана с истории городов Тамани и Крыма. Какие-то упоминания без внятных указаний на привязку к реальной местности «успешно» реализованы современными историками при локализации «городов-полисов» или «колоний». Соревнования учёных в количестве «открытий» никак не способствуют установлению правды. Их «открытия» если и приносят пользу кому-то, только им самим и их семьям, потому что неизбежно влекут за собой улучшение материального благосостояния «первооткрывателей», которому способствуют полученные степени, звания, опубликованные труды и сопутствующие слава и известность.

Когда заканчивается список того, что ещё не «открыто», учёные открывают то, что придумали сами, и существование чего в прошлом. Доказать или опровергнуть не имеется никакой возможности. Именно потому до сих пор тысячи людей по всему миру тратят колоссальные средства на поиски Атлантиды, Лемурии, континета Му. Очень удобно, потому что такие поиски позволяют «освоить» любые денежные средства и отчитаться вплоть до копейки. Проверить целевое расходование финансов в таких случаях не в силах ни одна аудиторская проверка.

Вероятнее всего, и история Сухума – не исключение. Учёные говорят, что крепость и город, выросший вокруг ее стен, в разные времена носили разные названия. Город основали, конечно же, в VI веке до нашей эры и, конечно же, греки-колонисты. В данном конкретном случае – греки из Милета. Поселение якобы получило название Диоскуриада, в честь героев мифов, братьев-аргонавтов Полидевка и Кастора Диоскуров, участников знаменитого похода за золотым руном.

Ранее я описывал эпопею с локализацией полумифических «греческих полисов-колоний» Корокондамы, Акры, Нимфея и пр. То, каким образом это происходило на Тамани и в Крыму, походит на курьёз, более годный для сборника исторических анекдотов. Стоит ли надеяться на то, что в случае с Диоскуриадой могло быть как-то иначе? Едва ли. Вполне предсказуемо никаких письменных свидетельств, указывающих на древний греческий город, в самом Сухуме не обнаружено. Единственная зацепка – монета, найденная на дне Сухумской бухты.

Деньги

Сначала я полагал, что это какая-то ошибка, и разрешить её помогут абхазские археологи, но этого не произошло. Это невероятно, но в главном археологическом «храме» республики – Абхазском государственном музее – в экспозиции вообще отсутствуют какие-либо монеты. Совсем.

В одном из последних научных трудов, оставленном нам знаменитым абхазским учёным Георгием Шамбой, который называется «Древний Сухум», археологической нумизматике посвящена глава VII –  «Монеты». Занимает она всего четыре страницы и посвящена в основном описанию таких находок, как  монеты Аристарха, Саулаха и Басилевса Акоу. О монете «Диоскуриада» сказано следующее:

«Она выпущена во времена Митридата Евпатора VI (121 – 63 гг.), когда в его подчинение перешла Диоскурия со всей сельскохозяйственной хорой».(хора – область, регион. Моё прим.)

Как бы это ни было печально, но необходимо признать, что не существует достаточных оснований для того, чтобы локализовать Сухум как Диоскурию, упоминаемую Плинием. Мало того, что сведения, почерпнутые из биогеографии, почвоведения, геологии и гидрологии, ставят крест на самой возможности освоения Кавказа древними греками, так ещё и археология никак не подтверждает, а только опровергает официальную версию историков.

Всего одна монета… Да и кто вообще сказал, что это монета? На каком основании? На том, что она плоская, круглая и сделана из меди? А что если это жетон? А слово «диоскурия» – это точно название города? А если предположить, что это название некоего налога? «Диос» может означать цифру 2, к примеру, или слово «двойной». А «курия» может означать что угодно, от куреня в значении двор (домовладение) до понятия, близкого латинскому cura, т. е. опека (надзор, попечение), откуда произошло понятие «прокурор». Сомневаться в справедливости официальной версии заставляет и тот факт, что в «Диоскурии» была найдена всего одна монета – диоскуриада, а в Крыму их находят тысячами.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 02а Монета диоскуриада. Медь. Митридат VI Евпатор, I век до н. э.

Сомнения в том, что данный предмет являлся платёжным средством, вызывает и материал, из которого он сделан.

Историки говорят о некоем «бронзовом веке». Все слышали об этой археологической эпохе, многие даже знают о том, что она была позже каменного века, но сколько лет назад она началась и когда закончилась, кроме специалистов, знают единицы.

Для справки:

РБВ — Ранний бронзовый век (3500—2000 до н. э.)
СБВ — Средний бронзовый век (2000—1600 до н. э.)
ПБВ — Поздний бронзовый век (1600—1200 до н. э.)

Несмотря на то, что ПБВ закончился, по версии академической науки, более чем за тысячелетие до периода правления Митридата Евпатора VI, по факту археологи ничего, кроме изделий из бронзы, золота и серебра, в слоях второго – первого века до н.э. не находят. Золото с серебром стоят особняком, это драгоценные металлы, но бронза-то… Из неё, читай, из меди: (купрум) с оловом (станнум) в соотношении 85 % Сu + 15 %Sn – делали буквально всё. Так какой смысл было ещё и монеты из неё делать? Или только до русских в конце семнадцатого века вдруг дошло, что монеты из меди – это какое-то надувательство, и начались медные бунты? А «древним грекам» не приходило в голову вместо монет расплачиваться пуговицами или иными предметами из повседневного обихода?

Да и сам факт использования бронзы задолго до изобретения металлургии сплавов и начала разработки касситерита (оловянной руды) на Британских островах, вызывает множество вопросов к историкам, которые, судя по всему, прогуливали лекции по металловедению.

