Легенды Плескавии. ч. VII

1099
Река Плескава (Пскова) в месте впадения в реку Великая. Автор фото Владимир Кезлинг.
Река Плескава (Пскова) в месте впадения в реку Великая. Автор фото Владимир Кезлинг.

Продолжение. Читать с самого начала...

17. Гремячая башня. Крестовые походы.

Как известно, дыма без огня не бывает. Любая, даже самая сказочная история, имеет под собой реальную основу. Пытаясь понять, происхождение псковской городской легенды о тени Князя, мне открылись любопытные факты, на основе которых сложилась вполне правдивая, подкреплённая документами, малоизученная страница истории Псковской средневековой республики.

Гремячая башня на Запсковье.
Гремячая башня на Запсковье.

Хоть и называют экскурсоводы эту башню Гремячей, но, как известно, из песни слов не выкинешь. На самом деле это Космодемьянская башня, и имя ей дано по ближайшему храму. А храм этот поставлен, в честь святых Космы и Дамиана. И места для тайн и загадок тут, в общем то нет.

Башня сравнительно молодая, в псковской летописи читаем: «В лето 7033 (1525 год) повеле князь великий Василий Иванович своему дьяку Мисюрю Мунехину поставити стрельницу каменную на Гремячей горе, над Псковою рекой на кручи, и того лета сделаша тайник».

Гремячая башня. Авто фото Владимир Пономарёв.
Гремячая башня. Авто фото Владимир Пономарёв.

С чего же псковичи так упорно называют башню Гремячей, или попросту: - «Гремячка»? Тут я, в который уже раз, столкнулся с феноменом народной памяти. Историю можно переписывать бесконечно, но события, которые затронули жизненные интересы большого количества людей, невероятно живучи!

«Отформатировать» информационное пространство, часть которого «имплантирована» в гены народа, невозможно.  Предлагаю результаты собственной попытки восстановления, удалённой информации. Для начала, легенда первая.
Тень Князя
Давным-давно, когда ещё в Плескавии набеги чужестранцев были большой редкостью, народ мирно занимался земледелием, скотоводством и ремёслами. Дружина в граде была небольшая, и состояла в основном, из молодых и неопытных мальцев, в схватках с ворогами никогда ранее участия не принимавших. Но вот однажды, орда ливонская внезапно вторглась в пределы Изборской крепости, и перебила всю дружину. В том бою изборяне потеряли восемьсот молодых воинов.

Но один из дозорных успел доскакать до Плескавы, чтоб попросить подмоги у тамошнего Князя. Дружина вышла из крепости, но была сметена неприятельской конницей, и буквально по трупам кривичей, тевтоны въехали в беззащитный город. При этом, Князь, весь израненный, попал в плен, и был заточён в высокую башню, которая стояла на вершине Лапиной горки на берегу речки Плескавы. Воевода ливонский сказал, что будет князь до смерти слушать, как его народ стонет и зубами скрежещет в рабстве у захватчиков.

Но Князь, каждый день звенел цепями, сковывающими его запястья, стоя у окна на вершине башни. И народ в городе слышал этот звон, и каждый понимал, что Князь призывает всех восстать, и освободиться от захватчиков. Долго раздавался над Плескавой грустный звон.

Много слёз и крови пролито было до тех пор, пока ополченцы не восстали с оружием в руках против тевтонской орды. Но мало их было. Оружия и доспехов не было на каждого. Поэтому мечи добывались в бою, и обращались против вражеских воинов.

И вот наступил такой момент в битве, когда враг начал брать верх над защитниками города, казалось вот – вот сопротивление будет сломлено, когда вдруг грянул гром с небес, и молния ударила прямо в башню, в которой Князь стоял у окна, и всё звенел и звенел своими цепями. Все обернулись, чтобы посмотреть на окно башни, и отчётливо разглядели на крыше огромный тёмный силуэт великана.

Все сразу узнали княжескую стать. Тёмный воин стоял, расправив плечи, и без устали махал над головой длинным острым мечом.

Тевтоны попадали на колени от ужаса, и начали неистово молиться, а защитники Плескавы, стали втрое сильнее! Исход битвы был решён мгновенно. Враг был повержен.

