Прав был Гамлет. Это очевидно. Но в полной мере смысл явления, которое озвучил Шекспир, вложив его толкование в уста вымышленного поэтического персонажа, становится понятным лишь тогда, кода столкнёшься с ним непосредственно. То есть, говоря без обиняков, «прочувствовав на собственной шкуре».

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.
Цитата из трагедии Шекспира «Гамлет», д. 1, сц. 5, слова Гамлета.
В переводе М. Вронченко (1828)

Цивилизация Два точка зеро. Хозяева столовой горы

Ситуацию, с которой мы сталкиваемся при изучении крымских «пещерных городов», для полноты понимания можно описать следующим образом:

Вы приходите на детский утренник, и среди малышей, наряженных в сказочных героев, видите пятидесятилетнего мужчину с бородой, в кожаной жилетке с шипастыми металлическими заклёпками, татуированными ручищами и с сигаретой в зубах; но при этом никто из взрослых и малышей не замечает ничего необычного и исправно играет свою роль на празднике, в точном соответствии со своей частью монтажа, выданной воспитателем родителям накануне.

Примерно такая же ситуация сложилась и с так называемыми «пещерными городами» Крыма. Они как уродливый шрам на лице молодой красивой девушки: все его видят, но старательно делают вид, что не замечают ничего необычного. По крайней мере, до недавнего времени было именно так. Представители поколения шестидесятых годов двадцатого века непременно поймут меня, ведь большинство из нас при слове «Крым» видят перед мысленным взором пляжи с десятками тысяч полуобнажённых тел отдыхающих, поправляющих здоровье во «Всесоюзной здравнице».

Некоторые могут вспомнить Воронцовский дворец, замок «Ласточкино гнездо» да Памятник затонувшим кораблям. И почти никто не вспоминает о «пещерных городах». Бахчисарай для советского человека — это прежде всего Ханский дворец и воспетый Пушкиным каскадный фонтан. И мало кто слышал что-либо об Эски-Кермене, Мангуп-Кале и тем более о Тепе-Кермене. А ведь это далеко не все объекты подобного рода, которые существуют в Крымских горах. Кроме тех, что известны из путеводителей, существуют и другие пещерные комплексы, зачастую находящиеся в непосредственной близости от тех, которые посещают сотни тысяч туристов в год, и даже не имеющие собственных названий. Так почему же так долго на них вообще не обращалось заслуженного внимания никем, кроме специалистов: историков, краеведов, спелеологов, альпинистов и спортсменов-туристов?

Почему такие необычные, выдающиеся сооружения проиграли борьбу за внимание чебурекам и варёной кукурузе на черноморских пляжах? Даже изображений пещерных городов, сделанных до начала двадцать первого века, существует крайне мало. Почему-то исследователи девятнадцатого века старались запечатлеть виды побережья и красоту крымских гор. К. Богаевский, К. Босолли, Е. Нагаевская, А. Раффе, П. Шиллинговский, Р. Нетовкин, А. де Палдо и многие-многие другие очаровывались пейзажами Крыма, руинами античности и запечетлевали их на гравюрах, литографиях, живописных полотнах и рисунках, но странным образом не замечали никаких пещерных городов.

Если в одной из любых информационно-поисковых систем Интернета сделать запрос, ключевым словом которого будет одно из названий какого-либо пещерного города, то все открывшиеся ссылки будут вести вас на ресурсы, наполненные современными цветными фотографиями. Ежели добавить в строку поиска слова «старые», «офорт», «гравюра» и т. п., то вы получите в своё распоряжение массу картинок с видами Крыма, на которых с трудом отыщутся лишь намёки на что-либо неординарное.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Качи Кальон (Крым). Гравюра на меди в паспарту. А. де Палдо; Колпашников А. Я. Санкт-Петербург, 1805 г.

