Тема очень интересная, несмотря на свою простоту. Интересна, в первую очередь, своей философией, показательностью старого мировоззрения, когда в обыденных вещах можно разглядеть нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Сама легенда о Ясоне - не миф и даже не былина о герое. Это, как и "Одиссея", "Илиада", "Дионистика" и прочие, - литературное произведение, которое представляет из себя фольклорный сборник объединенных одним сюжетом сказаний, описаний обрядов, песен и т.д. И тем, кто интересуется мифологией, не стоит воспринимать "Аргонавтику", как нечто цельное. Собственно, русские сказки в этом плане не далеко ушли, являясь таким же "лего", детали которого с легкостью переставляются в разные сюжеты. Но если наши сказки - это набор символов, то греческие эпосы - это литературная обработка, красивая и изящная, но уже разбавляющая концентрат символов. Еще больше разбавлен этот концентрат в европейских сказках, когда от символов практически ничего не осталось, а на первое место выдвинуто само повествование. Это - важный момент, к которому мы вернемся позже.

Сама легенда позиционируется, прежде всего, как географическая, хоть и не без вопросов. Также в нее, как и в любой порядочный эпос вплетены сторонние мифы в качестве лирических отступлений. И уже по некоторым из них видно, что "древней" Аргонавтика не может считаться. Конечно, с древностью вообще сложно определиться, но тут я имею в виду "догомероский" период. Гомер с Гесиодом, кем бы они не были, задали тон "древнегреческой" литературы. А вот человек, окрестивший себя (или которого окрестили) "Аполлонием Родосским", немного отличается от предшественников хотя бы своей неуместной местами трактовкой мифов. Одно его описание Олимпа, как города с улицами, в одном из домов которого живет Афродита, и вот к ней приходят Гера и Афина, просят помочь (сидят на скамейке, болтают), а потом Афродита ищет своего сына Эроса, чтобы передать задание богинь, и находит его играющим "в бабки" с другим ребенком... нет, простите, это не великая греческая поэзия, а ерунда какая-то, подобная режиссерскому "я так вижу" современного Голливуда и российского театра а-ля "модерн".

Но есть в "Аргонавтике" и ценные места. Действительно, фольклор, хоть и обработанный. Поэтому, как источник информации, он всё-таки использоваться может. Спасибо "Аполлонию" хотя бы за то, что сохранил и ввел в публичный оборот такой символ как Золотое руно. С Золотом, конечно, переборщил, но никто ж не запрещал...

Далее я озвучу СВОЮ трактовку мифа. Выделяю слово "СВОЮ" только для того, чтобы у читателя не сложилось мнения, будто я хочу кому-то что-то навязать. Каждый сам составляет свою версию, в зависимости от имеющихся у него сведений. Я буду честным и, как обычно, предоставлю те входные данные, которые имеются у меня, чтобы было видно всю логику исследования. А уж о выводах судить вам (опять же исходя из предоставленного материала).

И повторюсь, "Аргонавтика" - это сборник. Пытаться осмыслить его целиком - это совсем не то занятие, которое стоит проводить. Слишком много переплетений, чтобы всё валить в одну кучу. Меня интересует лишь один вопрос (см. название статьи), и именно ответ на него - цель статьи. Полученный вывод подводит нас к очень интересным и важным местам символики.

Суперкратко о сюжете, только то, что нам нужно для поднятой темы: Ясон на корабле "Арго" плывет в Колхиду за таинственным бараньим руном. Там, на острове царя Ээта, в него влюбляется прекрасная чаровница Медея, которая и помогает герою добыть руно. Ээт учредил испытания Ясону: 1 - вспахать местными "медноногими" быками поле (быкам, естественно, не понравилась эта идея), 2 - посеять на вспаханном поле зубы дракона, из которых выросли могучие воины, готовые перебить друг друга. И уже после этого Медея помогает Ясону усыпить Змея, охраняющего руно, которое висит на дереве. После кражи руна (ибо Ээт был не согласен отдавать руно), молодые бегут с острова и где-то по дороге в Иолк играют свадьбу. Остальные места легенды нас мало интересуют в этой статье. В то же время именно этот мотив составляет основу всей легенды.