Горожане тут же бросились в башню, чтобы освободить от цепей своего Князя – заступника, но нашли лишь его белые косточки, лежащие рядом с тяжёлыми оковами.

Вот как Князь, попав на небеса, помог живым освободиться от захватчиков. А башню с тех пор, так и прозвали "Гремячей". Говорят, что и до сих пор, один раз в году, в день смерти Князя, в башне слышен грустный тихий звон. И в Пскове есть люди, которые клянутся, что слышали его.

**************************

Много позже, когда настоящая Гремячка была полностью разрушена, название "по наследству" перешло к Космодемьянской башне, ведь она была построена почти на том самом месте, где гремел в прежней башне цепями Князь. Ну, или его призрак там гремел, не важно.

Это, собственно, легенда. Но что же легло в её основу? Нет проще задачи, решил я, открывая «Старшую рифмованную хронику» Ливонского ордена 1290г. Документ тот ещё, конечно. Сохранился, как всегда, только список 19 века со списка 16, тем не менее, сопоставив с нашими летописями, установить хотя бы имя Князя будет не сложно. А вот и не попал я! Всё гораздо сложнее, но и одновременно проще.

На самом деле в основе легенды о тени Князя, лежит крестовый поход рыцарей Тевтонского ордена 1240г. На самом деле они перебили гарнизон Изборска, на самом деле захватили Псков, предварительно перебив защитников, самих вышедших им навстречу из крепости. Это была, скорее всего, тактическая ошибка Князя псковской дружины, либо трагическое стечение обстоятельств. Князь не мог знать, что тевтоны выдвинулись из Изборска в полном составе. Т.е. отсутствие объективных разведданных, не позволило принять правильное решение. Эта трагическая ошибка стоила страшных потерь. Город на два года попал под влияние крестоносцев.

Рыцари Тевтонского ордена, на средневековой гравюре из Пруссии.
Рыцари Тевтонского ордена, на средневековой гравюре из Пруссии.

Более качественного «прижизненного» изображения тевтонов, мне найти не удалось. Однако и то, что нашлось, ломает наши стереотипы, навязанные кинематографистами, и иллюстраторами ХХ века.  А вы думали, что они рогатые вёдра на головах носили?

И вот эти-то самые ребята, и крестили Русь… Нет, делишки «Владимира Красно Солнышка», я со счетов не списываю. Только вот Северо-Запад Руси оставался языческим очень и очень долго. И именно потому, Князь, чья тень появилась на вершине Гремячей башни, в самый драматический момент битвы, подвергся забвению в русской истории.

Как может такое быть, что Александр Невский канонизирован Православной церковью, а тот, кто двумя годам ранее Ледового побоища сложил голову в бою с теми же «псами рыцарями», даже лишён имени!?

Всё становится ясным, после прочтения «Рифмованной хроники». В ней, ливонский летописец сообщает о том, что тевтоны, себя называли «meth Chryslen Volcke» (Христиане), а русских просто - «die Pleskauer wollenn». Т.е. они шли на Плескаву для того, чтоб обратить их в веру  Христа. И Князь Плескавии, был по их мнению, поганым язычником.

Вот, почему память о Князе, вымарана из Русской истории. Между тем, нам ведь известно его имя… Князя звали Юрий Мстиславович Смоленский. Но кроме имени, и времени княжения  в Плескавии (1238-1240гг.), о нём неизвестно практически ничего. Ну, неудобная личность для официальной истории, согласно которой, в 13 веке Русь вся сплошь была христианской.

Открылись мне и ещё некоторые любопытные детали. Например, в русских источниках не встретишь упоминания о том, что некий Князь Ярослав участвовал в крестовом походе 1240-1242г. на стороне тевтонов. А вот в «Хронике» ордена отсутствует указание на руководителя похода. Там сказано просто, «Магистр». Но это дезинформация. В то время в ордене вообще не существовало такого титула.

И вообще, орден имел штаб квартиру в Риге, а не в Пруссии. А в Риге, как известно, жили не латыши с латышками, а много племён, основой которых были кривичи (в латышском языке, по сей день русский это - krievu), те самые, которые населяли всю Плескавию. Т.е. это был один народ!