И крайне редко встречаются изображения тех объектов, которые мы теперь знаем под названием «пещерные города». Например, на картинах малоизвестного в России художника-самоучки из Глазго Уильма Симпосона (1823–1899), который за большие деньги делал зарисовки сюжетов о Крымской войне 1853-1856 гг. для лондонского издательства «Дэй и сын». Благодаря этим «репортажам» в виде акварелей военный корреспондент Симпсон вошёл в историю журналистики под именем Уильям Крымский.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Сидячая война на востоке. Акварель. У. Симпсон

Мало того, что «Крымскую войну» он почему-то называл «сидячей», так и сюжет, изображённый на этой картине, вызывает недоумение. Возможно, он постановочный, потому что, исходя из элементарного здравого смысла, английским солдатам при штурме Севастополя совершенно нечего было делать в пещерных городах Бахчисарая, в котором они могли разве что отдыхать и залечивать раны.

А вот А. Раффе изобразил Чуфут-Кале без единого намёка на то, что под ним находится «пещерный» город.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Чуфут-Кале. Гравюра на меди А. Раффе. Начало XIX в.

Почему он изобразил город издалека и не с той стороны, с которой видны пещеры? Не видел и не знал о них? Или знал и рисовал, но гравюры с видами пещер не дошли до нас? В совокупности с прочими загадками Крыма факт «невидимости» пещерных городов предстаёт в новом свете, и актуальность разгадки данного феномена возрастает в разы. Создаётся стойкое ощущение того, что мы столкнулись с тщательно спланированной и скрупулёзно исполняемой операцией по сокрытию исторических фактов, составляющих колоссальный объём информации, утаить который, по нашим современным представлениям, просто невозможно.

Тем не менее, всё больше людей каждый год приходят к одному и тому же выводу: в первой половине девятнадцатого века в западной части Евразии (как минимум) произошли столь значимые события, что они изменили ход развития всей человеческой цивилизации. А скрывать их последствия имеет возможность и, что не менее важное, заинтересованность тот, кто непосредственно в этом виновен либо является бенефициаром. Эта ситуация, по чудовищности последствий её наступления, сопостовима только с применением оружия массового поражения или глобальным катаклизмом.

Используя накопленный опыт изменений в демографической ситуации, некоторые энтузиасты и даже учёные все настойчивей начинают роптать, приводя убедительные доказательства тому, что одна только Российская империя недосчиталась в девятнадцатом веке как минимум пятисот миллионов подданных. Такой демографический провал возможен только в одном случае — если в стране наступили события, результатом которых явилась массовая убыль населения. Между тем в исторических хрониках отсутствуют даже намёки на вероятность подобных событий.

Все те военные конфликты, эпидемии и стихийные бедствия, о которых нам известно, не могли оказать столь кардинального влияния на демографическую ситуацию. И очень может быть, что, разгадав загадки Крымской войны, мы сможем существенно приблизиться к разрешению множества других загадок, которые скрывают главные тайны человечества: кто мы, откуда мы и для чего мы созданы.

Рассматривая пристально противоречия между официальной версией событий и фактическими материальными следами жизнедеятельности, оставленными на земле, любой здравомыслящий человек неизбежно начнёт искать разумные, а не заумные объяснения. И чтобы там ни говорили критики, множество фактов упрямо заставляют раз за разом убеждаться в том, что версия глобального заговора в целях сокрытия катастрофы планетарного масштаба имеет место быть.

А события, которые нам известны как «Крымская война», «Франко-прусская война», «Гражданская война» в США, разгром и присоединение Туркестана к Российской империи, колонизация Британской империей Джибути и Эфиопии, голод в Персии, Индии и Китае, а также «Опиумные войны» — всё это одно событие, которое началось в 1842 году, но никак не череда не связанных друг с другом случайностей.

Крымская война, судя по всему, могла являться прямым следствием раздела «наследства», доставшегося нынешней цивилизации от той, которая прекратила своё существование во время событий 1812–1842 годов. Каких именно — это уже вопрос для другого исследования. Наша задача сейчас заключается в том, чтобы приблизиться к пониманию сути процессов, благодаря которым мы получили тот Крым, который мы имеем сегодня.

