Евангелие от Афанасия и предпотопная Теория эфира. Как устроен этот мир

3883
Н.К. Рерих. И мы открываем врата.
Н.К. Рерих. И мы открываем врата.

Послепотопную версию Теорию эфира можно прочесть ЗДЕСЬ
- Андре-ей! Ты что на выходных делать собираешься? - На распев, как это умеют делать только исконные жители Самарской области, спросил меня  коллега по работе, авиатехник Аэропорта «Смышляевка» Дима Романов.

- Не знаю. Моя подружка, морячка Таня, в рейс ушла до Астрахани и обратно. Так что я свободен. А что? Опять на «Металлисте» футбол?
- Мне нужно барахло старое в деревню отвезти. Коля-аску там, детскую крова-атку, ещё всякого по мелочи. Не поможешь?
- Да запросто, о чём разговор! Во сколько?
- В семь утра жди у подъезда.
- Добро.

Утром Дима подкатывает на стареньком, доставшемся в наследство от покойного отца  «Иж — Комби». Едем сначала к нему в гараж, грузим через заднюю дверь полный фургон старых вещей, впритык к передним сиденьям, и выезжаем на Московский проспект.

Машин не много, потому, что день будний, и вскоре мы оказываемся за городом.

- Далеко твоя Максимовка то, Дим?
- Да нет, не очень. Ты позавтракал?
- Да так, яичницу на скорую руку сварганил. Нормально.
- Значит проголодаться не успеешь. А приедем, нас дед Афанасий так накормит, что из-за стола не вылезешь. Ты только это... Не выражайся при нём. Дед у меня строгих порядков. Старовер. К тому же человек образованный. Доктор технических наук.

- Да ты что! Не заливаешь?
- А зачем мне!
- А что же раньше не говорил? Он в каком институте преподавал?
- Мне что с плакатом по городу ходить: - «Мой дед ДТН»? Он не преподавал. Он Ведущим конструктором был в КБ Бережного.
- Вот это да! Это же просто праздник какой то! - цитирую я, подражая голосу актёра   Владимира Этуша, сыгравшего роль Карабаса Барабаса в старом фильме про Буратино и его друзей. Мы хохочем, с Димкой, и всю оставшуюся дорогу, не умолкая балагурим, не заметили, как добрались до Максимовки.

- Ух ты! Дим, так тут речка есть!
- Да. Мелкая правда, но окунуться можно. Дед говорит, что здесь Моисей со своими людьми останавливался, когда из Египта их вывел. - У меня челюсть даже отвисла.
- Да ты что! Он же их по пустыне водил. Где Израиль, и где твоя Максимовка! - Выпучил я глаза.
- А вот сам деда и спросишь.

Вопреки моим ожиданиям, на крыльце старинной избы, сложенной из толстых, почерневших от времени брёвен, с окнами, украшенными резными наличниками, и крышей, по старинке крытой обыкновенной щепой, нас встретил мужчина вполне заурядной внешности. Не так я себе представлял стариков староверов. Ни сапог тебе, ни порток, подпоясанных расшитым поясом. Нас встречал мужчина самой обычной наружности. Разве, что седая борода  до груди. В остальном он был похож, скорее на городского пижона. В джинсовом костюме, в кроссовках, и кепке с широким длинным козырьком.

- Здравия вам, мальцы! Димка, дай обниму. А это кого ты к нам привёз?
- Знакомься, дед: - Это Андрей, мы в аэропорту с ним в одну смену работаем. Андрей, это мой дедушка, Афанасий Прохорович. Как и я — Романов.
- Это ты, как и я — Романов, - добродушно улыбнулся в в густые усы дед Афанасий, потрепал внука по щеке, и протянул мне увесистую ладонь. Я пожал её, с удовольствием отметив какая она у него тяжёлая и крепкая. Но сила его рукопожатия было выверена ровно на столько, на сколько требуется, чтобы не сделать больно.