Посему я вынужден констатировать следующее:

Ценность денег заключается в их недоступности. Чем более распространена вещь, тем менее она ценна. Следовательно, медь, которая была практически единственным металлом античного Кавказа, не могла использоваться в качестве материала для изготовления денег. Она могла применяться для изготовления денежных суррогатов,  предтечи появления бумажных купюр – жетонов.

1. Нет ничего более сомнительного, чем принимать жетоны в качестве доказательств при локализации древних городов, между которыми существовал активный обмен различного рода товарами, в том числе и предметами, играющими роль пломб, печатей и знаков, подтверждающих уплату таможенных пошлин и различных налогов.

Сам факт массового использования бронзы как сложной металлургии сплавов, при отсутствии более простых технологий производства железа, подлежит тщательному расследованию. Ситуация, которая закрепилась в исторической науке в качестве аксиомы, может свидетельствовать о том, что древние люди должны были бы обладать опережающими их развитие технологиями. При этом производство бронзы без освоения чёрной металлургии невозможно по целому ряду причин. Одна из главнейших – невозможность добычи оловянной руды без обладания инструментальной сталью.

С учётом вышесказанного, с особой остротой встаёт вопрос о том, какими же инструментами возводились крепости и другие сооружения древней Абхазии.

Зодчество

О судьбе самого города историки высказываются вполне логично. Очевидно, его строения большей частью находятся под водой. Но вот причины этого события, датировка и прочие важнейшие сведения по-прежнему не ясны. Я бы сказал, что с середины девятнадцатого века они стали менее ясны, чем были. Существуют разные версии причин катастрофы, но основные две: повышение уровня Черного моря или мощное землетрясение. Легенда о кварталах, дворцах и храмах Диоскуриады, хорошо просматривающихся сквозь толщу воды в хорошую погоду, будоражит умы тысяч туристов, приезжающих на экскурсию в Сухумскую крепость. В исторических кругах Диоскуриаду называют «абхазской Атлантидой».

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 03
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 04
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 05
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 06
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 07
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 08
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 09
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 10 Развалины на набережной Махаджиров в Сухуме

На мой взгляд, это может быть обыкновенным причалом, причём не средневековым, а девятнадцатого века.

Но для понимания глубины проблемы стоит упомянуть об академической версии истории Сухума:

 О былом его величии свидетельствует живший в I веке нашей эры римский писатель Плиний, утверждавший, что в древние времена в стенах города собиралось до трехсот разных народов, что заставляло имевших там дела римлян прибегать к помощи сотни переводчиков. I век нашей эры стал для Причерноморья кровавым: развернулась война за его территории между Римской империей и Понтийским царством. Победа досталась римлянам, а царь Понта Митридат потерял не только власть, но и жизнь. На Черном море началась римская эпоха.

Себастополис

Римляне отстроили на месте Диоскуриады новый город, укрепленный большой крепостью. В честь императора Октавиана Августа населенный пункт получил название Себастополис (Священный город: «август» в переводе с латыни означает «святой»). Археологические раскопки на месте Себастополиса подтверждают данные, что это был крупный торговый центр. Однако в начале VI века разгорелась 13-летняя византийско-персидская война, снова превратившая город в руины. Но уже к концу этого же века город был восстановлен византийским императором Юстинианом Великим. Прокопий Кессарийский, историк того времени, назвал Себастополис «одним из самых замечательных городов».

В XIII веке на Черном море появились генуэзцы. Они стали владельцами обширных прибрежных территорий по всему северо-восточному побережью. Не минула сия чаша и Себастополис: до XV века он принадлежал генуэзцам, являясь главной из многочисленных торговых факторий, основанных купцами-итальянцами.

Сухум-Кале

В конце XV века на Черное море с прилегающими береговыми территориями перешло в руки одного хозяина – Османской империи. В XIII веке они перестроили крепость Себастополиса, соорудив бастионы и укрепив стены. При турках крепость приобрела тот облик, остатки которого можно сегодня увидеть во время экскурсии в Сухумскую крепость. Она спланирована в форме четырехугольника с выступающими по углам пятиугольными бастионами. Центральные ворота находились с северо-восточной стороны, вторые смотрели в сторону моря. Стены, сложенные из булыжника, местами имеют двухметровую толщину. При их строительстве был использован распространенный в то время прием: чтобы избежать возможных разрывов и обрушений, они «армировались» толстыми бревнами, уложенными в разных направлениях. Даже после того, как бревна сгнили и вместо них образовались черные дыры, прочность крепостных стен не уменьшилась.

Турки назвали крепость и город вокруг нее на свой лад – Сухум-Кале. Надежность фортификации была такой, что в конце XIII века в нее перенес свою резиденцию владевший Абхазией Келешбей Шервашидзе.

В 1810 году Сухум-Кале захватили русские войска, и крепость стала служить гарнизонным укреплением до войны 1877 – 1878 годов. После этой войны у Сухум-Кале появилась новая роль: она стала тюрьмой для участников разгоревшегося революционного движения. Среди руин крепости и сегодня можно увидеть камеру, в которой содержался революционер Серго Орджоникидзе…

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 11 План сухумской тюрьмы. Начало ХХ в.

В 1956 году советская власть активно благоустраивала набережную Сухуми. Приморская стена Сухум-Кале «не вписывалась в архитектурные планы» и была взорвана. Уцелела только юго-западная башня, стоящая на постройках времен Римской империи.

Так думают историки и праздные туристы, которым надоело загорать на пляже.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 12
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 13
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 14
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 15
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 16
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рмс. 17
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 18 Развалины старой сухумской тюрьмы

Место расположения и конструктивные особенности руин на набережной Махаджиров красноречиво говорят об их изначальном предназначении. Совсем необязательно размещать информационные стенды, из которых можно почерпнуть «правдивые» сведения о «героическом сопротивлении» защитников крепости «русским захватчикам».