И Ярослава вытравили из истории ордена за то, что он был krievu, т.е кривич. Ведь кривич, это русский! Кому же хочется, чтоб «председателем» ордена великих предков  великих немцев оказался русский князь Ярослав?

Вот какая коллизия получается. Нападавшего «забыли» за то, что он был кривич, принявший католичество, а защитника «забыли»  за то, что он это католичество принимать отказывался! Чудны дела твои, Господи!

По сути, это была самая настоящая гражданская война на религиозной основе. Попытка «Евросоюза» наложить лапу на жирный кусок пирога. И «западены» из Латгалии устроили бойню в мятежной языческой провинции, отказывающейся от католичества. Но естественно, у всякой войны рычаги то экономические. Так католическая церковь прибирала к своим рукам всё новые и новые сферы влияния, откуда можно качать деньги легко и безопасно.
18. Гремячая башня. Спящая красавица.

"Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном..."
А.С. Пушкин

Наверняка каждому известны эти строки, и многие знают, что огромную часть русского фольклора, положенного в основу своих произведений, поэт почерпнул от своей няни из Пскова, Ириньи Родионовны Яковлевой, известной всем как "добрая старушка Арина Родионовна".

«Пушкин и крестьянка» (в народе - «Пушкин с няней»). Бронза. Скульптор О. Комов, архитекторы М. Константинов и П. Бутенко. Открыт 3 июня 1983 года в Летнем саду имени А. С. Пушкина в Пскове (Октябрьский проспект) в рамках XVII Всесоюзного Пушкинского праздника поэзии.
«Пушкин и крестьянка» (в народе - «Пушкин с няней»). Бронза. Скульптор О. Комов, архитекторы М. Константинов и П. Бутенко. Открыт 3 июня 1983 года в Летнем саду имени А. С. Пушкина в Пскове (Октябрьский проспект) в рамках XVII Всесоюзного Пушкинского праздника поэзии.

Не возьмусь утверждать, но вполне может быть, что в «Сказке о спящей царевне», отразилась ещё одна из Псковских городских легенд, связанных с Гремячей башней. Арина, или как в действительности звали няню Пушкина - Иринья Родионовна, была кладезем мудрости предков, как сейчас принято считать - ведуньей, и это явно не преувеличение. Саму сказку пересказывать, я полагаю, нет смысла? Тогда вперёд!
Легенда о заколдованной княжне.
Столетиями из уст в уста, передаётся легенда о прекрасной княжне, дочери псковского Князя, который рано овдовел, и растил единственную дочь сам, как умел, да под присмотром семи нянек. Но не баловал он любимицу, а напротив, воспитывал её в строгости, да в суровых испытаниях. Девочка от рождения была необычайной красоты, такой ясной и чистой, что словно магнитом притягивала к себе взгляды окружающих. От того батюшка и беспокоился. Не хотелось ему, чтоб дочь добивалась желаемого, пользуясь даром, который ей достался не трудами, а от рождения. Все силы отдал воспитанию в дочери трудолюбия, усидчивости, скромности, и терпению.

Няньки обучали её науке, рукоделию, и всем секретам ведения домашнего хозяйства. Отец же, учил езде на лошади, стрельбе из лука, и владению мечом и ножами. Княжна много времени проводила с ребятишками простолюдинами, бегала босиком, играла в лапту, и ходила с пастухами в ночное, на берег моря.

Скоро выросла девица, и превратилась в красавицу невесту. Тут батюшка задумал дочку замуж выдавать, потому как выросла она, уже, а он женился во второй раз, и новая жена была красивая, и молодая, одного с дочкой возраста.

Молодая мачеха с первого взгляда возненавидела Княжну. Позавидовала её красоте, и заревновал мужа. Очень ей хотелось, чтоб Князь одну только её любил, а не делил своё сердце надвое. Потому молва и повинила мачеху во всём, что случилось после...

Спящая царевна. Холст. Масло. В.М.Васнецов. 1926г.
Спящая царевна. Холст. Масло. В.М.Васнецов. 1926г.

