Я продолжаю исследовать святочные обряды, которые больше чем наполовину связаны со сватовством молодых людей. И вот следующая порция мирового фольклора, помогающего раскрыть эту тему. Как всегда, я буду рубить все смежные темы, иначе статья превратится в томик-другой по преданиям и толкованиям. На этот раз мы сконцентрируемся ровно на том, что написано в заголовке.

В словаре санскрита можно увидеть следующие слова для обозначения жениха: अश्ववारक (ашваварака), अश्ववार (ашвавара), अश्वप (ашвапа), अश्वपाल (ашвапала), अश्वबल्लव (ашвабаллава), अश्वपोषक(ашвапошака), अश्वरक्ष (ашваракша), अश्वनिबन्धिक (ашванибандхика), वाहनप (ваханапа), तुरङ्गिन् (турангин), हयज्ञ (хайяджна), हयप (хайяпа).

И эти же слова переводятся в среднем как «держатель, обладатель, кормитель лошадей, наездник». Лошадь, конь – ашва, хайя, туранга. Вахана – это транспорт.

Английское слово для жениха – groom, grom, grome – также имеет второй перевод «человек, держащий лошадей».

Как тут не вспомнить, что на Руси в деревнях всегда жениха и невесту называли «князем и княгиней»? Ведь слово «князь», как и его европейские варианты «king, cyning, konungr» (хоть они и не догадываются) и даже, вероятно, азиатский «хан» (сравните с санскритским «хайя») происходит от слова «конь». Так что же получается, «князь» - это тот, кто на коне что ли?

अश्वमेध

Что ж, при сочетании "конь" + "князь" лично мне вспоминается сразу же один обычай из индийской ведийской традиции - "ашвамедха", т.е., согласно специалистам, "жертвоприношение коня", хотя, если копать глубже, то там не совсем "жертвоприношение" все-таки. Не мудрствуя лукаво, возьмём его краткое описание с Википедии. Я буду выделять некоторые места, которые нам понадобятся для "склейки" всей информации:

"Ашвамедха — одно из наиболее важных царских жертвоприношений ведийской религии, детально описываемое в «Яджурведе»... Ашвамедху имели право проводить только раджи. Целью ашвамедхи являлось обретение силы и славы, власти над соседними провинциями, а также общее благосостояние царства.

В жертву приносили коня в возрасте старше 24 лет. После ритуального окропления водой, жрецы адхварью шептали ему на ухо мантры. Затем проводилось ритуальное убийство собаки, символизировавшее наказание грешникам. После этого жеребца отпускали в северо-восточном направлении и оставляли его скитаться в течение одного года. Любой, попытавшийся остановить коня, подвергался ритуальному проклятию. Конь и его скитания ассоциировались с солнцем и его движением в течение года. Коня постоянно сопровождали 100 юношей, родственников царя и высшей аристократии. В их обязанности входило охранять коня при всех обстоятельствах. Цари земель, по которым он проходил, должны были либо признать себя вассалами совершающего ашвамедху царя, либо сразиться с ним. Одновременно с этим во дворце царя непрерывно проводился ряд ведийских ритуалов.

Ряд церемоний проводился и после возвращения коня. Под декламацию ригведийских мантр, жертвенного жеребца вместе с тремя другими конями запрягали в покрытую золотом колесницу, заводили в воду и подвергали ритуальному омовению. После этого, главная царица вместе с двумя другими жёнами царя смазывали жеребца гхи (топлёным маслом) и украшали его голову, шею и хвост золотыми украшениями. Затем, проводивший жертвоприношение брахман предлагал коню остатки вечернего приношения зерна.

После этого, конь, безрогий козёл и дикий бык привязывались к столбам около жертвенного огня, а семнадцать других животных привязывались к коню. Большое число животных (согласно «Яджурведе» — 609), как домашних, так и диких, привязывались к другим столбам на арене жертвоприношения. После этого жеребец подвергался ритуальному убиению и главная царица начинала призывать других жён царя к милосердию. Царицы обходили вокруг жеребца декламируя мантры. В течение следующей ночи, главная жена царя имитировала копуляцию с мёртвым жеребцом, в то время как другие царицы ритуально сквернословили.

На следующее утро, жрецы-брахманы, декламируя стих дадхикра из «Ригведы» проводили ритуал встречи главной жены царя, после того как она провела ночь с конём. Стих дадхикра использовался в ведийских ритуалах для очищение после сквернословия.

Три царицы, с помощью сотен золотых, серебряных и медных игл отмечали линии на теле жеребца, по которым он должен был препарироваться. После этого туша коня рассекалась на части и его мясо поджаривалось. Разные части туши жеребца с криками "сваха!" предлагались определённым божествам и персонифицированным понятиям. Ашвастути или восхваление коня содержится в «Ригведе» и завершается следующими словами:

«Пусть боевой конь принесёт нам прекрасных коров, прекрасных коней,
Детей мужского пола, а также богатство, кормящее всех!
Пусть Адити создаст нам безгрешность!
Пусть конь, сопровождаемый жертвенным возлиянием, добудет нам власть!»

