Последняя битва света и тьмы

7032

Обернулась Жива птицей Лебедью, замахала крылами, и полетела к Хвангурской скале. Однако коварная Мара предвосхитила её планы, и отрядила Морока-шутника, чтобы тот на пути Живы все горы и реки местами переменил, леса пустынями сделал, а в степях дубравы насадил. Морок расстарался, и даже направление на Северную звезду изменил, чтобы Лебедь дорогу к Хвангурской скале не отыскала.

Как поняла Жива, что сбилась она с пути, и что нави гать  не прокладывается, так вновь девицею обернулась, да по острым камням ножками пошла, у зверей и птиц направление испрашивая. Долго шла к Даждьбогу на выручку, но пришла, наконец, к печальному утёсу, где её сердечный друг на цепах распятый томился.

Пришла, крылья расправила, и взметнулась к вершине каменной. Над Даждьбогом крыла свои раскинула, и живая сила её в Даждьбога, словно река устремилася. Сила любви девичьей захватила силы земли, воды, огня и ветра. Наполнили изнемогающего бога, и сделали его сильным пуще прежнего.

Спало проклятие, и  птица Алконост стала радостные песни распевать, как и прежде. Даждьбог распрямился, шевельнул плечами, и спали оковы его, словно были из соломы, а не из железа. Но и Морена  почуяла беду для себя. Примчалась к скале, а там Даждьбог с Живой стоят, соединившись в крепких объятиях. Прогневалась колдунья, вельми осерчала. Так, что ветер задул, и вороньё на всю округу раскаркалось. Досада и ревность Мару обуяли. Закричала она, что Даждьбог её пленник, и негоже сестре на её имущество покушаться.

Жива отвечала, что хоть и сёстры они родные, но лихо творить против богов никому не дозволено. Тогда Мара завыла словно вьюга, и на сестру бросилась. Хотела заморозить её, в ледяную глыбу превратить. А Жива, достала из котомки огниво, которое ей в дорогу Семаргл  жаловал, ударила по кресалу, и из родившихся искр, святый огонь разгорелся. Всё вокруг согрел, и иней, который от ног колдуньи во все стороны по земле ползти начал, - растопил.

От того огня такой жар сделался, что вспыхнула Мара-Морена костром пламенным, стала кричать в муках корчась, и проклятиями Живу с Даждьбогом осыпать. Отступила она перед силою светлых богов. И чтобы не сгореть в пепел, красу свою не растерять, удалилась она в чертог свой изо льда и снега. С тех пор там и живёт, под самой Северной звездой. Явный мир посещает только во время зимы, когда нет Даждьбога поблизости. А человеки стали праздновать прощание с Марой по весне так, как её Жива отогнала когда-то: святым огнём. С тех пор на Масленицу принято устраивать костёр из чучела колдуньи Мары-Морены.

В чертоге своём, Мара призадумалась о том, почему же муж Кощей не пришёл ей на помощь. И решила, что раз уж он её предал, то и она ему должна отплатить тем же. К тому же, Мара сама была родом из Синей Сварги, по дому и родичам скучала. Тогда обратилась она в чёрную лебедь, и в сад Ирийский отправилась.

Пришла в чертог к Даждбогу с Живою, и молвит:

- Коварство моё пределы имеет. Жатву смертную в мире человеков не по злобе я учиняю, а потому, что такой порядок Светлым нашим батюшкой Родом установлен. Не мне выбирать, какими делами во Вселенной заведовать. Но в моих силах справедливость чинить. Слушай, Даждьбог, в чём секрет Кощеев самый охраняемый:

Смерть Кощея глубоко упрятана. Под корнями Дуба в Лукоморье, на котором висит златая цепь. Там сундук закопан, в котором утка схоронена, внутри которой заяц, а в зайце том, – яйцо золотое. Внутри яйца, - игла. В той игле смерть Кощеева. Кто ту иглу преломит, тот Вселенную от Кощея Чернобоговича навек избавит.

Выслушал Даждьбог колдунью, и вышел перед богами, чтобы слово перед ними держать:

- Теперь благодаря Маре-Морене, хвала ей, ведомо мне, как от Кощея на веки избавиться. Отыщу я яйцо, в котором смерть Чернобоговича хоронится. Не будет ему пощады. Не будет помилования. Не дрогнет рука моя, и преломлю я иглу, на конце которой смерть Кощеева.

- Богам пришлись по нраву речи Даждьбоговы, потому, что все боги давно от Кощея желали избавиться. В особенности Перун, Семаргл, Стрибог и Волх Огненный, потому как они от рождения мира на страже русских сил стояли. (Слово «русь», в древневосточнославянском языке, было синонимом слова «свет». Русский, значит: светлый. Прим. автора).

Донёсся из царства мёртвых глас мудрого Велеса, который знал Мару-Морену лучше прочих, и призвал не верить словам коварной колдуньи. Брали слово по очереди и другие боги, и все сошлись во мнении о том, что нелёгок поход Даждьбога окажется, потому в одиночку неразумно будет в дорогу собираться.

Пришли в Лукоморье. Даждьбог  из-под корней  сундук вытащил, кладенцом ударил по нему, и распался ковчег на несколько частей. Оттуда стремглав утка вылетела. Но догнал утицу Стрибог, обернувшийся рюриком (Слово «рюрик», в древневосточнославянском языке, означало «сокол». Прим. автора), ударил её мощным клювом. Из раны на теле утицы  заяц-русак выскочил и пустился наутёк. Но догнал его Огненный Волх, обернувшийся серым волком. Только он зубами щёлкнул, сомкнув пасть поперёк заячьей спины, как распался заяц надвое, и из него золотое яйцо выпало. Да прямо на дно Катайского моря. Пал на море Семаргл-Огнебог, и жаром своим иссушил воду всю до дна самого.