О мореплавании

Начнем сразу с основы, раскрывающей все карты. Для этого воспользуемся трудом замечательного исследователя фольклора Аничкова Е.В. "Весенняя обрядовая песня на западе и у славян" (1905):

"В немецкой песне "Die Lossgekaufte" смысл мореплавателя оказался уже забытым, и суженым явился больше не он. Напротив в теме о рыболовах волочобной песни иносказание еще живо и вполне прозрачно.

Мореплавателем называется жених или возлюбленный и в целом ряде французских и немецких песен. Так запев: "mon pere a fait faire trois bateau sur l'eau" означает в одной песне XVI века "отец предложил мне три партии", и девушка без малейшего пояснения спрашивает себя: "De trois amoureux lequel je prendray?" Ответ, находящийся в следующей строфе, пользуясь тем же символизмом переправы, говорит, что девушка предпочитает богатому и молодому каких-то лодочников, что очевидно имеет уже скабрезный смысл...

Мореплавателем изображается возлюбленный и в запеве одной старой немецкой песенки, также уже балладного характера. Сюжет ее вертится на том, что парень побрезгал девушкой, не женился на ней, и она с отчаяния пошла в монахини. Тогда раскаяние берет ее возлюбленного, и он сам идет за нею, но теперь уже поздно: девушка не вернется в мир. Эта песенка начинается запевом, звучащим в отрывке XVI века так: "Ich sass auf einem hohen Berg Sah unter ins tiefe Tahl (Da sah ich ein schifflein schweben) Darin drei Grafen sass'n..... Der allerjungst der drunter war, Die in dem Schifflein sass'n Der gebot seiner Lieben zu trinken Aus einem vendischen Glas". Молодой граф, таким образом, сидит в кораблике со своей возлюбленной. Такой образ встречается и в целом ряде русских песен подобного же склада. Такой же смысл имеет "le batelier du rivage" в одной современной французской песне, полной еще свежего непринужденного символизма, и ищущей, как и наши песни, настроения, а не сухого балладного рассказа или шансонеточного задора... Лодочник здесь, таким образом, оказывается главным действующим лицом, его профессия просто одно из обозначений возлюбленного. О нем упоминается поэтому без пояснений, и в таких выражениях, что о действительной переправе через реку не может быть и речи. Однако стоит только сказаться обычному песенному самозабвению, стоит только песне попасть в среду, не знающую всех тонкостей народно-песенного иносказания, и мореплаватель опять окажется таким же насильником и почти пиратом, как в немецкой песне "Die Lossgekaufte". Я разумею песенку "Le jeune marinier". Девушка ходит по берегу и видит в корабле тридцать мореплавателей. Самый молодой из них затягивает песню. Девушке хотелось бы научиться так прекрасно петь, как он, и она не отказывается войти в лодку. Это, конечно, шаг опасный. Ведь, что значит научить петь девушку, известно; это термин достаточно твердо установившийся в порнографической литературе почти всех народов. Заставивши красавицу войти на корабль или лодку, песня могла бы, таким образом, и остановиться, не подыскивая никакого эффективного конца. Это было бы вполне в народно-песенном стиле. Несколько вариантов так и поступают: девушка только оплакивает потерю невинности.

Иначе представляется, конечно, если забыть символизм... Слезы девушки окажутся тогда в центре рассказа, и, развивая этот эпизод, песня либо как бретонские варианты, пересоздастся в мрачную, и почти что историческую балладу о покушении на честь красавицы английских моряков и заставить ее, как в песне "l'Anneau perdu", зарезаться ножом, чтобы спасти честь и не достаться нелюбу, либо подделается под тон шансонетки, изобразить в смешном виде мореплавателей, "пропустивших случай". Оба конца - и трагический, и комический - одинаково подстроены, чтобы придать занимательный конец сюжету, смысл которого уже забыт."

Таким образом, мы имеем один из главных символов "Аргонавтики" - мореплаватель, который обозначает жениха или возлюбленного, который вскоре возобладает девушкой. В нашем случае этой девушкой станет Медея.

Учитывая команду героев, тут есть все условия для сватовства.