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 19 Надпись на табличке: Абхазское знамя. Конец XVIII – начало XIX вв. Флаг, развивавшийся над крепостью Сухум-Кале в момент её штурма войсками Российской империи в 1810 г.

Здравомыслящего человека не обманут и фрагменты более старых, хорошо обработанных камней, использованных при строительстве тюрьмы. Эти камни из известняка, срок сохранности которого ничтожен по отношению к заявленному возрасту «крепости».

Как и крепости северо-запада России и Прибалтики, это сооружение могло использоваться как угодно, но очевидно, что в виде фортификационного сооружения оно бессмысленно. Тюрьма, скорее всего, и при османах была местом содержания рабов и махаджиров.

Однако здесь возникает не менее интригующий вопрос о том, кто и чем тогда столь качественно обработал те блоки, которые вторично использовались при строительстве тюрьмы. И этот вопрос возникает везде, где сегодня приходится изучать древние сооружения Абхазии и всего Кавказа.

Анакопийская крепость

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy

Считается, что это оборонительное сооружение, расположенное в городе Новый Афон на Анакопийской горе, было построено в  VII в. Одновременно считается, что это наиболее полно сохранившееся древнее укрепление на территории Абхазии.

Даже не поднимаясь на высокую гору, исходя из заявленных сведений, можно предположить, что крепость сложена из гранита, ведь никакой другой камень не может сохраниться столь длительный срок, в особенности учитывая то, как он использовался. А крепость, судя по данным историков, пережила не одну осаду.

Однако, как и следовало было ожидать, сооружение над Новоафонским монастырём сложено из того, из чего и должно быть сложено старое строение на Кавказе: из известняка. Ну, а из чего же ещё, других-то горных пород здесь просто не существует изначально. Но мы помним таблицу Сальмораги, из которой следует, что известняк относится к IV классу долговечности, и срок его годности составляет всего несколько десятков лет.

Сделаем поправку на то, что горы в Новом Афоне сложены не из обычного известняка, твёрдость которого по шкале Мооса составляет 3 ед., а из доломита. Но свойства доломита почти не отличаются от известняка обычного, и твёрдость по шкале Мооса всего 4 ед. Для сравнения, у гранитоидов она колеблется между семью и восемью единицами, это для габбро, сиенита, диорита и собственно гранита.

Но твёрдость породы – не главный показатель. Куда важнее их водоустойчивость, устойчивость к выветриванию. Если гранит относится к классу наиболее устойчивых горных пород, в самом конце шкалы устойчивости, то доломит является неустойчивым и расположен на второй строчке, сразу под гипсом и органическими солями.

Горные породы, из которых строят на века, не имеют в своём составе минералов, которые растворяются водой. Это главное правило зодчих.

А если строить не из чего, кроме как из доломита, который на 30 % состоит из кальция, то будь готов к тому, чтобы каждые полвека практически с нуля строить заново всё то, что не укрыто от воздействия влаги и ветров. Это тоже знают все строители, но историкам они об этом сказать забыли. Забыли они сказать ещё и о том, что новоафонский доломит сверхмолод. Он, по сути, является недавно затвердевшей глиной. На некоторых камнях видны бороздки, оставленные корнями растений, недавно пронзавшими  ещё не литифицированную глиняную массу:

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 21

А других горных пород здесь просто нет. Сама гора, на которой построена крепость, представляет из себя кучу окаменевшей желтоватой глины, и из её же обломков вытесаны, причём весьма небрежно, блоки для строительства стен и башен.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 22

Водоустойчивость горных пород характеризуется водопоглощением по массе (у доломита она 0,12–15 %). А ещё важны такие параметры, как влагоёмкость и впитываемость. Они у доломита, понятно, таковы, что не подразумевают долгой жизни строительных материалов, созданных из него. К тому же он гигроскопичен, т. е. имеет способность поглощать влагу из атмосферы. Вероятно, именно эти факторы являются наиважнейшими при оценке возраста сооружений. Также очень важно руководствоваться состоянием посторонних включений в массе изделий из доломита, если таковые имеются. В данном случае они есть, и это фрагменты деталей из железа, которые в основном полностью диффузированы с окружающей их массой горной породы.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 23
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 24

Данный факт позволяет высоко оценить устойчивость новоафонского доломита к воздействию окружающей среды. Металл разрушился, а камень выстоял. Несомненно, камень старый, но вот насколько? Ответить на этот вопрос, хотя бы приблизительно, позволит сравнительный анализ состояния различных строительных деталей, из которых состоят все части сооружения:

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 25 Схема Анакопийской крепости

Задача не из лёгких, потому что проверить достоверность выводов не представляется возможности в силу ряда причин, главная из которых – отсутствие изображений крепости, сделанных ранее двадцатого века. Скажу более того, мне не удалось отыскать изображений, сделанных ранее советского периода, что очень странно: такой крупный, значимый объект, и не заинтересовал никого из художников недавнего прошлого.  Итак, первая башня.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 26
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 28
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 28 Воротная башня

В античности так плохо строить не умели, а для «Средневековья» – в самый раз, к тому же использование плинфы как бы убеждает нас в этом. И было бы убедительно, если бы не детали конструкции, которые видны внутри.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 29
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 30

Они изготовлены явно машинным способом, и это свидетельствует о том, что башню реконструировали совсем недавно, самое раннее – во второй половине девятнадцатого века. Причём с необработанным камнем работать уже, видимо, разучились, оттого достроенная часть обрушенной стены получилась на порядок ниже качеством.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 31

