Разрушенные города Даурии

1777
северная и восточная тартария

Что сейчас представляет собой Даурия?
Из Википедии: Даурия (Даурская земля) - историко-географический регион в пределах современных Республики Бурятия, Забайкальского края и Амурской области (Забайкальеи ЗАПАД Приамурья). Топоним дан русскими землепроходцами по населявшей регион до середины XVII века народности дауров, о которых впервые стало известно после экспедиции Еналея Бахтеярова в 1640 году.

современная карта региона
современная карта региона

Территория Даурии на современной карте

Даурия (в пределах Российской и Китайской империй) на карте 1851 г. (из Википедии)
Даурия (в пределах Российской и Китайской империй) на карте 1851 г. (из Википедии)

Даурия на карте 19 века

Так выглядит Даурия на карте Николааса Витсена 1705 года (подчеркнуто желтым цветом):

Н. Витсен карта Тартарии 1705г.
Н. карта Тартарии 1705г.

Границ между государствами на этой карте еще нет. Написано, что это территория Тартарии. Ломанной линией внизу вероятно показана Китайская Стена.

Название «Даурия» расшифровывает так: «Даур – по-мугальски «граница»; отсюда происходит [слово] «Даурия».

И вот, что он пишет о Даурии в своей книге « Северная и Восточная »:

«Даурию справедливо причисляют к областям Восточной Тартарии. Она лежит примерно на 51° северной широты. Ее разрезает известная большая река Амур, которая севернее Йесо впадает в Индийское Восточное море.»

Даурия от носится к Восточной Тартарии, значит, южнее от нее находится Южная , западнее -Западная , а севернее -Северная . И с чем тогда она граничит? С востока -океан, а со всех остальных сторон  - .

Он описывает эту местность, как красивую и изобильную:

«Вблизи прежней крепости Албазин, где река Албазинская впадает в Амур, местность очень красивая. Там растет рожь и другое зерно; одного какого-нибудь злака получают 50, 60, даже 70 фунтов. В других местах по реке Амур встречаются виноградники. Вблизи Албазина и ниже по Амуру встречается рыба стерлядь, налус, осетр, сасассы, досесы и множество других мелких рыб неизвестных названий.

….. На берегах этих рек, но особенно южнее Амура, встречаются разнообразные благоухающие цветы.

Около устья Амура, в море, живет множество птиц, которых туземцы называют орелмалой». Там же в окрестностях вдоль берега много больших рощ с разнообразными деревьями.

….В этой области, как говорят, находят золото, серебро, ценные камни и [изготавливают] шелк. Народы там более искусные, лучшего нрава и трудолюбивее, чем те, которые живут севернее, то есть [в тех землях], что считаются Синой.»

Тут, наверное, у Витсена какая-то описка. Ведь это Даурия находится севернее Китая, а не наоборот…. Хотя, может быть дело в том, что раньше карты рисовались наоборот – вверх ногами по-нашему. И Китай тогда был выше Даурии:

карта Семёна Ремезова из "Хорографической чертёжной книги Сибири" (1699г.)
карта Семёна Ремезова из "Хорографической чертёжной книги Сибири" (1699г.)

И может быть, они также называли север югом, а юг севером?

Витсен пишет, что Даурия кроме дауров была населена также тунгусами, казаками - московитскими воинами, тарганцами, или таргунцами, джучерами (которые занимались земледелием, также, как и даурцы, в отличие от кочевых тугнусов), гиляками, живущими в устье Амура, промышляющих рыбной ловлей.

И называет современные для того времени города и поселения Даурии, некоторые всего на несколько домов, но все же имеющие названия:  Нерчинской, Научин, Рыбенской, Яндинск, Алди, Албазин, Иргенской, Аргунь, Наум (или Таргацин),  Уронкой, Удинской, Селенгинской, Ронгельской, Верхаления, Плотбище, Цициаган и другие. Вот что он пишет о населении некоторых мест:

«Нерчинские и удинские земли раньше были очень густо населены. Но теперь много людей отошло к Синской стене. Между Нерчинском и Аргунью меньше людей, и еще дальше, между Аргyнью и Науном людей почти нет. Но между Науном и Синской стеной больше народа.»