морская нимфа
Herbert James Draper "The Sea Maiden"

О "тяжких" испытаниях

Но царь Ээт, как мы знаем, дает испытания Ясону, которые можно расценить двояко. С одной стороны, это известная крестьянская практика, когда молодой человек, желающий посвататься к девушке, начинает помогать ее родителям по хозяйству, тем самым подтверждая свою пригодность на звание главы семейства. Но с другой стороны мы видим еще одну метафору.

Тут я, конечно, извиняюсь, что не углубляюсь в сами символы, предлагаемые испытаниями. Их, конечно, можно разобрать глубоко, что я, может быть, когда-нибудь сделаю. Просто в данном случае, мне кажется, совсем необязательно копать так глубоко, и смысл лежит на поверхности. Но для тех, кто хочет покопать, дам текст из русского перевода "Аргонавтики":

"Двое быков медноногих пасется в роще Ареса,
Двое быков у меня, изо рта выдыхающих пламя.
Их, запрягши в ярмо, гоню я по четырехдольной
Твердой ниве Ареса, взрезая стремительным плугом
Ниву ту до конца, не семя Деметры кидаю
В борозды я, а змея ужасного крепкие зубы;
И вырастают из них мужи в военных доспехах.
С ними затем я сражаюсь, всех поражаю, как будто
В поле колосья стригу, предаю противников смерти.
Утром я запрягаю быков, а вечерней порою
Жатву кончаю. Ты же, если такое сумеешь,
В тот же день руно повезешь к твоему господину.
Прежде отдать не могу, не надейся. Ведь неприлично
Мужу, рожденному славным, перед худшим смиряться»."
(3:411-424)

Лишь подмечу (скорее, сам для себя), что такие слова хорошо гармонируют с темой Весны-Осени, на которую я легонечко намекнул в статье об Иване и которую я буду обязательно продолжать.

Здесь же выделю главные действа, которые нужно сделать, чтобы добраться до руна: вспахать поле, посеять что-то вроде семени.

ясон и быки

Вспахивание плугом земли - это известный эротический крестьянский символ, который, в принципе, до сих пор в английском языке остался в качестве сленга ("to plough" - "плуг, пахать"; (в перенос.смысле, вульгарно) "заниматься сексом с..." - en.wiktionary.org).

Тоже мне, "вульгарность" англичан... У нас-то покрепче словечки есть, не правда ли? А вот, то, что у нас считается грубым, в санскрите вполне литературно: याभ - ябха - "соитие, половой акт". Но это так, пикантности ради...

Теперь о зубах дракона. Грозное название подразумевает, конечно же, змея. Но змей змею рознь. В мифах их так много, что на первых порах хочется объединить их всех под одной общей категорией. Но факт в том, что всё-таки так делать не стоит и каждого змея надо рассматривать отдельно, исходя из контекста повествования. Конечно, где-то глубоко-глубоко есть общий эйдос Змея, который объединяет все эти маленькие образы различных "драконов", но на данном уровне нам достаточно "маленького". Так, в этой легенде Змей, охраняющий дерево с руном, - это не тот же самый змей, чьи зубы надо посеять Ясону.

Того змея мы встречаем совершенно в другой, никак не связанной с аргонавтами, и я бы даже сказал, "политической" легенде о Кадме. Того самого афро-европейца, который якобы научил всех белых людей азбуке. Там, признаться, вообще солянка: везде поучаствовал доблестный Кадм, прям окультурил "древних греков", а через них и всю Европу. Ему даже чуть ли не евангелие написал Нонн в свое время, где его по подвигам условно уподобляют аж самому Громовержцу, - вот она, сила идеологии!

В легенде о Кадме, он убивает Аресова Змея, что обращается в еще одну политическую уловку - из зубов змея рождается племя спартанцев, то есть таким образом Кадма еще и к ним засунули в качестве прародителя. Но если смотреть трезво, то нет там ничего оригинального: и убийство змея, и смысл сеяния зубов взято из разных мифов:

"Кадм же, оставшись на месте,
Мрамора глыбу подъемлет (их много было на поле),
Дрот огромный и твердый, и прямо камнем ужасным
Мечет в голову змея, пасть ему раздробляя.
После, выхватив острый меч, у бедра укрепленный,
Ею перерубает чудище...