Однажды не проснулась княжна ни утром, ни к обеду, ни к ночи, когда свечи в доме зажгли. Спит княжна, улыбается во сне. Щёки румяные, губы алые, а не дыши, словно мёртвая. Все домашние переполошились, соседи у крыльца собрались. Бояре на совете всю ночь речи рядили, за волхвом премудрым посылали.

День проходит, другой, третий... Почернел Князь лицом от горя. Извёлся весь, ни спать, ни есть мочи не мает. Как жить, коли дочка на выданье ни жива и не мертва лежит в доме!

Повелел тогда Князь соорудить кровать дубовую, да обшить её листами из чистого золота. Повесить на цепах в подполе Гремячей башни, устелить мехами, и парчой серебряной. Сам на руках отнёс родное чадо к башне, спустился глубоко по каменным ступеням, где в подземной зале висела золочёная кровать, и положил в неё дочку любимую.

Затем велел поставить подле кровати большой сундук, полный серебра и злата, а двери кованные, ведущие в подпол запереть цепами на амбарный замок.

Объявил Князь на вече, что тот молодец, который сможет разбудить, спящую княжну, получит в награду сундук с серебром и златом. Тот, что подле висячей кровати с телом княжны стоит. Как узнали молодцы об этой вести, пошли в Плескаву со всех окрест ходоки, желавшие богатством разжиться.

Только ни у кого мочи не хватает красавицу пробудить. Наутро оставляют все свои желания в подполе, и бегом восвояси.

Нечисть сундук со златом под свою охрану приняла. Пужает молодцев образами страшными, видами невиданными, да всё гремит и гремит злато в сундуке, так, что по ночам на всю округу слышно.

И вот уже никто войти в подпол не отваживается. Убоялись нечистой силы, а Князь совсем слёг от печали.

Тогда в Гремячую башню отправился крестьянский сын Андрейка, который сызмальства дружком у княжеской дочери был. В лапту они с ней играли. И с тех самых пор Андрейка был влюблён в Княжну тайно.

И не думал юноша о сундуке с богатствами. Он дружке своей помочь хотел от чистого сердца. Спустился в подпол, и начал со спящей красавицей разговоры говорить, да не удержался, и поцеловал её в губы. Ночью во всей округе слышались звуки, долетавшие из подпола в Гремячей башне. Вопли и визги, вой жуткий страшный, и всё гремело и гремело злато в сундуке.

В тот день Андрейка на свет не вышел, всё продолжал рассказывать Княжне о том, что в мире делается. Ночью опять нечисть его одолевала, но выстоял Андрейка. И всё говорил и говорил у изголовья княжны.  Стихи свои ей читал, былины сказывал. Не ел и не спал, а на седьмую ночь упал без чувств на каменный пол.

Наутро вышел из башни, качаясь и спотыкаясь, ушёл, измождённый в дом родителей, и слёг с тяжёлой болезнью. Через несколько дней душа покинула земное тело юноши, и на третий день его предали земле.

Тогда Князь повелел засыпать землёй глубокий коридор, ведущий в подпол Гремячей башни, а сверху положить тяжёлые каменные плиты, чтоб никогда больше лихо людям не вредило. Так по сей день и покоится спящая княжна в золотой кровати на тяжёлых цепях, глубоко под землёй.

А рядом сундук, набитый несметными сокровищами. Княжна спит беспробудным сном, а лихо дремлет вполовину единственного ока. С тех пор, если слышен из под земли звон, люди говорят: - «Не буди лихо, пока оно тихо»!
Послесловие.
Полагаю, что у многие, вспомнили не только о сказке Пушкина, но непременно уловили сходство сюжета с бессмертным произведением  Н.В. Гоголя. Вот так, неожиданно, в Псковском фольклоре переплелись воедино два различных сюжета. И теперь уже вряд ли удастся выяснить, что появилось на свет раньше, Псковская легенда, а потом "Сказка о спящей красавице" и "Вечера на хуторе близь Диканьки", или наоборот. Тем не менее, можно только порадоваться, что в век интернета и 3D-кинотеатров, до сих пор от родителей к детям, передаются эти истинные шедевры народного творчества.