Даждьбог поднял со дна яичко золотое, и раздавил скорлупку. Только взял в руки иглу железную, как Кощей Чернобогович в царстве подземном метаться начал, биться о стены каменные. Да так, что задрожали горы, и камни с вершин в ущелья покатилися.

А как отломил Даждьбог конец у иглы Кощеевой, так рассыпался Кощей пеплом по горам, и пепел тот горным льном обратился. Не успели боги победе над Кощеем обрадоваться, как разнёсся над миром трубный глас священной птицы Гамаюн, беду возвещающий. Все успели позабыть от трёхликом Свентовите, жившем на острове Руян в Венедском море.

Свентовита Род создал для пригляду за границами трёх миров. Один лик за миром богов присматривает, другой за делами человеков, а третий лик за границами между явным миром и царством мёртвых наблюдает. На рот Триглава и на его глаза надел Род повязки золотые, чтобы не мог он разрушить своим испепеляющим взглядом и словами своими перегородки между царствами. А если взглянет Свентовит на свет сразу всеми тремя парами глаз, или заговорит тремя ртами одновременно, рухнут преграды между мирами, и всё во Вселенной смешается.

Как только Даждьбог преломил иглу Кощееву, так пали повязки с ликов Свентовитовых, и раздался на всю вселенную глас Рода-Прародителя:

- Забвение чревато гибелью! Тот, кто не помнит нарока родителя, облекает себя и потомков своих на мучительное угасание в безвременье. Тот не заметит смерти собственной, и будет верить в то, что жив, потому как царства небесное, земное и царство мёртвых, воедино смыкаются!

Так сказал, и воды Сварги на Землю обрушились. Всё своими волнами смыли. Тёмная рать на светлую бросилась, и завязалась последняя битва добра со злом. Чернобог Красно Солнышко проглотил, а ясный месяц луною тусклой сделал. От топота копыт бесчисленных коней двух воинств содрогнулись Земля и Небо. Звёзды наземь огнём обрушились. Весь мир поглотили  лязг железа и чёрный чад.

Сварог крушил неприятелей своим молотом, Стрибог разил их кладенцом, Даждьбог пронзал копьём, а Семаргл палил всё вокруг пламенями яростными. Перун с Перыней метали в гущу ворогов огненные стрелы – перуны. Поверженные с лошадей наземь падали с ужасающим грохотом. А Огненный Волх с Деваною разили поверженных, не давая им в пеший строй встать.

Полились реки крови по миру. Мать – Сыра Земля её впитывать не успевала. От той крови Юша-Змей поднялся, встал из земли во весь рост, и от того священная гора Меру обрушилась. Обрушившись, Меру перестала купол небесный удерживать, и смешались царства Небесное и Земное. Во власти Смерти вся Вселенная разом оказалась, и собрала Смерть себе самую великую жатву от начала времён.

И не было спасения человекам, зверям и птицам даже на Рипейских горах. Пали все, кто не успел на вершинах Золотых гор укрыться. Много дней длилась война между богами, пока не закончилась сама по себе. Ведь в битве добра и зла не может быть победителя. Закончить войну богов невозможно, её можно только на время прервать. Так и случилось. Но только через пять сороков (ранее у славян один месяц длился сорок дней. - Прим. автора) вода ушла в окияны, тогда человеки и звери вновь начали заселять опустошённую израненную Землю.

Тогда Род смог надеть золотые повязки на лики Свентовита, и покой временно вернулся в царства живых, мёртвых и богов. Они вновь стали разделены перегородками, и всё началось сызнова. Сварог гору Меру с Земли поднял, чтобы небесам опору дать, но проходы к горе мороком упрятал. Бродят человеки у самого подножья священной горы, а подняться на неё не в силах. На небесном своде вновь Солнце и Луна свой путь продолжили по дороге, построенной птицей Сва, праматерью Алконоста, Сирин, Гамаюн, Стратим и всех прочих птиц глазу человеков видимых. Северная звезда вновь зажглась, только место своё сменила.

Матушка Макошь взялась за веретено, а Доля и Недоля начали узелки на нитях судеб завязывать. Вернулся порядок в явный мир, только порядок новый от прошлого отличается. Человеки теперь, богов слышать перестали. А Сварог глухим помочь не в силах, потому часть умений своих внукам своим Сварожичам оставил. Чтобы они сами могли управляться и всем премудростям научаться.

Сварожичи Рус и Словен на Рипейских горах и в Беломорье поселились, а их братья Чех и Лех в горах Карпацких у Чёрного и Средиземного морей обосновались. Скиф и Турк из Золотых гор на Закат и к полночным странам отправились. Могулл и Тартар на берегах Скифского моря обитать стали, и из этих мест потомки Сварожичей по всем полуденным странам разбрелись. Все они дети богов. Но не все о том ныне помнят. Только поколения Руса и Словена ведают о том, что они внуки Сварога. Да и то, многие из них Солнечного Даждьбога Святым Георгием называть стали.

Но боги, несмотря на забвение, которому предали их потомки, всё равно стоят на их защите. Охраняют равновесие между царствами, и проход в Сад Ирийский оставили. Светлые души умерших человеков, после встречи с Велесом из навьего царства по Радуге к богам поднимаются, и с ними там пируют. Они подобно богам, помогают оставшимся на Земле потомкам. Но помочь они в силах только тем, кто об ушедших в мир иной, не забывает.

Читать с самого начала...

 

Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
kadykchanskiy
Голубев Андрей Викторович (kadykchanskiy, кадыкчанский, записки колымчанина). Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне. Юрист, писатель, историк.