Вот Кадм собирает
В чашу медного шлема жатву ужасную битвы,
Зубы чудовища... После плугом гнутым Паллады
Местной тучную землю взрыхлив от края до края,
Он в рождавшие распрю борозды пашни привольной
Сев многорядный бросает зубов ядовитых змеиных.
Вот возрастают, колеблясь, из пашни колосья Гигантов...

Только Кадм не забыл повеленья богини Афины:
Стал собирать он жатву новорожденных Гигантов...
О, несказанная битва! Разрублено тело Гигантов!
Льются крови потоки, смертные росы под взмахом
Кадмова кладенца... По промыслу мудрой Паллады
Мечет глыбу из камня герой в одного из Гигантов:
Все, Энио кровавой подстрекаемы в битву,
Бросились за Ареем и во взаимном убийстве
Валятся в прах, сражены железом, что с ними явилось!
Бьются друг с другом, забрызган каждый грязью кровавой,
Как только падает мертвым Гигант, то щит из воловьей
Кожи тут же чернеет, губят созданья земные
В братоубийственной распре друг друга оружьем Аруры!..."
(Дионистика 4:408-464)

Кадм убивает дракона
Francesco Zuccarelli - Пейзаж с Кадмом, убивающем дракона (1765)

И одно то, что в "Аргонавтике" Аполлония говорится об этом змее "Его в Огигее Фиванской некогда Кадм поразил..." , как бы прямым текстом говорит о том, что похождение аргонавтов сочинено уже после "Дионистики". Пояснение, мол, "Змей этот страшный был стражем источника бога Ареса. Там, идя за коровой, которую дал провожатой сам Аполлон ему в прорицании, Кадм поселился" - это очередной пересказ главного мифа всех времен о Громовержце и его враге Змее.

Но нас в данной статье не интересует тот всеобъемлющий и первейший миф, на котором выстроена вся "допотопная" религия (ИМХО). Тут важнее его конкретная интерпретация. Можете упрекать меня в том, что "каждый мыслит в меру своей испорченности", но вот вам чистая эротика (описание так называемой "пахоты"):

"Вслед за быками шел Ясон, ногой напирая на лемех,
И за собою кидал в проведенные борозды зубы,
Зорко глядя, чтоб злой урожай мужей землеродных
Раньше, чем надо, навстречу ему не стал устремляться.
Труд продолжали быки, опираясь на медные ноги.
Третья часть когда остается от раннего утра,
И земледельцы усталые сладкого отдыха чают, —
К этому часу пахарь Ясон вспахал уже пашню,
Четырехдольным хотя было поле. Быков он из плуга
Выпряг и их погнал в испуге бежать по долине.
Сам же обратно пошел к кораблю, пока еще видел
Борозды без мужей землеродных. Друзья обступили
И его ободряли речами. Он шлемом поспешно
Из реки зачерпнул воды, утолив свою жажду,
После легко колени согнул и сердце наполнил
Мощною силой, свирепствуя вепрю подобный, который
Точит клыки в ожиданье ловчих, и пена обильно
Из устрашающей пасти, клубясь, стекает на землю" (3:1333...1350)

И после этого:

"Сразу Ясон хитроумный Медеи наказы благие.
Вмиг схватил он с земли огромный камень округлый...
И метнул далеко в середину, высоко подпрыгнув...
Землеродные псам подобно, проворно скакали
Злобно вкруг камня, рыча, поражая насмерть друг друга,
И от копий своих на землю шумно валились...
Вырвав из ножен меч, обнаженным мечом без разбора
Жатву он (Ясон) стал пожинать...
День погас. Вместе с ним завершился подвиг Ясона" (3:1378...1404)

Ну, и все это делалось после того, как Медея поколдовала над Ясоном, дав ему какую-то чудо-мазь.

Что же мы видим? Сразу уберу все перепетии и склейки сюжета: после тяжелой пахоты герой "колени согнул и сердце наполнил мощною силой, свирепствуя вепрю подобный", сеет "зубы" "змея", что имеет продолжение в виде появления множества "воинов", которые все вместе кидаются к одному "округлому камню", и постепенно уничтожаются. И уже в легенде о Кадме мы видим, что кто-то из них уцелел.