Разгрузка заняла у нас не более трёх минут. И вот вещи сложены в сарае, заботливо укрыты дедом старыми покрывалами, а мы идём внутрь избы. Дед при входе снял кепку, и перекрестился на Красный угол, где под почерневшими от время и копоти иконами светился крохотный огонёк лампадки. Перекрестился и Дима. А следом за ним и я. Неловко, но как уж получилось.

Обожаю я запахи, которыми пропитаны старые деревенские дома. Как заведено, в центре избы — пятистенки добротная русская печь, со стоящими рядом ухватом и длинной кочергой с деревянной рукоятью. Рядом, огромный сундук с окованным железом углами, расписанный красными петухами и розетками с изгибающимися лучами. Сверху перина, укрытая лоскутным покрывалом. На полу дорожки из толстого льняного полотна. А справа у стены огромный стол и две лавки с обоих сторон от него, всё из толстых тяжёлых досок. Мы с Димой усаживаемся друг напротив друга, а дед, словно волшебник, несколькими движениями руки отправляет на стол неожиданно обильные яства. Как тут не вспомнить сказочную скатерть самобранку!

Чугунок с парящей ароматной репой, запечённой в молоке, деревянная миска с нарезанным толстыми ломтями домашним хлебом. Глубокая миска с натёртой зелёной редькой, щедро заправленной подсолнечным маслом и острым хреном.  Сковородка с жареными карасями со сметаной, и огромная чугунная сковорода, с шипящими с жару ломтиками румяной свинины. И это не считая солёных огурцов, пучков черемши, солёных груздей и прочей снеди. «Угощайтесь, мальцы. Чем богаты тем и рады» - приглашает нас начать пиршествовать Афанасий Прохорович. Но мы с Димой сидим не шелохнувшись. Дед довольно ухмыльнулся, и взял первым ломоть хлеба из миски. Только кода хлеб оказался в тарелке у деда, Дима протянул руку к хлебу.

Я повторял всё в точности, копирую действия друга. Ели с нескрываемым аппетитом, но не жадно.  Долгое время никто не проронил ни слова. Только когда дед нарушил молчание коротким вопросом: - «Как»? - Дима угукнул, кивнув головой, и ответил восхищённо: - «Дед, я бы от тебя из-за одной только еды не уезжал бы»!

- А я не гоню. Надо бы поднатаскать тебя кой чему, чтоб не развалил хозяйство, когда дом тебе достанется.
- Мне до пенсии ещё далеко. Успеешь поднатаскать. Ты вот Андрюхе про Моисея расскажи, он интересуется.
- Что тут рассказывать, старожилы все из поколения в поколение передают эту историю уже больше тысячи лет. Ну да, здесь на берегу речки останавливались калики во главе с Моисеем.
- Так то калики были? - Осмелился вступить в разговор я. - Дима мне сказал про евреев, и библейского Моисея, который сорок  лет их по пустыне водил.

- Враньё. - Сказал как отрезал Афанасий Прохорович, сверкнув острым взглядом из под мохнатых бровей, заставив меня стушеваться.
- Извините, я думал...
- Индюк тоже думал... - Прервал меня дед. - В древлеправославном писании нет никаких упоминаний о евреях. А о Моисее сказано. И не сорок лет он водил своих людей, а сорок сороков. Тут думать головой требуется, а не поповские сказки слушать. Сорок сороков, баранья башка, а не лет. Знаешь что такое один сорок?
- Сорок, это четыре десятка дён. То есть сорок дней, длилось то, что сейчас называют месяцем. А раньше в календаре были сороки, и в каждом по сорок дней. В одном лете — девять сороков по сорок дней, и того триста шестьдесят дней в году. - Довольный тем, что может чему то меня поучить, наставительным тоном, словно первоклашке, выдал мне Дима.