Мне представляется крайне важным понять, за что бились насмерть те, кто умирал на абсолютно диких, безжизненных горах Южного Крыма. Сравните два снимка, сделанных в двух точках на шкале времени, которые отстоят друг от друга на на сто пятьдесят лет:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Корабли союзников в Балаклавской бухте во время Крымской войны
Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Балаклавская бухта. Наши дни

Много ли вы видите различий? Нет. Даже при нынешнем развитии лесотехники задача озеленения голых, не имеющих плодородного слоя почв и достаточного количества влаги в ней, известняковых и ракушечниковых скал Южного Крыма представляется почти неразрешимой. Кстати, не могут ли являться странные объекты, выделенные красным цветом на увеличенном фрагменте фотографии, сделанной во время Крымской войны, пещерами и гротами, подобными тем, которые мы изучали в Чуфут-Кале, под крепостью Каламита и в прочих местах в Крыму?

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Тем более что Балаклава славится своими пещерами и секретными подземными фортификационными сооружениями. И не в них ли кроется один из ответов на множество интересующих нас вопросов? Попробуем ухватиться за эту «ниточку», потянуть за неё и посмотреть, куда нас выведет эта кривая, зыбкая дорожка.

Прежде я высказал предположение о том, что «муравейники» в толщах скал стали появляться четыре с половиной тысячи лет назад, сразу после потопа, который известен нам как «Всемирный», или «Библейский». Возможно, это справедливое предположение, а может быть, и не до конца. Ведь вполне может статься, что процессы образования гор Южного Крыма растянуты во времени, и часть скальных комплексов может оказаться в разы моложе других. А это значит, что и норы в более молодых горах могли быть выкопаны аналогичным способом, что и прежние, только совсем недавно. А после завершения процесса их кристаллизации определить их возраст достоверно уже не представляется возможным.

Но для того, чтобы в полной мере понять, почему я не считаю свою версию такой уж безумной, следует для начала уяснить ход моих мыслей и внутренне принять их, осознанно допустить, что мысли эти не являются плодом фантазий, вызванных отсутствием специального образования. И да простят меня профессиональные геологи! Итак:

Предположим, что вы со своим ребёнком находитесь на детской площадке во дворе жилого дома. Проходите мимо песочницы и видите неподалёку на асфальте «куличик» из точно такого же песка, как и в песочнице. Ваше чадо спросит: «Папочка (мамочка), откуда взялся тут этот красивый ровный холмик?» Какое разумное объяснение природе появления этого «куличика» вы найдёте в тот же миг? Разве вы начнёте с умным видом пояснять, что это часть строительного материала, который сохранился с тех самых пор, когда бетонщики много лет назад принялись месить раствор для заливки фундамента дома, во дворе которого вы с ребёнком теперь прогуливаетесь? Конечно, нет! Логичным будет предположить, что какой-то ребёнок набрал в песочнице ведёрко влажного песка, утрамбовал его лопаткой и опрокинул на асфальт, создав таким образом то, что вы видите в данный момент.

Это будет разумное объяснение, в отличие от предположений геологов, которые ясно видят горные породы, состоящие из донных морских отложений и находящиеся в непосредственной близости от реального Чёрного моря, но при этом твердят, как блаженные, про какой-то мифический океан Тетис, который якобы существовал задолго до того, как предки людей в образе морских червей начали выползать на сушу, чтобы стать обезьянами и начать ходить на работу, мечтая превратиться в человека разумного. Ну не смешно ли?

Учёные не смеются. Они на полном серьёзе говорят очевидные глупости и сами свято в них верят. А зачем?! Ну ведь всё же очень просто. И всё становится легко понятным, если только избавиться от «притянутых за уши» теорий о миллиардах лет, которые необходимы для формирования горных пород осадочного происхождения. Всего-то достаточно признать, что донные отложения в виде извести и нераспавшихся ещё на известь панцирей моллюсков оказались каким-то образом на суше.