Внешняя стена совсем почти не сохранилась, а башни в плачевном состоянии.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 32
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 33

Гораздо больше материала для обследования на самой вершине. Здесь сразу же бросается в глаза несоответствие различных деталей одной и той же конструкции по уровню исполнения. Нарочито дикий необработанный камень «под старину» соседствует с элементами, вырезанными на станке.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 34
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 35
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 36

Пустынный загар, который на совершенных деталях конструкции достаточно интенсивен, свидетельствует о том, что машинное производство их осуществлялось не позже второй половины девятнадцатого века и, скорее всего, не на самой вершине горы, а где-то в другом месте. Возможно, это была камнерезная мастерская с приводом от паровой машины либо от турбины одной из рек, вытекающих из ущелий по обеим сторонам горы. Вероятно, тогда же была построена и дорога, по которой доставлялись не очень крупные детали на вершину. Всё было бы просто, если бы не одно но. Здесь же мы обнаружили фрагменты стены, которая имеет признаки мегалитического строения.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 37

Обработка блоков довольно грубая, но их вес, способ сопряжения, безрастворная кладка и более интенсивный пустынный загар свидетельствуют об иной культуре строительства. Очень похоже на то, что в царские времена кто-то восстанавливал допотопное сооружение. На эту же мысль наталкивают и террасы с подпорными стенками, похожие на те, что имеются в «городах» Мезоамерики, в частности, в Мачу-Пикчу.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 38

На самой вершине имеется ряд сюрпризов. Один из важнейших – колодец, в котором всегда чистая и свежая вода необъяснимым образом постоянно пополняется из источника. Этот колодец называют чудом христиане, рассказывающие легенды паломникам и заезжим туристам. Не считается это чудом только академическими учёными, которые утверждают, что это обычное дело. Правда, сами не в состоянии дать внятных объяснений явлению, которое не очень-то согласуется с общепринятыми законами природы.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 39

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 39а

Здесь же ещё один примечательный факт. Облицовка сооружения выполнена с потрясающим мастерством. Древние арки проёмов состоят всего из нескольких деталей, что говорит о невероятно качественном станке, на котором они вырезаны, и обладании знаниями начертательной  геометрии их создателями.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 40

Облицовка сооружения сохранилась фрагментарно, но и уцелевшие детали поражают своим совершенством.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 41
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 42
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 43

Следует заметить, что сложены блоки без применения связующего раствора. Это не характерно для строителей нашей цивилизации. А внутри уже хорошо знакомый стиль. Профильный кирпич, штукатурка – всё в лучших традициях середины девятнадцатого века. Вопрос только в том, внутри чего христиане построили свою часовню?

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 44
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 45 Часовня Иверской Божьей Матери

Так выглядит центральное сооружение на вершине горы с башни, которая не представляет из себя интереса, поскольку построена в 2008 году, хотя табличка на ней сообщает, что башня стоит с одиннадцатого века.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 46

У подножия башни ещё один сюрприз: наглядная демонстрация происхождения так называемых «зерновых ям» в крымских пещерных городах. Это не ямы, и никто их в скалах не вырубал. Просто глиняные кувшины заливались жидким раствором, а впоследствии, после длительной эксплуатации, разрушившаяся от времени керамика извлекалась, а в застывшем растворе остались ёмкости, в точности повторяющие форму сосудов.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис.47

При анализе сведений, полученных в результате осмотра всего объекта в целом, напрашивается один разумный вывод:

Перед нами многократно отреставрированные останки мегалитического сооружения, уничтоженного в прошлом в результате внешнего воздействия, скорее всего, многократного, в виде удара приливной волны, землетрясений и естественного разрушения в силу обветшания. Ответу на вопрос о том, чем это изначально могло быть, поможет гидрологическая реконструкция побережья Чёрного моря на Западном Кавказе.

Весомых результатов в этом добилась Елена Гусакова (см. выше). Она обратила внимание на то, что на картах возрастом старше восемнадцатого века Черноморское побережье выглядит весьма необычно: береговая линия изрезана глубоко вдающимися на материк фьордами, словно на севере Европы.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 48 Голландская карта Чёрного моря и Босфора, 1680 г.

При ближайшем рассмотрении серии аналогичных карт выясняется, что в Чёрном море в то время отметки глубин значительно отличались от современных в большую сторону. Простая реконструкция современной береговой линии при помощи виртуального подъёма уровня Чёрного моря на сто двадцать метров даёт предсказуемый результат. Мы получаем практически точную карту семнадцатого века.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 49

Собственно, геологи и гидрологи и не отрицают того факта, что в разное время у Чёрного моря были различные глубины. Периодическое повышение уровня моря называют трансгрессией, а понижение – регрессией. Об этом написаны сотни научных трудов, и карты трансгрессий и регрессий имеются в свободном доступе. Но есть одна проблема: геологические датировки традиционно таковы, что оперировать приходится периодами в миллионы и миллиарды лет.

А ведь всё становится на свои места, если мы, отбросив официальные даты, сократим длительность периодов повышения и понижения уровня морей до нескольких сотен и даже десятков лет. Нет, колебания уровня в длительные сроки не нужно отменять. Достаточно признать, что существуют короткие и сверхкороткие сроки изменений, когда происходят природные катаклизмы, вызывающие потоп.

И предположение о том, что несколько сот лет назад уровень Чёрного моря внезапно повысился до аномально высокой отметки, позволяет ответить практически на все вопросы. Главным образом на те, на которые историки не могут дать ответа, руководствуясь общепринятыми историческими догмами о том, что последние шесть тысяч лет история человечества известна чуть ли не год за годом и в деталях. В том числе и касающиеся происхождения и назначения так называемой Великой абхазской стены.