- А! - Хлопнул я себя полбу ладонью, - выходит, что они ходили по пустыне не сорок лет, а сорок месяцев! Это сколько лет то...Это... Примерно четыре с половиной года.
- Четыре года и четыре месяца с неделей. Как теперь в школах учат? Простейшее математическое действие в уме осилить не могут — проворчал недовольно дед, но при этом глаза его лукаво засветились.
- Ну, тогда понятно. Из Египта пешком до Самары за четыре года, это нормально. А где же пустыня то в Самаре?
- Так после потопа дело было. Вот и пустынно всё тогда было на Волге. - Пояснил Афанасий Прохорович.

- А «страна обетованная», это где? Куда шёл Моисей с каликами? - недоумённо спросил я.
- «Обетованной» она стала именоваться уже в никонианском писании, где всё с ног на голову перевёрнуто. Не «обетованная», она, а «Земля обета». То есть, не «обещанная в подарок евреям», а Земля, в которую люди дали обет возвратиться. И Земля эта называется Беловодье. Именно там, в Беловодье, где текли раньше семь рек, вода в которых была белая как молоко. Там по сей день хоронится алатырь камень, охраняемый двенадцатью святыми старцами.

Эти старцы бессмертны. Потому и вызвали на себя главный удар божьей кары, ниспосланной на человечество за его грехи. Где-то в Сибири под многометровой толщей селевых отложений, пришедших с севера, погребён алатырь. Многие его ищут до сих пор, но найти не могут.

- Афанасий Прохорович, а есть ведь кто-то, кто знает где Беловодье, и Алатырь — камень? - Спросил я.
- Есть. Только их никто не знает. Они живут среди нас, ходят на работу, ездят в метро, и никто из окружающих даже не догадывается, о том, что рядом с нами живут хранители. Когда то в городе Самарове, как до революции назывался Ханты-Мансийск, была школа волхвов. Там, далеко на севере, учителя передавали сокровенные знания потомкам. Со всей Руси отправлялись туда для обучения самые способные отроки. Путь их лежал через город, который был последним на равнине, и и его назвали Самарой.

Именно там, в Сибирском Самарове был записан первый трактат об эфире. Правда в то время его называли апиром.

- Эфире? - Хором выдохнули мы с Димой.
- Да, братцы кролики. Именно так. И учение это очень долго не удавалось выкорчевать никонианцам. Только  в начале двадцатого века они полностью взяли верх, и объявили учение лженаукой.
- Дед, а почему же ты мне об этом никогда не рассказывал?
- Я что, должен ходить по городу с плакатом: - «Рассказываю всем об эфире»? - Тут мы с товарищем прыснули со смеху.
- Не сердись дед. Просто совпало так. Я слово в слово ответил Андрюхе на его вопрос о том, почему я не рассказывал о том, что ты доктор наук.

- Расскажите, пожалуйста, Афанасий Прохорович, что же такое, этот эфир! Это химический элемент?

Дед Афанасий посмотрел пристально на нас с Димой поочерёдно, вероятно оценивая, способны ли мы воспринять информацию, и стоит ли продолжать разговор. Прокашлялся в кулак, перекрестился на иконы, и приступил к рассказу: -

Эфир – это даже не материя. Он не имеет частиц, не имеет положительных, или отрицательных зарядов, но ведёт себя подобно воде, или духу, как говорили древние волхвы.

То есть – вода, земля, воздух, огонь – это всего лишь внешние проявления свойств Материи заложенных Создателем изначально, на уровне взаимодействия микрочастиц. Правила взаимодействия этих микрочастиц и определяют все мыслимые и немыслимые явления, наблюдаемые именно в нашем мире. Если мы изменим, хоть немного, тот же атом водорода, да таким образом, что он не сможет абсолютно никак взаимодействовать уже с нашим обычным атомом водорода, то, практически, мы создадим новый мир – в основе которого будет уже измененный нами новый атом водорода, который будет взаимодействовать, исключительно с такими же, как он, а с нашем атомом водорода уже не сможет.