Да, среди ныне живущих и среди наших предков нет тех, кто сохранил бы воспоминания о том, каким образом миллиарды кубометров донных отложений со дна Чёрного моря выплеснулись на прибрежные камни, образовав таким образом грязевую кучу высотой до облаков на южном побережье Крымского полуострова. Но ведь человеческая память так коротка! Мы забываем к вечеру об обещаниях, данных перед завтраком! А если учитывать вероятность того, что катастрофические события вполне могут сопровождаться полным обнулением памяти человека, например, при исчезновении на какое-то время электромагнитного поля Земли, то и вовсе уж не кажется всё это фантастикой.

И это значит, что мы имеем полное право предположить, что крымские скалы, или, по крайней мере, часть из них, образовались совсем недавно по геологическим меркам, каких-нибудь триста лет назад. Что именно вызвало подъём и «наползание» донных морских отложений на южный берег Крыма, вопрос отдельный. Мне лично очень нравится версия о Земле как о гигантском карьере для добычи полезных ископаемых, но склонен считать, что, скорее всего, резоннее тратить время на рассмотрение более простой и потому более вероятной гипотезы — природного происхождения большинства объектов, кажущихся рукотворными.

В случае с самими горами Южного Крыма всё может оказаться предельно простым. Для возникновения массивов полужидкой грязи, состоящей из ила и прочих донных осадков, вполне возможно, не требуются экскаваторы и прочая землеройная техника. Гигантские завалы могли буквально выползти на сушу из моря в результате каких-то неизученных процессов, например, связанных с перемещением литосферных плит.

Срок жизни человека в частности и возраст нашей цивилизации в целом ничтожны в сравнении с длительностью многих процессов, происходящих в теле планеты Земля. Может быть, мы не в состоянии накапливать непрерывные знания на срок более трёхсот лет или пусть даже более двух тысяч лет. Но ведь у самой-то Земли возраст гораздо солиднее. И кто знает, может быть, локальные преобразования ландшафта происходят всего-то в течение нескольких дней, недель или месяцев, это всего лишь обычная фаза жизнедеятельности Земли. Такая же, как, например, сон или приём пищи у млекопитающих. Только периодичность проявления таких свойств планеты несоизмеримо реже, чем сменяются популяции живых существ, являющихся представителями биологической формы жизни.

Поэтому-то мы и не имеем шансов стать свидетелями подобных преобразований. Мы только каждый раз, когда достигаем того уровня развития, при котором начинаем осознавать себя индивидами, живыми разумными существами, имеющими потребность накапливать знания и сохранять летописные сведения о нашем прошлом, обнаруживаем следы событий, объяснить происхождение которых не в силах. Надеюсь, что эта мысль понятна. Теперь ближе к самим камням.

Если кому-то кажется непонятным, каким образом грязь со дна водоёма может превратиться в камень, могу посоветовать поинтересоваться вопросом истории использования цемента. Сегодня его производят из природных мергелей — горных пород, состоящих из смешанного глинисто-карбонатного состава: 50 — 75 % карбонат (кальцит, реже доломит), 25 — 50 % — нерастворимый остаток (SiO2 + R2O3). В зависимости от состава породообразующих карбонатных минералов мергели делятся на известковые и доломитовые. У обычных мергелей в нерастворимом осадке содержание кремнезёма превышает количество полуторных окислов не более чем в 4 раза. Мергели с соотношением SiO2 : R2O3> 4 относятся к группе кремнезёмистых.

В принципе, всё то, что находится на дне Цемесской бухты в Новороссийске, лидере России в производстве цементов, имеет практически тот же химический состав, что и мергель, из которого сложены горы Северного Кавказа. По сути, на дне Чёрного моря лежит готовый к применению природный цемент. Говорят, что добыча цемента началась именно с извлечения донных осадков в Цемесской бухте, а потом уже началась разработка доломитовых карьеров в близлежащих горах.

Из этого следует, что дно Чёрного моря — это гигантская кладовая природного цемента. Так стоит ли удивляться тому, что, оказавшись на поверхности, донные отложения ведут себя точно так же, как и цемент, выработанный из скальных мергелей? Надеюсь, что этот вопрос также решён. Теперь стоит выяснить предполагаемые объёмы таких осадочных пород, находящихся на дне Чёрного моря у берегов Крыма. Я мог бы привести очень подробные сведения из научной статьи Гурова К. И., Овсяного Е. И., Котельянца Е. А. и Коновалова С. К. «Геохимические характеристики донных отложений акватории Каламитского залива Чёрного моря» из Морского гидрографического журнала, но не стану утомлять читателя текстом, перегруженным малопонятными терминами и химическими формулами.