Часть из добычи, полученной во время годовых скитаний жеребца, использовалась для награждения брахманов, совершивших яджну. Добыча, полученная на востоке, отдавалась священникам хотар, в то время как адхварью получал в награду одну из дочерей царя и его четвёртую по значимости жену.

В «Шатапатха-брахмане» подчёркивается царская природа ашвамедхи и утверждается, что "ашвамедха есть всё"

Возможно, вам это описание ни о чем не говорит, но меня в очередной раз удивило то, что хоть и широкие, но простые традиции севера становятся чем-то эпическим в южных пересказах... В Ригведе есть стих (1.162), где само жертвоприношение хорошо описывается через молитвы. Но для неподготовленного читателя он лишь создаст еще больше вопросов, ведь мало кто понимает, что описание жертвоприношения животного на юге - это совершенно иной вид "приношения" "богам" на севере. Символичный, духовный, психологический. Как говорится, ни одно животное не пострадало... Ибо обычай такой был и в Европе...

Mary Lwyd

Так называется уэльский обычай святочного "вождения коня"...

И снова открываем википедию (да, простите уж за избыток википедии, но там просто всё это кратко и ёмко организовано, что очень удобно, а копировать из множества книг и статей, - и мне долго, и вам не критично), на этот раз английскую, и читаем:

"The Mari Lwyd (/mæriˈlɔɪd/) — народный обычай Южного Уэльса... Череп коня одевается на шест и носится спрятанным под тканью (мешковиной) человеком. Является региональным вариантом так называемой "hooded animal" традиции [дословно "капюшонное животное, скрытое животное", имеется в виду, когда под тканью прячется человек, а само животное — лишь накидка - здесь и далее выделено курсивом прим. peremyshlin], известной в различных вариациях по всей Британии.

Обычай был впервые записан в 1800 году и впоследствии появлялся в записях начала 20 века. Согласно им, Мэри Лойд был традицией, исполняемой на Рождество группой мужчин. Они делились на команды для сопровождения коня в его путешествии по окрестности [ага, а у индусов речь о царствах и сотне охранников, раскатали губёшки], и хотя состав разных групп разнился, они обычно включали в себя того, кто несёт коня, лидера и тех, кто переодевался в различных персонажей, таких как Панч и Джуди [говоря по-русски, "ряженные"]. Группа несла Мэри Лойда в местные дома, где они просились войти при помощи песни. Хозяева домов ожидаемо отказывали в приёме, и так через песню обе стороны продолжали отвечать друг другу [у индусов это цари земель, на которые заходил священный конь, и которые должны были сразиться в случае неповиновения]. Когда хозяева, наконец-то, уступали, команда получала разрешение войти и угощалась едой и выпивкой.

Хотя обычаю давали разные названия, наиболее известное из них — Мэри Лойд; этимология этого термина является предметом академических дискуссий. Фольклорист Iorwerth C. Peate утверждал, что термин означает "Святая Мария" и таким образом относится к Марии, матери Иисуса, в то же время фольклорист E. C. Cawte возводил его к "Серому коню" (Grey Mare), ссылаясь на внешний вид лошадиной головы. Некоторые наиболее ранние фольклористы, изучающие данную тему, например, Peate и Ellen Ettlinger, верили, что традиция имеет дохристианский ритуальный характер, хотя ученые и не совсем поддерживают эту интерпретацию из-за отсутствия доказательств [не читали вед, наверно; или же эпические веды были придуманы позже...]

Несмотря на то, что традиция пошла на убыль в первой половине 20 века... она возродилась в новых формах в конце века..."

Заметили, что ряженные, что у "них", что у нас, всегда просят еды/выпивки? С одной стороны — это акт скрепления связей, дружбы, общинности, но с другой — это ведь тоже форма жертвоприношения. Учитывая, что ряженные выглядят устрашающе и носят маски, то они являются как бы "навьими", и тогда жертва хозяев дома отдается как бы духам. Ведь совсем, видимо, не просто так, ряженных не пускают сразу в дом, а начинают торг или перебранку. Однако это тема для отдельного исследования о "хулиганах" и прочих персонажах святочной недели, которая совсем не так проста и коротка:

ряженые, фото
Литовские ряженые

Продолжаем чтение:

"Зайдя внутрь, представление продолжалось тем, что Мэри Лойд бегал, ржал и щелкал челюстями, громя всё вокруг [creating havoc] [кстати, поГРОМ и Grom — жених и наездник], пугая детей (и, возможно, взрослых), в то время, как Лидер притворялся будто пытается сдержать его. Шут [The Merryman] играл музыку и развлекал хозяев дома..."