Другими словами, невозможность взаимодействия между нашим обычным атомом водорода и вновь созданным – именно и создаст ту непроницаемую в материальном плане границу миров – так как из-за отсутствия механизма взаимодействия, они уже не смогут обмениваться между собой ни энергией ни информацией. Причем эти два Мира могут существовать в едином пространстве – такие миры и называют параллельными.

Что это значит? Это значит, что изменяя атом водорода, мы формируем новые законы и правила Мироздания, фактичски создаем совершенно новый мир!

Соединенные между собой, определенным образом, два атома водорода порождают  гелий. Гелий, присоединяя к себе водород, становиться литием и так далее. Причем, все эти элементы в зависимости от своего строения, приобретают новые свойства  которые изначально отсутствовали  у того же атома водорода. То есть, первопричиной всех взаимодействий является атом водорода – как основной элемент материи нашего Мира.

Атом водорода можно назвать «Программой», или же «Планом» нашего мира. А вот уже тот Создатель, который и создал этот «план» взаимодействия, то есть «наш водород» и окружающий его эфир – и есть создатель всего – и земли, и воздуха, и воды – которые всего лишь по сути своей – следствие строения и взаимодействия атомов водорода.

Это означает то, что вся «программа» связанная с любыми взаимодействиями «записана» всего лишь в один единственный Атом водорода и окружающее его пространство, которое наши мудрые предшественники называли Апиром. Все – в этом, в  нашем мире, и других взаимодействий нет!

Все сказанное выше, есть самоорганизация неживой материи. Организация же живой материи, без существа именуемого Создателем была бы невозможна.

Эфир, есть самая "маленькая" субстанция нашего материального Мира - мельче, просто нет, и смысла в том что бы было бы еще что-то мельче, то же нет, так как он обладает всеми необходимыми и достаточными системообразующими свойствами для нашего мира. С другой стороны, конечно, есть вещи мельче чем частичка нашего эфира, но это уже не имеет никакого значения для "Нашего Мира", так как они принадлежат уже к совершенно другим Мирам, и с нашим не пересекаются никаким образом.

Другими словами - нельзя безконечно делить вещество нашего Мира, как это пытаются (по глупости) делать наши ученые, и одновременно оставаться в нашем мире. Здесь граница нашего мира определена законом о переходе количества в качество. Это работает как в одну, так и в другую сторону. Следовательно, исчезает "необходимое" количества вещества и пропадают системообразующие качества этого вещества. Пример: расчленив муравья на атомы - мы все равно не сможем понять принципов построения муравейника, а наши "ученые" пытаются это сделать...

Эфир – это «темная непроявленная субстанция» без информации точнее энергия без полюсов (плюс и минус) готовая проявить любую информацию. Эфир может быть частицей, волной, элементом, связующей средой, пространством, твердой, жидкой, газообразной ….какой угодно, так как имеет заложенный потенциал к материализации от простого атома водорода, до галактик и Вселенной. Мы ежесекундно испытываем влияние эфира как «гравитацию». В опыте Юнга луч света вел себя как фотоны (частицы)  тогда, когда Юнг  наблюдал за опытом, именно в момент, в который он своим намерением этого опыта придал эфиру свойства частиц, тоесть создав для этого все предпосылки, такие как аппарат с источником света, дощечку с двумя прорезями, и щит, на который падал направленный луч света.

Когда он не смотрел, то луч света вел себя как волна, т.е. не электроны вели себя как волна, а эфир, (как среда) переносил электроны со свойствами волны. Тоесть в обычном своем состоянии, без направленной информационной составляющей. Когда же он наблюдал, то менял свойство среды (эфира) согласно своим ожиданиям, т.е. придавал эфиру свойство материи (частиц), а не волны. Возможно, он мог бы наблюдать все это не как поток частиц, или волновую интерференцию, а как разноцветные круги на щите, если бы ожидал такое.