Скажу только, что донные отложения Чёрного моря наряду с карбонатами содержат такие металлы, как Pb, Zn, Cu, Ni, Co, Cr, V, As, Sr, Ti, Fe, Mn, считаются малозагрязнёнными и по своим свойствам, благодаря связующим веществам, очень близки к свойствам высококачественного цемента. Это тоже должно быть понятно каждому, поэтому не думаю, что могут появиться дополнительные вопросы по поводу возможности превращения грязи в камень. А что касается объёмов, так в статье как раз и высказывается недоумение, вызванное аномально тонким, всего около двух метров, слоем таких осадков на дне.

В соответствии с «верованиями» геологов, за тот период, который существует Чёрное море, толщина глинистых осадков на дне должна была бы составить десятки метров, но почему-то этого не наблюдается. Правда, хочется смеяться. Геологи тщетно ищут «пропавшие» объёмы природного цемента, а он на самом деле находится прямо у них перед глазами! Только не на дне моря, а в виде окаменевших, застывших на солнце и воздухе завалов, которые при нашей жизни человек мог наблюдать только в отвердевшем состоянии. Вот куда делись осадки со дна Чёрного моря:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Столовая гора Тепе-Кермен

На дне этих осадков потому и мало, что их выбросило (или кто-то выгрузил) на берег. Неужели для того, чтобы сделать это предположение, требуется какое-то особое качество ума или талант? Или это только мы, невежды и неучи, можем такие «нелепые фантазии» озвучивать? Выходит, что и с этим вопросом мы разобрались.

Теперь о том, как же сформировались столовые горы, если они не являлись дном Тетиса. Есть основания полагать, что и тут нет никаких преград для простого и логичного объяснения природы возникновения современного крымского ландшафта. Причём, не только крымского. По всему миру люди восхищаются уникальными творениями природы, которые названы кем-то столовыми горами. Для простого объяснения механизма возникновения столовых гор необходимо провести эксперимент, который наглядно покажет, как именно формировался ландшафт регионов, в которых существуют столовые горы. Пусть он будет уменьшен в масштабе в тысячи раз, однако это не сможет помешать чистоте эксперимента.

Берём уменьшенную копию океана Тетис в виде обычного пруда или небольшого озера, на дне которого накопились осадки в виде ила и глины, способной отвердевать до состояния, аналогичного доломитам или сланцам, без применения высокотемпературного воздействия, и спускаем из водоёма воду. Через некоторое время мы сможем наблюдать следующую картину:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Дно пересохшего озера

Теперь попробуем положить конец шланга на поверхность растрескавшегося дна высохшего озера и подать в шланг воду. Это сделать гораздо проще, чем сооружать дождевальную установку, однако для нашего эксперимента не столь важен способ подачи жидкости. Для нас главное, чтобы вода текла по растрескавшейся поверхности и мы могли проследить, какую работу она выполнит на месте и что в результате получится. Как вы догадались уже, наверное, плоские «плитки», отделённые со всех сторон от аналогичных образований, будут и дальше сохранять первоначальную конфигурацию, только начнут уменьшаться в размерах.

Трещины между «плитками» станут расти, расширяться и образовывать каньоны, теснины и ущелья. Вертикальные стенки «столовых гор» начнут осыпаться и заполнять пространство между друг другом, создавая своеобразные шельфовые зоны вокруг каждой из плоских вершин. А когда подача воды прекратится и остатки её стекут в сторону наибольшего уклона всей поверхности дна, мы сможем наблюдать уменьшенную в тысячи раз картину, в точности повторяющую характерные крымские пейзажи, которые столь полюбились туристам:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy
Долина реки Кача. Бахчисарай, Крым