Ну, это же типичный половой акт с последующим оргазмом и оплодотворением яйцеклетки одним из множества сперматозоидов (взятых из "змея" Ясона)! "Подвиг" нашего "ясного сокола" заканчивается ночью...

О руне

После подвига Ясона Медею берет тревога, сама себе места не находит...

"Гера же в сердце Медеи мучительный страх заронила.
Трепет ее охватил, как у лани, которая в чаще
Леса густого до дрожи напугана лаем собачьим.
Вдруг она поняла, что не скрыть от отца свою помощь
И что скоро она претерпит страданье иное" (4:11-15)

Что ж, мы подошли к последнему и главному символу сего повествования. И чтобы его раскрыть красочнее, воспользуемся совершенно иной историей... из Библии... об Адаме и Еве:

"И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания..." (Бытие. 3:4-7)

Итак, девушка и парень вкушают плоды дерева и становятся "знающими". При этом к дереву их приводит змей. - Крайне искаженная версия, но не лишенная смысла. В "Аргонавтике" же змей ОХРАНЯЕТ древо, на котором висит руно. И снова рядом с этим древом оказываются парень и девушка.

Ясон и Адам
слева - Ясон и Медея, справа - Адам и Ева (фреска Рафаэля Санти)

Параллель полнейшая. Но если в Библии Змей-искуситель по характеру своему напоминает указанного выше "змея Ясона", то в "Аргонавтике" он больше похож на славянскую "гаргафену", "шкурупею", "скорпея" и прочих (не уверен, что эти имена не перепутались в фольклоре), которая в заговорах ЛЕЖИТ НА черном БАРАНЬЕМ РУНЕ В ВЕТВЯХ ДУБА или же ПОД ДУБОМ и ПОД РУНОМ.

Обычно говорят, что Дуб этот - мировое древо. Но у него есть тоже много лиц. И раз уж речь зашла о жениховании, грехе и браке, то приведу распространенный среди славян брачный обрядовый мотив:

"Против косящатого окна
Вырастало деревце трёх-угодливое...
Не сшибите деревца
Трёх-угодливого:
Еще первая угода -
Под корень деревца,
А друга-то угода -
Посередь деревца,
А третья-то угода -
Под вершину деревца.
Соловей гнезда вьёт,
Он и яйца несет,
Молодых деток ведёт.
Посередь деревца
Пчелы ярые шумят,
Много мёду наносят.
Под корень деревца
Кровать нова тесова,
Перёнушка пухова..."
(в ред. Сахарова "Песни русского народа")

Ах, как похоже на трехчастное шаманское мировое древо! Но совершенно новое (вернее старое) прочтение его. Свадебная трактовка. И "кровать нова тесова" находится как раз в том месте, где обычно располагается змея, охраняющая руно или яблоко (как в легенде о Гесперидах, например).

Поднимаемся снизу вверх: кровать с мягкой периной для молодоженов, сладость мёда, несомого пчелами ("медовый" месяц?), и в окончании пути, верху, - гнездо с яйцами, охраняемое соколом. Вместо сокола может быть и кукушка ( - символ Геры, богини брака и всякого единения. Гера вместе с Афиной помогает Ясону), уж не тот же ли это образ, что и Пава (павлин - тоже символ Геры) из русских песен, из перьев которой дева плетет себе венок, идя красоваться в хоровод?

Для затравки и долгих умственных мучений читателя скажу: Сокол в ветвях в другом ракурсе имеет отношение к Перуну, а Змея в корнях - к Велесу. А сам подвиг Ясона разделяется на весенний символ Тельца (пахота быками) и осенний - Скорпиона (змея "скорпея" у славян, урожай). А пока вы страдаете от передозировки символов, я продолжу.