Но в запасе у меня осталась ещё одна легенда, связанная с Гремячей башней, которую я слышал ещё подростком, когда гостил у своей тёти, Антонины Петровны Петровой.
19. Гремячая башня. Как Ивашка трезвенником сделался.
Случилась она  не в стародавние времена, но и не вчера. Кто говорит, что при Николае Кровавом, а кто утверждает, что при Александре Освободителе. Построили на окраине Пскова фабрику, рядом с церковью Иоанна Богослова, что на Мишариной горке. Раньше тут болота только мшистые были, вокруг горки, на которой церковь, а теперь появились доходные дома для рабочих. И как водилось в те времена,  по всей округе, появились в великом множестве кабаки, да распивочные. Раньше люд в храм ходил, а теперь как выйдет с проходной, так сразу в кабак, пропивать заработанные гроши.

Псков. Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе. 1547г. Ранее была на территории, не сохранившегося Котельникова монастыря, в котором игумен Варлаам писал Жития святых Александра Невского, и Ефросина Псковского.
Псков. Церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе. 1547г. Ранее была на территории, не сохранившегося Котельникова монастыря, в котором игумен Варлаам писал Жития святых Александра Невского, и Ефросина Псковского.

Жил тогда в Пскове один малец, по имени Ивашка, и нанялся он работником на ту фабрику. Молодой, и непутёвый, гулял по вечерам после работы, гулял по выходным и праздникам. И вот как то раз, когда праздновался престольный праздник Апостола Иоанна Богослова, Ивашка посидел в одном кабаке, потом зашёл во второй, третий, а когда деньги закончились, побрёл по улице к своему общежитию.

Вдруг идут ему навстречу два дружка закадычных. Говорят: -

- Что загрустил, братец! Пойдём с нами вина хлебного откушать!
- Да я бы не прочь, да поиздержался в конец уже.
- Что за беда, Ивашка! Идём, мы тебя угостим. А будешь богат на следующий праздник тогда и ты нас угостишь!
- По рукам! Гулять, так гулять!

И приводят друзья Ивашку в кабак, которого он отродясь на этом месте не видывал. Лампы керосиновые на каждом столе горят, а посетителей ни души. Сели, заказали штоф хлебного вина, и жареного петуха. Сели, чарки наполнили, Ивашка ногу у петуха отломил левой рукой, правой к чарке потянулся было, да отдёрнул руку, чтоб перекреститься, по обычаю.

И как только осенил себя крестом, вдруг исчез кабак, исчезли друзья, и оказался Ивашка на крыше Гремячей башни. Один одинёшенек. Стоит с непокрытой головой, на самом краю, так что носы сапог над бездной повисли, в одной руке нога от петуха, а три перста другой руки, на пузе застыли.

Ветер такой силы дует, что на ногах устоять мочи нет, да в спину толкает, вот-вот с башни наземь с огромной высоты швырнет. Протрезвел тут Ивашка, от края отшатнулся, едва жив остался. И понял он, что это его черти под руки вели.

Всю ночь он выл по звериному на вершине башни, пока его с ранними петухами оттуда не сняли жители соседних домов. В ту ночь голова Ивашкина стала седой, и те, кто не знал его ранее, принимали за старика, хотя он даже женат ещё не был.

На расспросы о том, что с ним случилось, рассказывал неохотно, опускал глаза, и умолкал. Но с чаркой в руке, Ивашку с тех пор, никто никогда больше не видел.

Так закончила свой рассказ моя тётя, с укоризной взглянув на своего мужа Алекси Моррин, который тушёную в русской печи капусту с копчёной свининой запивал уже седьмой, или восьмой кружкой деревенского пива, которое варил мастерски сам, по рецепту, доставшемуся от отца. На родниковой воде и клюквенном соке.

Тёти Тони и дяди Алекси уже давно нет. Рецепт пива Алекси унёс с собой в могилу, а легенда, рассказанная тётей Тоней, надеюсь, останется.

Читать продолжение...

Автор: kadykchanskiy, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
kadykchanskiy
Голубев Андрей Викторович (kadykchanskiy, кадыкчанский, записки колымчанина). Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне. Юрист, писатель, историк.