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Окрестности столовой горы Тепе-Кермен. Крым
Окрестности столовой горы Тепе-Кермен. Крым
Окрестности Чуфут-Кале. Крым
Окрестности Чуфут-Кале. Крым

Если кого-то смущает отклонение от горизонтали, которое характерно для большинства крымских столовых гор, то смею уверить, что это ни в коем разе не является принципиальным вопросом, влияющим на достоверность изложенной версии. Наклонена не одна и не две плоские вершины. Наклонён весь южный берег Крыма, и связано это, скорее всего, с наклоном примерно на 5–7 % всего участка литосферной плиты, находящейся под полуостровом. Такие наклоны происходят в результате «дрейфа» материковых литосферных плит и образуются в течение сотен лет как минимум, ибо, в соответствии с представлениями геологов, скорость дрейфа составляет от одного до шести сантиметров в год.

Но это наблюдение не может считаться основанием для принятия скорости наклона за константу. Оно является результатом двухсотлетних (ничтожно коротких по сравнению с историей Земли) наблюдений и измерений. Но кто может поручиться за то, что подобные виды терраформирования не могут происходить скачкообразно, в течение каких-нибудь часов или дней, как во время крупных землетрясений, когда в земной коре образуются глубокие провалы и трещины.

И если данное предположение верно, то под толщей известняков и ракушечников, осыпавшихся под воздействием прибоя от вертикальных стен столовых гор, на дне ущелий, могут сохраниться остатки допотопной цивилизации, если они существовали в данной местности. Так глубоко нам зарыться на данном этапе не представляется возможным, но на некоторых вершинах сохранились сооружения, которые вполне могут являться остатками допотопных, но о них речь пойдёт ниже.

Ради вящей убедительности предлагаю представить себе следующую ситуацию: допустим, что вчера произошло нечто такое, в результате чего у вас отпала необходимость идти на работу и вносить очередной взнос по кредиту или ипотеке вследствие полного исчезновения связи и электроэнергии. Транспорт благополучно почил в бозе, ни от водопроводных, ни от канализационных труб никакого проку не стало, ибо они пересохли. Не стало вообще ничего того, к чему привыкли вы и многочисленные поколения ваших предков тоже. Пресной воды нет, запаса продуктов нет, а вы спаслись на вершине грязевой кучи, вокруг которой бушует море грязной воды, полное мусора и к тому же отравленное разлагающимися трупами людей и животных. Ваши действия?

Весь накопленный вами за десятилетия опыт не пригодится ни на йоту. Ваши навыки вождения автомобиля и пользования компьютером, копировальной машиной и смартфоном годятся теперь разве что для сочинения сказок. Как вам выжить в такой ситуации? Перво-наперво необходимо согреться и укрыться от пронизывающего ледяного дождя. Так? Думать об обогревателе, газировке и бутербродах с тунцом и руколой вам и в голову не придёт. Значит, вы станете строить жильё. Но даже если бы под рукой были все необходимые стройматериалы, вы всё равно не имеете отдалённого понятия  о том, как построить дом. Да и времени на это нет.

Значит, следуя рациональному мышлению и логике, вы начнёте копать землянку. Но что толку от ямы, у которой нет кровли? Следовательно, вы станете копать нору сбоку, в вертикальной стенке, где достаточно только соорудить вход и углубиться внутрь, чтобы было где вытянуть ноги. Теперь смотрим на «гостиничные номера» Тепе-Кермена:

Тепе-Кермен

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Думаю, не нужно объяснять, что архитектуру этих нор мы можем рассмотреть в деталях только благодаря тому, что передняя часть стены, в которой они были выкопаны, рухнула, отколовшись от скалы, и обломки её давно превратились в мелкий щебень и песок.