Великая Абхазская стена

Келасурская стена, она же Великая Абхазская стена – линия крепостей на территории Абхазии и частично Самегрело. Не до конца понятно, кто и когда ее построил и с какой целью, а в народе стена постепенно обросла мифологией. Официально считается, что строил её князь Мегрелии в XVII веке, есть версии о V – VI веках (и связи с императором Юстинианом), а в абхазской мифологии ее строил вообще некий абхазский князь для обороны от неких безымянных врагов.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 50

Стена начиналась у реки Келасури, недалеко от Сухума, и там сохранилось несколько больших башен. Крайняя стена стоит прямо у пляжа.

Абхазы и грузины много спорят о том, кто же именно её построил и когда. Есть подозрение, что греки действительно что-то начали в VI веке, судя по масштабности работ. Мегрельские князья могли потом эту стену усовершенствовать и отчасти восстановить. Существуют слухи, что во время нашествия Мервана Глухого в 736 году арабы частично разрушили эту стену. 

В книге Арканджело Ламберти «Описание Колхиды»  (Неаполь, 1654) приводится карта, на которой нарисована стена и имеется надпись: "Murus sexaginta millihus Passum ad coeveendos Abascoru incursus" – "Стена (длиною) в шестьдесят тысяч шагов (воздвигнутая) для приостановления набегов абхазцев". Вот эта карта:

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 51

Стена состояла из стен и башен. Существует предположение, что она была длиннее, чем сохранившиеся фрагменты, доходила до реки Ингури, и что Рухская крепость в Зугдидском районе – это тоже её часть. Но это только предположения. Ламберти писал, что «архитектором» стены он считает мегрельского князя Левана II. И некоторые учёные того времени соглашаются, что стену строили для защиты от абхазских набегов. Существует интересная европейская карта 1742 года, на которой стена нарисована только на участке реки Келасури:

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 52

В 1978 году Воронов описал стену в труде «В мире архитектурных памятников Абхазии», где приводятся данные, из которых следует, что:

В ходе исследований выявлен ряд существенных недостатков в оборонительной системе стены. Часто башни расположены у подножия стратегически выгодных возвышенностей, в других случаях стена проходит в непосредственной близости от крутых склонов и под обрывами, что ставит всю оборону под неприкрытый обстрел сверху. Иногда стена, не считаясь с формами рельефа, идет вверх и вниз по склонам, через поля, создавая впечатление не оборонительной линии, а, скорее, символического ограждения, забора.

Отсутствуют укрепления в ряде легкоуязвимых участков. Сооружение во многих своих частях сработано на скорую руку. В одних башнях забыли сделать бойницы, в других нет следов междуэтажных перекрытий, иногда башни ставились без фундамента прямо на траву или полусожжённый кустарник. В стенах прослеживаются пустоты, не заполненные раствором, некоторые участки стены вообще не завершены – успели вырыть только траншею для фундамента.

В общем, каждому должно быть ясно, что Юрий Николаевич Воронов, будучи настоящим учёным, археологом с большой буквы, был удивительно честным и непредвзятым исследователем. Не вступая в конфликт с академиками, он смог мужественно сказать правду:

– Келасурская стена не имеет ничего общего с фортификационным сооружением. Её назначение могло быть каким угодно, кроме как военным и оборонительным.

Цибилиум

Странно, но, кроме Анакопийской крепости, в Абхазии имеется ещё ряд сооружений, которые появились словно вчера. Старинные изображения крепости Цибилиум также напрочь отсутствуют.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 53

Одним из самых нелепых штампов науки истории, на мой взгляд, является вера в то, что безусловным мотивом всех исторических процессов во все времена была война. Войнами объясняется всё. В первую очередь, искусственные сооружения из камня. Какое бы строение ни рассматривали историки на предмет его предназначения, приоритет версий примерно таков:

  1. Крепость.
  2. Культовое сооружение.
  3. Обсерватория.

На первом месте всегда стоит фортификация, поэтому не удивительно, что и в Абхазии никто не стал оригинальничать. Сооружение из камня? С башнями? Со стенами? О! Точно крепость! И как же тут могло обойтись без древних греков или римлян! Это, конечно, Нерон! Учёные шутят, что в I веке новой эры император разработал план защиты границ Римской империи. План предусматривал буферную зону из малых дружественных государств на окраинах империи. 

Они должны были воспрепятствовать прямому вторжению извне и принять на себя первый удар, пока римляне собирали силы для отражения нападения. Дружелюбие соседей приобреталось торговыми связями, обучением талантливых местных юношей в Риме и, как бы сейчас сказали, «финансированием из центра». Военное партнерство оплачивалось раз в год серебряными сестерциями.

Для римской крепости Себастополис, находившейся на месте нынешнего Сухума, такой буферной зоной между границами империи и недружелюбными соседями была Страна Апсилов. В науке ее еще называют Цебельдинской культурой.  Откуда взялись апсилы, ученые  точно сказать не могут. По одной версии, они пришли с востока, по другой – испокон веков жили здесь и только усилились за счет волны родственных мигрантов. Как бы то ни было, расцвет их могущества пришелся на II–IV века нашей эры. Страна Апсилов простиралась в горах от Нового Афона до Очамчыры.

Благодаря замечательному человеку, добровольцу-археологу Левону Цугуряну из Сухума, нам удалось побывать на живописных развалинах крепости Цибилиум, которые находятся недалеко от селения Цебельда. Руины покоятся на двух известняковых утесах, на краю 100-метрового обрыва в Кодорское ущелье.

В девятнадцатом веке крепость Цибилиум уже была обозначена, как исторический объект, знаменитым франко-швейцарским ученым и путешественником Ф. Дюбуа де Монпере.