Получается из сопоставлений, что символ руна занимает то же место, что и яблоко на дереве. Медея тревожится, что отец "всё узнает", в Библии - Бог узнает о грехе Адама и Евы. Для разнообразия приведу отрывок не из Бытия, а из нашей родной Голубиной книги (версия Кирши Данилова):

"...А и жил Адам во светлом раю,
Во светлом раю со своею со Еввою
А триста тридцать три годы.
Прелестила змея подколодная,
Приносила ягоды с едина древа, -
Одну ягоду воскушал Адам со Еввою
И узнал промеж собою тяжкой грех,
А и тяжкой грех и великой блуд:
Согрешил Адаме во светлом раю,
Во светлом раю со своею со Еввою.
Оне тута стали в раю нагим-ноги,
А нагим-ноги стали, босешуньки, -
Закрыли соромы ладонцами....
... Пришли оне к самому Христу,
К самому Христу, Царю Небесному.
Зашли оне на Фаор-гору,
Кричат-ревут зычным голосом:
"Ты Небесной Царь, Исус Христос!
Ты услышал молитву грешных раб своих,
Ты спусти на землю меня трудную,
Что копать бы землю капарулями,
А копать землю копарулями,
А и сеить семена первым часом".
А Небесный Царь, милосердо свет,
Опущал на землю его трудную.
А копал он землю копарулями,
А и сеял семена первым часом,
Вырастали семена другим часом,
Выжинал он семена третьим часом.
От своих трудов он стал сытым быть,
Обуватися и одеватися.
От того колена от Адамова,
От того ребра от Еввина
Пошли христиане православные
По всей земли светорусския"

Итак, видим снова параллель. Виноград, из-за которого Адам и Ева спускаются на землю. В отличии от Библии, в нашей версии нет гнева божьего, и Адам с Евой сами просятся на землю, чтобы землю копать, сеять и жать. Опять "грех" между мужчиной и женщиной приводит их к пахоте и сеянию. Это и есть настоящее крестьянство-христианство. Ведь именно после истории со змеем, человек стал сытым и одетым от трудов своих.

В Библии этот момент предстает, как появление Знаний у человека. Почему?

Яблоко, виноград и прочее - это символ Плода
"Овен" же имеет тот же корень, что и "Ovum" - "яйцо"
Именно яйца греет в ветвях древа свадебный гром-сокол.

То есть руно и яблоко обозначают Плод. И кто знает, может быть, змея, охраняющая его, - это пуповина? Во всяком случае в мифах герою необходимо умертвить или усыпить этого змея, чтобы похитить яблоко или руно, как и при рождении ребенка пуповина отсыхает и ее отсекают.

И чтобы еще больше аргументировать свою версию, представлю данные из шаманских воззрений:

Кавказ – Малая Азия. Грузины: Вирсаладзе 1973, № 199 [на том свете грудные дети сидят на ветках фигового дерева, стоящего посреди молочного озера; дети щебечут, поют; когда им хочется есть, ветви приближаются к поверхности озера, дети пьют молоко]: 270; Джанашвили 1893, № 12 (ингилойцы) [в Гори (загробный мир) на берегу молочного озера растет широколиственное дерево; на нем сидят дети; когда захотят есть, дерево наклоняется к поверхности озера, дети пьют молоко]: 162.

Волга – Пермь. Башкиры [на верхушке Аъас (дерева) в облике птиц живут души умерших или еще неродившихся детей; затем они попадают в наш или в потусторонний мир; с рождением человека на дереве появляется листок с его именем, опадающий за 40 дней до смерти]: Хисамитдинова 2011: 22.

Туркестан. Казахи [зап. в 1976 г. от баксы Беркиндай-Ата; "В центре мира высится Первозданный Кок-Тюбе (синяя небесная гора), на вершине его растет Великий Байтерек (Могучий Тополь), по четыре ветви которого на каждом ярусе охватывают весь небесный свод, пронизывая все его уровни; корни его проникают через все уровни Земли до Нижних Вод; … рух (дух) покидает тело за сорок дней до его смерти и, обращаясь в птицу (голубя), прилетает к Байтерек, на листьях которого, непрерывно опадающих и вырастающих, написаны имена людей, находит свое и садится; джан (душа) в виде мухи покидает дом умершего только через сорок дней после смерти; … по стволу Байтерека спускаются на землю (или поднимаются из-под земли) души и, войдя в утробы женщин, порождают новую жизнь; такие же у животных, растений"]: Ибраев 1980: 40.

Южная Сибирь - Монголия. Алтайцы [от небесной березы Бай-кайын получают зародыши сус на детей, скот и зверей; устраивалось специальное камлание с целью испрашивания сус]: Кыпчакова 1983: 142.