Обломок у подножия столовой горы, с сохранившимися следами обработки
Обломок у подножия столовой горы с сохранившимися следами обработки

Но изначально все такие «квартиры» имели один или два небольших входных отверстия, игравших роль дверного проёма и окна одновременно. Чем было копать убежище? Лопаты-то у вас тоже нет. Значит, подходит любой предмет, который хотя бы на один процент может восполнить отсутствие привычного инструмента. Разумеется, таким предметом, скорее всего, станет первая попавшаяся палка, выловленная в бурлящем потоке, огибающем плоскую вершину. Вы заостряете по возможности конец этой палки и начинаете рыть ею себе укрытие в мягкой глине. Вот и стала понятна природа происхождения этих борозд на стенах нор:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Или вы будете продолжать верить в то, что это сделано зубилами и молотками? Да нет же... Такие глубокие и длинные борозды могли получиться только при единовременном сложении сразу нескольких факторов:

– если убежище требуется изготовить в максимально краткий срок, не заботясь о качестве отделки,

– если для рытья не имеется подходящего инструмента и

– если грунт, который вы копаете, достаточно плотный для того, чтобы не осыпаться, но при этом довольно мягкий для того, чтобы обрабатываться деревянным инструментом.

Я заявляю, что пещерные города Крыма никто в скалах не вырубал, а копал их в незастывшей глине! Точнее, в грязи, состоящей из донных отложений Чёрного моря, которые по невыясненной пока причине оказались выброшенными со дна на прибрежные коренные горные породы Крымского полуострова.

Грязь эта застывала относительно медленно, потому, что «выживальщики» копали норы в ней достаточно долго. Скорее всего, наружный слой окаменел, и его приходилось пробивать снаружи, но дальше шли мягкие пластичные слои глины, которые легко можно было удалять самым незамысловатым подручным инструментом. Колонии выживших, росли, помещений требовалось всё больше, и таким образом, по мере появления новых поколений, на фоне неуклонного снижения уровня воды, увеличивающей свободное место для расширения жизненного пространства, норные поселения становились двух, трёх и более этажными.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Однако, кратковременные повышения уровня воды периодически, видимо, случались, и нижние ярусы жилищ иногда подтапливало, о чём красноречиво свидетельствуют тёмные полосы на нижних частях стен «квартир»:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Чем островитяне питались? Вероятнее всего, спасали их от голодной смерти рыболовство и собирательство водных растений и моллюсков. На чём они готовили еду? Думаю, они стали сыроедами. Вынужденно разумеется, и не на долгий срок. Что они пили? Об этом пойдёт речь в следующей главе. А пока, если имеется ощущение того, что вы читаете не фантастическую повесть, а вполне разумную версию того, что здесь могло происходить в нетаком уж далёком прошлом, давайте посмотрим, что же нам говорят о Тепе-Кермене традиционные историки.

«Тепе́-Керме́н (крымско-тат. Töpe Kermen, Тёпе Кермен) — гора-останец в Бахчисарайском районе Крыма. Расположена в 7 км на юго-восток от Бахчисарая, и в 2 км на северо-восток от городища Кыз-Кермен. Высота 544 м. Подняться на гору проще всего с северного склона, откуда на вершину ведут 2 тропы.

Название Тепе-Кермен имеет тюркское происхождение: в переводе с крымскотатарского оно означает «холм-крепость», «крепость на вершине» (töpe — холм, вершина, kermen — крепость). Тем же именем называют и остатки средневекового города-крепости (по другим источникам — монастыря) Тепе-Кермен, в несколько ярусов покрывающего верхнюю часть горы. Площадь пещерного города около 1 га.

Фактически городом он не являлся, а был, скорее, крепостью-замком, на территории которого население округи укрывалось от войск неприятеля, что и объясняет отсутствие источников воды.

Город существовал в период с VI по XIV века. Наибольшего расцвета достиг в XII—XIII веках. Высока концентрация искусственных пещер — более 230-ти. Есть пещерная церковь XII—IX веков с высеченными крестами, могилами, надписями на греческом. Среди кустарника и травы видны следы фундаментов. Стены не сохранились. Гибель города по некоторым версиям привязывают к набегу золотоордынского беклярибека Ногая в 1299 году.