О городе Нерчинский:

«13 лет назад Нерчинской был перестроен в городок, или крепость, огорожен деревянными стенами или двойными, прочными заборами высотой в три сажени с двумя квадратными башенками, поперечным размером в четыре сажени*. Следует знать, что над русскими укреплениями, или острогами, построенными из дерева, имеются выступающие с обеих сторон срубы. Эти стены такие широкие, что там можно не только ходить, но также и защищаться и с ружьями, и с копьями. Длина крепости 90 саженей.»

Упоминает Витсен в своей книге про какие-то древние разрушенные рудники:

«В двух немецких милях внутрь страны, как сказано раньше, находятся рудники, где добывают серебро, олово и руду.

Говорят, что эти шахты были открыты много сотен лет назад, затем запущены и не исследованы.

Говорят, здесь в древние времена мугалы Ниухе добывали много серебра, и сейчас еще встречается много шлаков расплавленной там руды. Это нечистая часть руды, которая отбрасывается после сплава. Многие из этих рудников теперь сильно загрязнены и заросли, так как их не разрабатывали веками; покрыты соседними горами. Леса для плавки металла там в изобилии. Мне прислали оттуда в 1694 г. в необработанном козьем пузыре 100 фунтов руды. Я смог выплавить над огнем из 100 фунтов руды 3 лота серебра и 70 фунтов олова. Но другая часть более низкого качества, одновременно присланная мне из соседнего рудника, дала лишь 60 фунтов олова.

Считают, что рудники примерно равны по значению рудникам Саксонии.»

«Говорят, что в древние времена из шахт, которые будто можно еще сейчас найти, синцы перевозили землю внутрь Великой стены (которая отделяет Сину от Тартарии). Там она очищалась и расправлялась.»

Интересно, зачем же они строили эту Великую стену? Чтобы удобнее было руду туда из Тартарии таскать? Впрочем, сейчас эта стена находится в центре Китая, а значит, и таскали они руду со своей (по нынешнему положению) территории.

И про древние разрушенные города:

«В этих землях кое-где встречаются в долинах развалины крепостей, построенных в виде башен из твердого камня. О них тунгусы говорят, что они были построены воинами в незапамятные времена, когда объединенные мугалы и западные тартары напали на государство Ниухе. Но следует учесть, что под названием Нюхэ, или Мовантхеу, или Ниухе, они подразумевают всю страну от Нерчинской вниз по Амуру до албазинских гор и области Ляотунг. Еще недавно там нашли повозку с колесами с железной обивкой и жерновые камни. Считают, что их раньше использовали ниухе, так как в настоящее время этого там не встречается.

В пустынной Мугалии встречаются снесенные деревни и совсем разрушенные города. Об этом сообщил мне некий очевидец, который ездил из России через Селенгу в Сину. Он видел восемь [таких городов], где каменные не только разрушенные дома, но даже улицы из камня. Видно, на этом месте в древности были богатые здания; теперь между камней растут трава и кусты и ползают змеи.

В Мугальской пустыне, недалеко от города Науна, в направлении к стене, тоже встречаются остатки древних каменных зданий с тяжелыми колоннами и башнями высотой с большой дом в Амстердаме. Живущие здесь народы приносят туда в виде жертвы платки, шелк и другие дорогие им вещи и кладут их у подножия башни. Видимо, там кладбища близких им людей. Поблизости встречаются и обломки многих каменных зданий с еще стоящими колоннами, которые занимают площадь около 400 квадратных футов.

Говорят, что эти разрушения произвел Александр. На зданиях еще видны барельефные изображения людей обоих полов в неизвестных теперь одеждах; животных, птиц, деревьев; разных вещей, очень хорошо сделанных. У одной из башен сохранилось изображение женщины из камня и литого гипса. Она, по-видимому, сидит на облаке, с ореолом вокруг головы, со сложенными руками, будто молится; ноги спрятаны. Внутри башни, как видно по оставшимся частям, было помещение, где горели жертвенные огни. Там же найдены и написанные на красной бумаге на индийском языке тексты и изображения богини. Ниже и рядом с нею надписи тартарскими письменами. Я сравнил их с письменами ниухе или тех тартар, которые теперь господствуют в Сине; и мне кажется, он походит на язык и письменность этого языка. Но письмена, напечатанные в Пекине (у меня много их образцов), отличаются большим количеством точек. В общем, это все, что можно сказать об этих обломках. Недалеко оттуда встречается много юрт, или глиняных домов, где мугалы живут по-деревенски. Там много волов с длинной шерстью, несколько больше наших телят. Их называют барсвуз, или барсоройе.
Как и все люди вблизи Великой стены, они живут в домах из глины, природного камня или дерева."