Это скорее указывает на то, что мысли материальны, а не на то, что любая энергия разумна и специально «дурачит» исследователя. Говоря еще проще, любой «наблюдатель», участвующий в опыте, становится неотъемлемой частью этого опыта, тем самым вносит свои «искажения», которые и влияют на конечный результат.

Эфир безконечен. Это поле, пространство, среда, излучение, если хотите. Но определение «Дух» выражает его сущность точнее всего. Эфир  пронизывает всю видимую и не видимую вселенную. Имеет разную плотность и скорость течения в разных мерах, или измерениях. Повторюсь ещё раз, но из атома водорода состоит вся наша вселенная. Но сам атом водорода не смог бы объединиться с другим атомом водорода и образовать гелий, если бы не было эфира.

Он так бы и крутился в пустоте, или висел неподвижно там, где его оставил Создатель, если бы эфир не доставил его к другому атому водорода. Истина проста для понимания, и для Истине нет разницы,  понимаем мы ее, или нет. Ученные выдумали множество видов элементарных частиц: - фотоны, электроны, кварки и прочие, словно соревнуясь кто сможет открыть ещё более мелкую частицу, доказывая их наличие сложнейшими математическими расчетами и формулами и не менее сложными приборами протонного ускорителя.

В то же время, отрицая наличие эфира, но не имея возможности его игнорировать, им пришлось выдумать всяческие заменители эфира, вроде «темной материи». Все наличие видимой и не видимой материи, все проявление материи в виде волн, частиц, абсолютно все – это проявленное свойства материи в эфире. Если бы эфир не доставил атомы водорода к атомам кислорода, не появилась бы вода.

Если бы не эфир, те же атомы кислорода не соединились бы с атомами углерода в дровах и не выделили бы в горении тепло, от которого закипела наша вода. Но даже в этом случае ничего не произошло бы, если бы мы не произвели «толчок» в виде зажженной спички под дрова. Улавливаете мысль? Само по себе ничего не происходит, для всего нужен «толчок». Эфир был до проявленной Вселенной и мог бы так и оставаться не проявленным в материи, если бы не «толчок» Создателя. Но материя – это не вид эфира, а проявление атомов как материи в эфире.

Те-же атомы могут проявить себя по разному в разных потоках эфира. Некоторые «прозревшие» пишут сейчас о вакууме эфира, объясняя этим полеты НЛО и другие феномены.  Но они даже не задаются таким простым вопросом, к примеру, почему НЛО должен обязательно летать? Возможно, НЛО может летать как наши самолеты в нашей среде, но зачем ему летать как наши ракеты в космосе?

Намного проще «переломить пространство». Так что эфир, как единая среда, вполне допускает возможность не перемещаться объекту в пространстве, а словно одеяло, перетянуть к себе искомую точку пространства.

Пишут, что все известные и не известные нам элементы состоят из эфира. Да, вся таблица Менделеева образуется в недрах нашей планеты, но не из эфира. Эфир здесь выполняет роль катализатора и траспортной системы одновременно. При помощи давления, температуры, вибрации, звука и других факторов, которые проявляются при помощи того же эфира, создается благоприятная среда для синтеза разных сложных элементов из более простых элементов, но не из эфира, а с его помощью.

Исследователи - энтузиасты ломают голову, куда же девается весь поток эфира, который планета получает от солнца? Ведь закон сохранения энергии здесь просто ломается? Ответ очевиден, если допустить перетекание эфира обратно к солнцу, но уже через четвертое измерение. То есть, поток эфира пронизывает всю планету, создавая в разных пластах разные элементы материи и уходит через центр ядра планеты, через четвертое измерение, обратно к солнцу.