Впечатлившись восьмой книгой «Истории войн» (550 г. н. э.), автором которой является крупнейший византийский историк Прокопий Кессарийский, Дюбуа де Монпере локализовал местонахождение Цибилиума на территории Цебельды. В 1851 году более популярно крепость описал адмирал Л. Серебряков. После русско-турецкой войны 1877–1878 годов крепость Цибелиум оказалась во владениях генерал-лейтенанта П. Краевича, и уже через 10 лет она стала местом посещения туристами и любопытствующими. В 1907 году крепость Цибилиум была описана известным русским археологом А. Миллером.

В дальнейшие годы проводились визуальные обследования древнего укрепления, которые заносились в зарисовки. Также, вследствие обрушения некоторых земельных участков, на которых стояла крепость, были найдены могильники и другие объекты крепости. Первые серьёзные археологические раскопки в крепости проводились Цебельдинской экспедицией под руководством археологов-кавказоведов Ю. Н. Воронова и О. Х. Бгаджбы в 1977–1985 годах.

На площади около 4000 квадратных метров было найдено и исследовано более 50 тысяч артефактов, относящихся сразу ко всем основным историческим эпохам, от палеолита до позднего Средневековья.

Цибилиум – строение масштабное, и своим размахом очень впечатляет не только туристов. Руководствуясь впечатлением, учёные даже предположить не могут, что оно могло быть чем-то иным, нежели крепостью. Построенное на отвесных скалах Кодорского ущелья, сооружение очень походит на оборонительное. Это невозможно не признать.

Кто-то когда-то мог там прятаться и обороняться, но ведь и Дом Павлова в Сталинграде какое-то время был настоящей крепостью. Но разве это крепость на самом деле? Нет. Обычное гражданское сооружение, жилая пятиэтажка. Однако следов боевых действий в месте расположения этого дома археологи могут обнаружить несметное количество. А сколько артефактов, подтверждающих боевое прошлое Цибилиума, обнаружили археологи? Ответ – ноль. Изучив труды археолога Воронова, вы убедитесь в том, что, кроме наконечников стрел, ничего внятного обнаружено не было.

Клинки ножей и кинжалов не в счёт, это охотничье и полицейское оружие. А где мечи, копья, дротики, хотя бы фрагменты защитных доспехов? А нету их практически. Зато орудий сельскохозяйственного назначения было найдено несметное количество. Так кто мог нападать на жителей Цебельды и зачем? Чтобы отобрать баранов и запасы ячменя?

Историки говорят о некой стране Апсилии, существовавшей с I в. н. э. до V в. н. э. В селе Мерхеул находилась столица полунезависимых владетелей Апсилии из абхазского княжеского рода Амаршан. Благодаря мощным наружным стенам высотой 8 метров и толщиной 2–3 метра и сторожевым башням крепость могла противостоять напору врагов. За внутренними стенами крепости были построены храм, хозяйственные постройки, могильники. До сего дня сохранились остатки 16-метровой воротной башни, стен, храма, цистерн для сбора дождевой воды.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 54
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 55
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 56
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 57
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 58 Руины Воротной башни

Башня на самом деле – не просто башня. Здесь сохранились остатки так называемого пневматического отопления, с котлом и воздуховодами, которые обогревали пол и стены. Здесь же археологами были обнаружены остатки купелей, в которых горячим воздухом, циркулирующим в полу, нагревалась вода. Отсюда вывод: «Это строили древние римляне, которые не могли жить и трудиться, тем более воевать, без своих «терм».

Полагаю, что комментировать абсурдность вывода нет нужды. В соответствии с данной логикой, ботинок, найденный в Саратове, должен убедить нас в том, что Саратов построили чилийцы, на том основании, что жители Чили носят ботинки. А вот некоторые детали конструкции башни заставляют сделать предположение о том, что в девятнадцатом веке сооружение реконструировалось, по примеру Анакопийской крепости. Арочные камни напилены, словно в одной мастерской по одним лекалам. Конечно, это не античность и не Средневековье. Доломит выглядит совершенно новым и не оставляет даже малейшего шанса на то, чтобы убедить нас в его древнем происхождении.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 59
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 60 Остатки "храма"

Сам «храм» – тоже не совсем храм. Исполинская опора, не имеющая внутренних полостей, должна была быть рассчитана на гигантскую нагрузку. Но ничего похожего на конструкцию, которую она должна была бы поддерживать, не сохранилось. Поэтому, скорее всего, истинное назначение этой колонны мы уже не узнаем никогда. Зато здесь множество фрагментов строительных конструкций, хорошо уже знакомых нам по деталям, которые мы видели в конструкциях воротных башен Анакопийской крепости и здесь, в Цибилиуме.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 61
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 62
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 63
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 64 Детали конструкции "храма"

И уж совсем неправдоподобно выглядит утверждение о том, что цистерны для сбора и хранения воды простояли в сейсмоопасном регионе несколько тысяч лет. Не побоюсь предположить, что их могли сложить с нуля или отремонтировать более старые уже во времена СССР местные колхозники, для того чтобы поить коров, пасущихся в горах.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 65 Одна из трёх сохранившихся цистерн крепости Цибилиум

Причём как руководство колхоза в Цебельде, так и сухумские археологи могли и вовсе не знать о том, что горцы используют цистерны в таких утилитарных, «приземлённых» целях. Люди труда не составляют проектов и не запрашивают разрешения инстанций, для того чтобы выполнить задачу, связанную с насущной необходимостью. Они просто делают своё дело. Так, как велит здравый смысл, а не инструкции, положения, циркуляры и прочие бюрократические «крючки». А вот сокровища им были не нужны. Это уже впоследствии кто-то варварски взорвал гробницу у стен храма.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 66
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 67

Неизвестно, нашли мародёры что-то ценное в гробнице или нет, но если карма существует, то они себе её испортили основательно.