Н. Витсен прикладывает рисунки этих городов:

Старый разрушенный тартарский город
Старый разрушенный тартарский город

Но насколько они соответствуют действительности? Ведь своими глазами Витсен этих городов не видел. Сделал он свои рисунки по каким-то присланным наброскам или лишь на основании присланных ему описаний? Вот, что он пишет:

«Об этих развалинах говорят, что Ики Бурхан Котон, или Тримингзинг, – это древний разрушенный город в Мугальской пустыне, в четырех днях пути на восток от другого разрушенного города. Там, говорят, в древности никто не жил, кроме языческих жрецов, откуда и происходят эти названия. Здесь местами еще видны остатки земляного вала. В середине стоит восьмигранная башня, построенная по китайскому образцу, с навешенными сотнями железных колокольчиков, которые издают приятный звук, когда дует ветер. В башне есть вход; можно подняться наверх. Там лежит много тысяч маленьких изображений синских идолов из бумаги и глины различного вида. Два таких бумажных [идола] хранятся у меня (их привез мне восточный купец Симонс; он сам взял их из башни). Эти статуэтки изображают одно и то же лицо, с ореолом вокруг головы, как у идола. Фигура сидит по-персидски. Между ними видны ниухские буквы, написанные красными чернилами, может быть из-за их святости. Мне кажется, это синская работа, сделанная довольно искусно. У одной фигуры в левой руке орудие вроде топора, а в правой – извилистая цепь из кораллов; руки – врозь. С внешней стороны этой башни выпало много камней, и в этих отверстиях лежит много исписанных бумаг, принесенных туда проезжавшими ламами или язычниками. Буквы восточнотартарские, или манчжурские, иначе – народа Ниухе. Вокруг лежат изображения из глины. В полyмиле оттуда лежит деревня, где живет много языческих жрецов. Они живут за счет проезжающих, которых они учат древнему язычеству здешних мест.
Несколько восточнее отсюда, в песчаных дюнах, есть невысокая гора. Соседние и проезжающие тартары считают ее святым местом, не зная тому причин. Они оставляют здесь – из набожности, для удачи в пути или для здоровья – свою вещь: шапку, белье, кошелек, сапоги, штаны и т.п. – как жертвоприношение, которое вешают на старую березу, на верхушку. Никто не крадет эти вещи; это было бы огромным позором и бесчестьем. Так все это висит и гниет.

В другом сообщении, присланном мне, говорится об этих разрушенных городах следующее:
«Недалеко от реки Наунда есть три маленьких озера с соленой водой, негодной для питья. Вода белая, почти как молоко. На запад оттуда высокие горы, а к востоку и к югу – низкие песчаные дюны. Питьевую воду достают из колодца, но она здесь плохая. Рек нет. На расстоянии четырех дней пути к востоку, где не встречается жилья, есть древний разрушенный город с прямоугольным валом длиной больше немецкой мили.

Интересно, что эти разрушенные города находятся в пустынях, где нет даже рек и никакой растительности, с водой, непригодной для питья…
«В шести днях пути к западу встречается другой разрушенный город Тримингзин, окруженный прямоугольным земляным валом, укрепленным хорошими болверками. В нем две башни: одна очень высокая, другая – ниже. Самая большая, восьмигранная, снаружи построена из кирпича. В восьми местах, с обеих сторон, на высоте около десяти саженей, видны изображения исторических сюжетов, высеченные из камня. Видны статуи человеческого роста, изображающие, очевидно, князя или короля; они сидят, скрестив ноги. Вокруг них люди: стоят, как слуги, со сложенными руками. Одна статуя женщины, по-видимому, королевы, ибо на ее голове корона с яркими лучами.
Также изображены синские воины. Среди них один стоит в середине, очевидно король: он держит скипетр; многие из стоящих вокруг выглядят как страшные дьяволы. Статуи выполнены очень умело, и могут устыдить европейское искусство. Самая большая башня не имела лестницы снаружи, все было замуровано. 
В этом городке было много больших развалин из кирпича, очень много скульптурной, натуральной величины, работы, высеченной из камня: и людей, и идолов, и каменных львов, черепах, жаб – необычного размера. Очевидно, когда-то здесь правил знатный хан или король. Больверки этого города необычной величины и высоты, а сам город частично окружен земляным валом. У этого города видно четыре входа; там в траве бегает множество зайцев. Теперь не встречается людей, живущих около этого города. Мугальские и синские путешественники рассказывают, что многие сотни лет назад примерно на этом месте жил тартарский король Утайхан и что он был уничтожен неким китайским королем. Недалеко отсюда видны кое-где в горах разрушенные курганы из камня в виде башен, ранее построенные тартарами. Здесь много красивых мест». На этом сообщение кончается.