Западная Сибирь. Ненцы [начало мировой реки на юге в "семиямном болоте", устье на севере у обиталища Кызы и его сына – холодного "моря мертвых"; в верховьях находится стальное жилище старухи-покровительницы Ылэнта-кота, селение кузнецов – ее помощников (куют железные детали для шаманского облачения), "море с кровавой водой" и "дерево неба с почками", соединяющее землю, небо и подземный мир; оно имеет семь ветвей на правой, солнечной, и семь ветвей на левой, ночной, стороне; на верхних ветвях сидят кукушки – покровительницы деторождений; в дупле хранятся души еще не родившихся людей, а семь змей в семи корнях охраняют дорогу в нижний мир]; Хелимский 1982: 400; нганасаны [дети (чаще это касается не умеющих еще говорить, беззубых) на пути в землю мертвых встречают сочное дерево, летают вокруг него птичкой, сосут его как мать; по другим представлениям, дети-птички улетают к Луне-матери]: Грачева 1976: 62; северные селькупы [души людей выходят из корней Великой Березы, растущей в истоке Мировой Реки, попадают оттуда в лоно женщин (по Прокофьева 1961: 56-61; 1976: 113-114; Пелих 1980: 11)]: Napolskikh 1992: 10.

Восточная Сибирь. Якуты: Ксенофонтов 1992 (остров Тоён-Арыы, р. Лена, Западно-Кангаласский улус, зап. 1925 г.) [На небесах есть дерево под названием Ыйык-Мас. Вершина его доходит до девятого неба, окружность его никто не может определить. Начиная от корня до самой верхушки, дерево это покрыто наростами, но ясных ветвей на нём не видно. В этих наростах дерева зарождаются шаманы, шаманки и все те, кто знаком с колдовством и волшебством. Сильные родятся у основания ствола, шаманы полной силы зарождаются у корня дерева, в наросте величиной с небольшой курган]: 41; Попов 1949 [души крещеных младенцев улетают на небо, где питаются плодами большого дуба (дук мас); души некрещеных блуждали по земле, питаясь остатками пищи крещеных младенцев]: 321; Попов 1947 [при рождении будущего шамана духи похищают три души ребенка (тот в это время легко болеет) – салгыт кут («воздух-душу»), буор кут («землю-душу»), jijä кут («мать-душу»)... Васильев в Haekel 1958 [перед домом Айы-Тойона растет дерево с восемью ветвями, на которых живут души людей в образе птичек; когда шаманы поднимаются к небу, они приносят оттуда души; на вершине находится Бог со своей супругой в образе двуглавого орла]: 68; тунгусы (в целом) [нгéктар (нгеви) – мир нерожденных душ у подножья горы верхнего шаманского мира; души оми жили на ветвях, на землю попадали в виде пушинок и хвоинок]: Василевич 1982а: 206; эвенки-орочоны [вся территория звезды Чолбон разделена на родовые участки, на них растут только сухие лиственницы, многие со сломанными вершинами; они увешаны птичьими гнездами, где помещаются души оми; души простых людей выглядят как птенцы синички; шаманские чаще всего – как птенцы перелетных птиц (орлов, лебедей, гагар, куликов и т.д.); нерожденные души кормятся нерожденными душами животных и птиц; их посылает им энекан буга – хозяйка вселенной и рода человеческого]: Мазин 1984: 11; эвенки СВ Китая [у хинганских эвенков на небе духи оми (мужчина) и умысла (женщина) обитают в чуме и обладают деревом, на котором в виде птиц сидели души еще не родившихся детей; оленные эвенки СВ Китая думали, что дух оми не только посылает души детей, но и покровительствует им в дальнейшем...

Амур – Сахалин.... Яхонтов 1992: 94-129; нанайцы, ульчи, орочи, удэгейцы, негидальцы, маньчжуры [жизненные силы оми/омиа в виде маленьких птичек плодятся на родовом дереве жизни; их хозяйка сбрасывает их на землю, в чрево женщин; наиболее близки представления нанайцев, ульчей и маньчжуров]: Сем 1986: 63; нанайцы: Липская-Вальронд 1925 [на небе во владениях женского духа омсон-мама каждый род имел свое особое гигантское дерево, среди ветвей которого в образе птичек чокá жили и плодились души людей этого рода; когда птичка вселялась в тело женщины, она становилась беременной; на каждом дереве было равное количество чокá-самок и чокá-самцов; самец пестрый, самка - серенькая (некоторые информанты говорили, что наоборот); если ребенок умирает, душа-омя возвращается к дереву, садится на верхнюю ветку, постепенно спускается по мере освобождения нижних; может снова вселиться в ту же женщину через три года; если снова умирает - через шесть; если опять - вселяется в женщину другого рода или не в нанайку]..."  (Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин. "Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам. Аналитический каталог)