Теперь посмотрим на дислокацию Цибилиума

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 68

Он находится на самом краю отвесной стены Кодорского ущелья. Тот факт, что какая-то часть сооружения давно обрушилась с трёхсотметровой высоты, даже не ставится под сомнение. Вопрос только в том, какая часть крепости сохранилась. Может быть, одна десятая, а может быть, девять десятых. И логика строителей понятна: они использовали природные особенности рельефа с максимальной выгодой, чтобы не строить лишних стен и башен. Но это предположение справедливо только в том случае, если основной функцией сооружения была именно защита.

Ключевое слово здесь «если». Обратите внимание на соседнюю высотку, которая на 250 метров выше крепости.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 69

Кто так строит оборонительные сооружения?! Никто в здравом уме. Вот Анакопийская крепость построена правильно, на господствующей высоте. А Цибилиум совершенно беззащитен для нападающих с соседней горы, которая имеет пологие склоны и доступна для противника. Мало того. Именно на этой горе существует ещё один аномальный источник питьевой воды, который по керамическому трубопроводу снабжал водой Цибилиум.

Никто не берётся объяснить, как именно вода попадает на вершину горы, ведь это противоречит всем известным правилам, установленным наукой, но это и неважно в данном случае. Главное, никому в голову не приходит задать себе вопрос о том, почему Цибилиум, если это крепость, не был построен прямо у источника воды, на господствующей высоте. Ведь в этом случае крепость на самом деле становится неприступной.

Историческая география как сыворотка правды

Значит, следует вывод:

Скорее всего, Цибилиум и не имел стратегического военного значения. А если так, тогда что это? Более-менее здравое предположение можно сделать, только если рассматривать вопрос комплексно, учитывая все географические особенности восточного побережья Чёрного моря. Догадка посетила меня впервые ещё по пути из Псоу в Сухум. Современная трасса, разумеется, была проложена не вчера и является лишь глубокой модернизацией той дороги, которая была построена ещё во второй половине девятнадцатого века.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 70
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 71

Современный строитель спроектировал бы трассу вдоль берега, в низине, между кромкой воды и горами. Но у строителей девятнадцатого века был существенный резон, для того чтобы «вгрызаться» в скалы, рубить полки на склонах гор и прокладывать серпантин дороги в крайне невыгодных для себя и пользователей условиях. Такие немыслимые трудозатраты, стоимость дороги и потери драгоценного времени могли быть оправданы только в одном случае –

если иного выхода и выбора варианта прокладки трассы не существовало.

И это истинная правда. Низины между морем и горами сто пятьдесят лет назад представляли собой совершенно непригодную для обустройства местность, поскольку там были малярийные болота. В этом всё дело. Этот факт и является ключевым для понимания сути явления. Строителям дороги проще было бороться со скалами, чем с топкими болотами, делающими Западный Кавказ абсолютно бесперспективным в плане нормальной жизнедеятельности человека. Осознание этого факта позволяет ответить, прежде всего, на следующие вопросы:

 – Почему никто не слышал о кавказских мореходах?

– Отчего жители Кавказа не использовали бесплатный неиссякаемый источник провианта – Чёрное море?

Близок локоток, да не укусишь, гласит древняя абхазская, прошу прощения, русская поговорка. Море – вот оно, совсем рядом, но оно совершенно бесполезно, если к нему нет доступа. А доступ преграждают болота. А болота – это что? А болота – это пересыхающие остатки водоёма. Водоём здесь только один – Чёрное море. Значит, уровень его менялся не на протяжении тысячелетий, как утверждают гидрологи, а значительно быстрее. Достаточно было всего несколько десятков лет для того, чтобы человек освоил побережье и обжил. Построил порты и пристани. Значит, незадолго до него на месте болот плескались морские волны. Как давно?

И вот тут пришёл черёд соединить разрозненные факты воедино:

Загадки, связанные с происхождением крепостей и Великой абхазской стены, разрешаются с помощью одного-единственного ответа. Впрочем, и несколько прочих загадок Западного Кавказа. Всё становится на свои места, если понимать, что средневековые карты не врут.

Сегодня на абхазском побережье жмутся друг к другу строения, проложены дороги, растут пальмы и мандариновые рощи. Столетие назад эта полоска суши между морем и горами только-только начала осваиваться, потому что были осушены болота и побеждена малярия, а двести лет назад на этих же местах были смертельно опасные болота. Значит, триста лет назад…

А в начале восемнадцатого века здесь не могло быть никакой жизни вообще. Скорее всего. Где была линия прибоя? С уверенностью сказать невозможно. Но, с высокой долей вероятности, рыбы плавали там, где сегодня туристы входят в Новоафонские пещеры и восторгаются красотой монастыря. А вот ещё ранее, когда произошёл катастрофический подъём уровня Чёрного и Средиземного морей, уничтоживший «античную» цивилизацию, которая по факту была тем самым, что впоследствии назвали «Средневековьем», волны моря плескались прямо у стен Анкопийской крепости. Совершим несложную манипуляцию с виртуальным повышением уровня моря на 200 метров и получим…

Вероятнее всего, в момент катастрофы на вершине, где сейчас находится Анакопийская крепость, удалось спастись какому-то количеству людей. Возможно, они там постоянно жили. Однако дни их были сочтены в любом случае, потому что они оказались отрезанными от суши, на необитаемом острове, лишённом растительности. Неизвестно, был ли в то время неиссякаемый источник, который имеется сейчас, но для выживания, кроме воды, требуется ещё и пища. А гора после потопа превратилась в скалу, торчащую из моря вдалеке от берега. Возможно, именно останки островитян, погибших от голода и жажды, нашли впоследствии христиане, и молятся теперь в построенной  в честь их часовне на развалинах.