А образовавшаяся материя не может пройти «ситечко» в центре планеты и остается, тем самым увеличивая массу планеты. На самом деле это невообразимо сложный процесс и здесь я пытаюсь в максимально простой форме донести вам свои мысли. Здесь еще нужно принять как факт, что за пределами материи, т.е. проявленного космоса, меры двухмерные, а между галактиками вообще одномерные. Здесь не путать высшие измерения с «пустотой», т.к. мы привыкли, что если ничего не видно, значить ничего и нет.

На самом деле мы не видим мер выше третьего и частично четвертого. Многие аксиомы выдвинутые официальной наукой верны, но только для нашего мира, или измерения, где проявление материи в эфире именно такие. Но тот же взрыв атомного заряда в открытом космосе будет иметь совершенно другие характеристики. Самым очевидным примером является то, что в невесомости наше тело ведет себя по другому, т.к. нет одного из факторов его стабильности, т.е. гравитации. Так куда же делась гравитация?

Никуда она не делась, она есть, но настолько слабая, что нужно найти способ влияния на эфир, что бы гравитация проявилась в достаточной мере. Другими словами, эфир – это среда, пространство, Дух, Бог, в котором возможно проявление любой формы живой и не живой материи, которую можно представить. Теперь представьте себе картину, когда планеты не просто вертятся и  летают вокруг Солнца, а каждая планета еще вертится не только вокруг своей оси, но и вокруг оси из торообразной энергии, которая вовсе не круглая, как на рисунках, а может быть разной у разных планет.

И все планеты вместе с Солнцем тоже летят по спирали в огромном космосе, при этом еще закручиваясь вокруг своих орбит. И вся галактика тоже вертится и летит по спирали. И тогда вам станет понятна ошибка про расширяющийся космос и удаление планет друг от друга. Ничто не расширяется и не удаляется друг от друга. Мы просто летим в пространстве по такой хитроумной траектории, что  наш разум делает такие неоднозначные выводы.

- Извините мальцы, немного путанно получилось, но я старался объяснить, не нагружая вас научными терминами и определениями.
- Благодарю вас, Афанасий Прохорович! Это самая потрясающая, и доступная для понимания лекция в моей жизни! Позвольте пожать вам руку! - Вскочил я со своего места, и бросился с рукопожатиями к деду.
- Благодарю и я вас, ребятки. Очень приятно мне лицезреть понимание и заинтересованность на лицах, не искажённых излишним интеллектом. С такими как вы куда проще беседовать, чем с грамотеями, коллекционирующими диссертации. Сколько я их повидал за свою жизнь, не счесть.

- Дед. Тебе может надо чего? Деньжат может подкинуть? - Осипшим голосом спросил Дима.
- Благодарю, внучек, ничего мне не нужно. Я сам вам помогу. А ну, полезайте за мной в погреб.

Афанасий Прохорович, игнорируя наши отговорки, заставил таки взять каждого по нескольку банок с солёными груздями, огурцами, мочёной клюквой и клубничным вареньем. Погрузили всё это в димкиного «Ижа», и стали прощаться. Я не удержался, и сердечно обнял деда Афанасия. За каких то пол-дня, он стал почти родным для меня. Это был поистине счастливый день. День, который останется в памяти светлым воспоминанием на всю оставшуюся жизнь.

Дима вырулил со двора на пыльную грунтовку, и направил автомобиль в обратный путь, в Самару. Старинный город, стоящий на древней тропе волхвов.  Несмотря на воодушевление, и полученный от удивительно  мудрого человека заряд энергии, говорить совсем не хотелось, и мы ехали молчком до самого города, погрузившись в мысли, навеянные неожиданным прикосновением к великой тайне мироздания. Казалось, что теперь мы знаем, как создавать новые миры.

Но мы  не знали, что до очередного потопа оставалось менее сорока лет...

Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
kadykchanskiy
Голубев Андрей Викторович (kadykchanskiy, кадыкчанский, записки колымчанина). Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне. Юрист, писатель, историк.