И т.д... Думаю, не стоит говорить, что шаманские воззрения предшествовали крестьянским. Как бы там ни было, но смысл сохранился. Только гнездо сокола стало гнездом, в котором постелено руно (скотоводство), яйца - в фруктовые плоды (земледелие). А вы думали, Джеймс Камерон сам придумал дерево душ Эйву в "Аватаре" с ее "спорами"?

Эйва, споры древа жизни

Эйва, споры древа жизни
кадры из фильма "Аватар". Реж. Дж. Камерон

Поэтому же у нас и русалки сидят на ветвях. Поближе к еще не рожденным детям, ведь они сами - это забеременевшие (до свадьбы) девы.

И все эти символы имеют глубокое значение. Ведь что такое Плод? - это еще не родившееся в яви существо. Оно пребывает в нави. Оно как бы нематериально. Учтите, что символы многоплановы. Плод - это не только биология, но и философия, где в качестве этого плода выступает Мысль, которая еще не воплотилась, а только задумалась, Идея, еще абстрактная, не имеющая пока что конкретной материальной реализации - поэтому и находится наверху Древа - в мире идей (идеальный мир), божественном мире (как говорят, "божий замысел"). В Азбуке эта роль соответствует букве "А", что до сих пор сохранилось в виде английского НЕОПРЕДЕЛЕННОГО артикля "a, an" (почитайте правила его постановки и поймете, что я прав), выражающего как раз идею чего-либо, чем конкретно что-то. А в цифрах это "1" - пифагорова Монада - потенция чего-угодно. И совсем неспроста в мифах было решено использовать в качестве символа этой "Монады" баранье руно, ведь Овен - это первый знак зодиака, начало астрологического года, еще не вполне цветущая весна, скорее ее "задумка, потенция, зачаток, яйцо".

И вот любопытная метафизическая деталь - плод ЗАЧИНАЕТСЯ. То есть проводится некоторая работа, слияние двух, чтобы зачать одно. А что же с зачатием идеи? Если сравнивать с Зодиаком, то Овну предшествуют Рыбы - две рыбы, сцепленные воедино! Рыба, имея полностью водную природу, относится целиком к Нави в символизме, что может раскрыть представления древних о механизме зарождения мыслей...

В этом и состоит главный смысл "Аргонавтики": метафорами нам показали зачатие ребенка - как и гласит главная божья заповедь "плодиться и размножаться". И сказано это не только буквально, но и образно, ведь главное свойство человека - ТВОРИТЬ, создавать, воплощать идеи.

Оттого Ясон и Медея бегут с острова Ээта обратно в "Грецию", а Адам и Ева уходят из рая на землю, зачав. Они идут воплощать и творить, они несут крестьянам крестьянство - самим, своими руками, создавать урожай. Несут свой "плод" в явь - нашу реальность, где мы можем материализовывать (овеществлять: "вещь" и "явь" однокоренные слова) свои задумки.

***

P.S. Я обещал вернуться к сравнению наших крестьянских песен 19 века и античных эпосов с европейскими балладами. Это нормально, что обрядовая поэзия теряет свой первоначальный смысл и обрастает новыми деталями при передачи из поколения в поколение, от одного народа к другому. Но почему же наши песни 19 века еще более-менее чистые, а европейские литературные творения "античности" и "средневековья", которые существовали как бы за сотни лет до наших песен, до 18-19 века, УЖЕ обработаны и потеряли свои смыслы? Хронология обернулась вспять? Не думаю...

При оформлении статьи была использована картина Герберта Джеймса Дрэйпера "Золотое руно" (1904)

Автор: peremyshlin, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • +1
  • -0
  • 1 rating
1 ratingX
Отлично!Плохо!
100%0%