А что же за строение было до потопа на месте часовни, построенной в девятнадцатом веке? При взгляде на карту приходит только одно правдоподобное предположение: Это маяк, указывающий на два входа во внутреннюю бухту

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 72
География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 73

Реконструкция плана местности Нового Афона при помощи компьютерной программы, позволяющей моделировать карты при изменении уровня моря на заданную величину

И участок дороги между Новым Афоном и Сухумом, проложенный по горам, мгновенно оказывается на своём месте именно при уровне моря на 200 метров выше нынешнего.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 74

А крепость Цибилиум оказывается на краю узкого фьорда, в который из моря могли заходить морские суда очень далеко вглубь кавказских гор.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 75

Если предположение верно, то крепость была вовсе не крепостью, а портом перегрузки, где в первые послепотопные времена корабли могли причаливать для погрузочно-разгрузочных работ. Кодорское ущелье могло служить транспортной магистралью, соединяющей море с «Великой абхазской стеной». Часть магистрали до Цибилиума могла быть водной, а далее сухопутной. И тогда получается, что стена, шедшая вглубь Кавказа и далее на восток к Каспию, была никаким не укреплением, а дорогой!

Это просто транспортная артерия, которая вполне могла служить своеобразными «рельсами» в горах, по которой шли от одного яма к другому караваны с товарами и людьми. А реки Келасури и Кодор играли роль второстепенных дорог, выходящих на главную – Великую абхазскую стену.

И стена эта была не единственной транскавказской магистралью Средневековья. Вероятно, по одной из них проехал когда-то известный путешественник Гийом де Рубрук, возвращавшийся из Катая (Сибири) через Южный Урал, Астрахань, Дербент и далее вдоль Каспийского моря, а затем через Грузию в Анатолию (Турцию). Путешествие по Кавказу оставило неизгладимое впечатление на миссионера, потому что было наполнено массой смертельно опасных приключений.

На мой взгляд, версия о том, что стены, в т. ч. и Великая Китайская, и Заволжская, и Змиевы валы, а также многие другие, фрагменты которых сохранились по всему континенту (даже на Британских островах), выполняли функцию современных железных дорог, не лишена здравого смысла. Непонятно, почему наука даже не пытается рассматривать её.

Что же касается локализации Диоскурии, то  и здесь множество вопросов отпадают сами собой после наложения друг на друга географических карт, составленных в различное время. Между голландской картой Чёрного моря 1680 г., которую я приводил выше, и картой Ортелиуса разница в возрасте всего 90 лет.  Но не в ту сторону, в которую можно подумать, глядя на очертания берегов Кавказа и Крыма. Всё как раз наоборот. Более старая карта Ортелиуса 1590 г. более соответствует сегодняшней географии региона. А это значит, что потоп случился в промежутке между концом шестнадцатого века и второй половиной семнадцатого.

И начиная с восемнадцатого века, море постоянно отступает к прежнему уровню, где между линией прибоя и горами было достаточно равнинных территорий для размещения целой страны. Страны, большая часть которой до сих пор находится в зоне промышленного рыболовства. Современный Сухум находится на месте допотопного города Набла, о котором историкам почти ничего теперь неизвестно.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 76 Сравнение карты Абрама Ортелиуса 1590 г. с современной картой

Разница местоположений фиксированных точек на картах составляет около пяти километров. Это даёт возможность оценить местонахождение на дне Чёрного моря целой плеяды допотопных городов. И никакой Диоскурии среди них, понятно, нет. И следов их на суше уже практически не осталось. Всё, что обнажилось в болотах после отступления моря в девятнадцатом веке, было разграблено в тот же период да в течение двадцатого века. В сухумском государственном музее находится чудом уцелевшая погребальная мраморная стела, поднятая со дна моря, которая тут же была вмурована в стену музея, чтобы её не вывезли в Эрмитаж или в один из столичных музеев.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 77 Сухумская стела

Позднее этого события ничего значимого никто больше не находил. Лишь на городской пляж нет-нет да и вынесет прибоем какой-нибудь обломок античности, но туристы  принимают их за обычную морскую гальку.

География — ключ к истории Абхазии kadykchanskiy
Рис. 78 Фрагмент детали из мрамора на пляже набережной Махаджиров, Сухум

Как бы на первый взгляд это ни показалось невероятным, но у Абхазии и Прибалтики с северо-западом России есть одна общая особенность:

Средневековые сооружения этих регионов являются остатками допотопной и послепотопной морской транспортной инфраструктуры, которая по мере поэтапного отступления моря оказывалась вдали от береговой линии и потому становилась бесполезной для прежних владельцев. Впоследствии эти объекты меняли собственников, эксплуатантов, приспосабливались в новых условиях под несвойственные нужды, в т. ч. в крепости и монастыри, а некоторая их часть, оставшись невостребованной, ветшала, разбиралась на хозяйственные нужды и постепенно исчезала с лица Земли.

Вместе с тем для них писалась новая история, которая не имела ничего общего с действительным прошлым. Недалёким прошлым! Но восстановить подлинную картину этого недалёкого послепотопного прошлого можно. Хотя бы приблизительно.

С помощью такой прекрасной науки, как историческая география.

Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
kadykchanskiy
Голубев Андрей Викторович (kadykchanskiy, кадыкчанский, записки колымчанина). Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне. Юрист, писатель, историк.