До сих пор не ясно из какого источника брали воду жители города. Колодцы на территории Тепе-Кермена не обнаружены, а все известные родники находятся у самого подножия горы». (Википедия)

Это всё. Больше никакой информации об этом месте нет. Точнее она есть, и довольно много, но её нет никакого смысла изучать, потому, что статьи в энциклопедиях не содержат более никакой фактической информации, сверх расширенных описаний, изобилующих множеством слов и знаков препинания, но ни на йоту не прибавят вам знаний. И то... Написанные о Тепе-Кермене труды изобилуют такими оборотами, как «вполне вероятно», «по мнени некоторых исследователей», «может быть», и т.д., и т.п.

Что нам в этом случае остаётся делать? Только изучать вопрос самостоятельно, и делать соответствующие выводы, сетуя на то, что учёные, похоже, едят свой хлеб даром. Спрашивается, зачем я плачу налоги? Чтобы потом читать этакую вот беллетристику, не подкреплённую ни фактами, ни даже здравым смыслом? Но вздыхать нет ни времени, ни желания. Посмотрим сами на всю эту красоту.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

В какой то момент, когда жизнь стала налаживаться, островитяне начали соединять ходами отдельные жилища, обустраивать лестницы, и прорубать входы в подземелья с плоской вершины горы. Надо полагать, что вполне возможно они стали сталкиваться с теми выжившими, кому повезло значительно меньше, чем им. С теми, у кого не было собственной столовой горы, и кто вынужден был скитаться от острова к острову в поисках пропитания. Наверняка они готовы были выполнять любую работу в обмен на милости, которыми могли их одарить «хозяева столовой горы».

Тогда понятно, почему прилагательное «столовая», которое изначально могло возникнуть как сравнительное, описывающее поверхность возвышенности, ровную, словно крышка стола. Однако в последствии, социальное неравенство тех, кто жил в долинах, у подножий гор, и тех кто жил «на Олимпе», привело к тому, что «Стол», стал синонимом власти, места, где сидят боги, правящие миром. Так могло родиться понятие престола.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Множество ниш с полукруглым навершием вырезаны уже в более поздние времена, и скорее всего уже монахами - отшельниками, которые размещали в них образа святых. Но некоторые, такие как на этом фото, имеют те же следы обработки, что и все прочие элементы помещения. Их явно делали те, кто был основателем «пещерного города». О предназначении ниш теперь можно лишь догадываться, но я допускаю, что они выполняли ту же функцию, что впоследствии и у христиан. Может быть, даже, христиане позаимствовали у «стольных» жителей столой горы традицию размещать иконы в такие киоты. И велика вероятность того, что изначально эти элементы играли совершенно иную роль, нежели культовую. А монахи - отшельники скопировали только внешнюю сторону, не понимая её истинного смысла, порождая очередной виток культа карго.

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Ягоды кизила и терновника оставляют на камнях «добрые неоязычники».

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Часто встречаются отверстия в стенах со следами ржавчины. Вероятно, одно из поколений жителей «стольного города», или несколько, использовали в конструкции жилищ железную арматуру. Возможно даже, что железные прутья не втыкали в сырые стены, а из изначально залило грязью.

Встречаются здесь и другие объекты, которые выглядят инородными в толщах известняка:

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Мегалиты говорят. Часть 38 kadykchanskiy

Очень хорошо видно, что все эти включения находятся в одной конкретной страте. Это означает, что в какой то период, когда формировался этот слой, отличающийся от прочих, даже своим красноватым оттенком, произошло нечто, после чего стекловидные частицы выпали на поверхность. Они похожи на обсидиан или тектиты, но так же могут оказаться кусками кремния, которого здесь  довольно много.

Чтобы это ни было, оно уникально. И может свидетельствовать о самых разнообразных явлениях, от извержения вулкана и применения некоего оружия массового поражения, до трансмутации стабильных элементов, кода углеродная форма минерала вопреки всем законам физики и химии, переходит в кремниевую. Но ответ на этот вопрос мы сможем получить только после того, как будут сделаны анализы образца загадочного минерала, который мы передали в лабораторию.

Эта статья - часть 38 серии из 39 частей Предыдущая частьСледующая часть
Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
kadykchanskiy
Голубев Андрей Викторович (kadykchanskiy, кадыкчанский, записки колымчанина). Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне. Юрист, писатель, историк.