Второй отчет:
«В центре разрушенного мугальского города (некоторые его называли Икибурхан Котон) находится башня. Снизу плоская, изнутри она полностью сохранила свой прежний вид. На ней видно изображение из серого камня. Вся башня построена из такого камня. На ней в виде украшения изображены львы и звери размером больше натурального, хотя в этих землях львов нет. Изображение черепахи тоже имело свое значение, мне неизвестное. Она высечена из цельного камня в два локтя. Там каменные кладбища и курганы, высеченные и раскрашенные. У основания башни множество отверстий. В них лежали круглые и другие камни. В башне только одно помещение, в которое можно войти, лишь нагнувшись. Там тоже нашли письмена. Стены города выложены из кирпича. На башню невозможно подняться снаружи. Со стороны святыни на башне справа стоит мужчина с луком в руках, а с другой стороны – человек, благословляющий кого-то. Справа сзади – изображение святого; статуи похожи на ту; но сбоку от него – две статуи людей с другой внешностью. Одна из них женщина.
Висящие здесь несколько сотен колокольчиков сделаны из железа; они звучат, когда дует ветер. По внутренней лестнице можно подняться в башню и там найти письмена и рисунки идолов. В стене много отверстий длиной в две–три пяди, в них эти письмена были воткнуты целыми связками. Еще там же лежало множество шелковых платков и одежды, очевидно, их приносили в жертву. Они лежали на полу и висели на стенах, и было запрещено их трогать или брать. На башне стоят искусно сделанные из меди змея и полумесяц. Вокруг этого разрушенного города земляные валы».
Здесь кончается сообщение.

Знакомый мне путешественник проездом в Сину видел этот разрушенный город и рассказал мне, как он отъехал от дороги и вошел в деревню. В одном доме он увидел на стене изображение уродливого идола, около него находился жрец. В это время внутрь вошел мужчина: он пал перед изображениями, делая при этом уродливые движения. Затем жрец как бы благословил мужчину, приложив к его лбу сложенные руки. Здесь моего друга угостили чаем, заваренном на лошадином молоке, и водкой из того же молока.
Господин Адам Бранд, знатный купец из Любека, который видел этот храм, пишет мне следующее: «Около реки Казумур, которая впадает в Наум и имеет хорошую питьевую воду, встречаются разрушенные города, где еще видны высеченные из камня фигуры мужчин, женщин и диких зверей в натуральную величину. В Европе редко можно встретить более искусно выполненные изваяния. Это, очевидно, изображения из древней истории: мужчины с луками, – и там говорят, что эта местность была разрушена Александром Великим. Мы видели здесь огромные колонны, искусно высеченные из камня; на некоторых из них висит много колокольчиков. Они производят большой шум при ветре. 


Проезжая мимо древних разрушенных зданий и приближаясь к Великой стене, мы нашли, что чем ближе местность к стене, тем она гуще заселена. В трех днях пути от стены мы встретили большие скалы, а через них проложенную дорогу. Здесь нужно остерегаться и не отклоняться в сторону, опасаясь лютых зверей: тигров, леопардов и т. п. В этих скалах находится городок Шорна, или Коракотон. Он находится на расстоянии менее дня от стены. В этой области много дичи: олени, дикие овцы и очень мелкие зайцы». Здесь кончается сообщение Адама Бранта, присланное мне.

По словам очевидца, греческого путешественника Спатариуса, который прислал мне письменное сообщение, между Амуром и стеной встречаются развалины больших разрушенных городов.»

И так, не один, не два, а много разрушенных городов. Но, видимо, до наших дней эти развалины  не дожили, во всяком случае, я ничего об этом не слышала.

Автор: i_mar_a, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
i_mar_a
Я имею высшее художественно-техническое образование и кроме архитектуры интересуюсь историей и археологией.