Вот, интересно это Mary Lwyd, ведь Llwyd — это "серый", а по мне, так просто уэльский вариант слова "бЛЕДный". И тогда мы имеем либо "Бледного мерина", либо "Бледную Мэри". Уж не отсюда ли пошла знаменитая "Кровавая Мэри"? (я в курсе про официальные версии) Ведь, забегая вперед, скажу, что обе традиции относятся к суженому-РЯЖЕНОМУ.

"Этимологическое объяснение имеет параллели с названиями аналогичных традиций "крытых лошадей" в Ирландии и острова Мэн, которые известны у ирландцев как "Lair Bhan" и по-мэнски "Laare Vane", что в обоих случаях означает "Белая лошадь".

...Мужчина на новогодний день, одетый в покрывала и другие атрибуты, с поддельной конской головой и участники, сопровождающие его, стучатся в двери, и когда их впускают, он бегает по комнате с неестественными пугающими звуками, от которого компания убегает или претворяется испуганной; вскоре они приходят в себя [recover] и, рассказав отрывок из какого-нибудь "cowydd" [валлийский стих] или, обыкновенно, отвесив почести [могу ошибаться, paying a small gratuity], они собирают угощения [they gain admission]"

Ах, как похоже это шоу на пугающее и динамичное камлание шамана, оканчивающееся каким-нибудь советом или решением, за который он получает плату в виде еды и редко — денег. Я об этом говорю лишь потому, что сибирские и прочие шаманские традиции, судя по всему, имеют те же корни, хоть официально и не признаны (да и вообще, задумывался ли кто-нибудь об этом кроме меня?), что и "святки". А как иначе, когда всё это идёт с общечеловеческой древности, когда "инструментов" и "практик" не было в таком количестве, что сейчас, за ненадобностью.

"Похожий обычай отражен в отчете 1897 года, в котором он назван "Bwca Llwyd" [на русском что-то типа "Серый Бука, Бабайка"]; в нем участвует имитация лошадиной головы, сделанной из полотна, набитая соломой, которую несут на виллах во время Хэллоуина [All Hallow's Eve]...

Cawte также напомнил пример другой валлийской народной традиции с участием конской головы, которую он описал как "не столь близкую к mari lwyd". Голова лошади подготавливалась таким же образом, что и Мэри Лойд, для весеннего праздника, известного как "mynwenta" или "pynwenta", имевшего место в Пембрукшире приблизительно в 1820 году. Как часть праздника, молодые парни и девушки собирались на мельнице для ночных развлечений. В конце 19 века традиция была записана в Северном Уэльсе под названием "дарение черепа [giving a skull]", когда череп коня или осла помещался перед дверью женского дома в Майский праздник [May Day] как знак неуважения. В разных частях Уэльса конская голова, иногда с прикрепленными рогами, была частью шумных шествий, призванных позорить тех, кто всё себя безнравственно"

Так, имеем: шумную толпу, дикость, коня, собрания молодежи и "безнравственность".

Оторвемся от Уэльса и прочтем другую статью о так называемых Hobby Horse — то есть неваллийских ряженных конях...

Hobby Horse

"Термин Хобби-хорс [horse - конь] используется в основном фольклористами для определения персонажей, участвующих в некоторых традиционных сезонных обычаях, процессиях и похожих обрядах по всему миру. Они частично ассоциируются с Майскими праздниками..."

Hobby Horse
Современный Hobby-Horse
Детский Hobby-Horse
Мы больше знаем их в качестве детских игрушек

Англичане и все их окружающие народцы очень любят сотворить какой-нибудь "местный акцент", вот, хоть хлебом не корми. Эта привычка вылилась в их стремление придумать всем-всем-всем покорённым и нет племенам нац.мен. языки. А внутри страны имеем такие раздражающие примеры как " 'Obby 'Oss festival", то есть тот же "Hobby Horse festival" только "по-корнуэльски". Южная Англия — это вам не Северная, джентельмены))

Так вот, шествующих ряженных там звали "The 'Osses", и вот, что о них пишут важного:

"Osses иногда прятали молодых девушек под "юбкой" хобби-хорса; зачастую они вымазывались черным цветом"

Так вооооооот зачем им длинные покрывала-то! Те самые, что у нас называли "козой", как я думаю, а на западе "hood" (капюшоном). Ага-ага, "где коза ходит, там жито родит", значит. Ню-ню...

Собственно, свадебная шалость "похищение невесты" ныне, как и "похищение туфельки невесты", скорей всего идут именно отсюда. И в принципе, это можно увидеть в этимологии Hobby Horse. Но сначала официальная версия:

"Сокращенно от hobby-horse, от hoby, hobyn, hobin ("маленькая лошадь, пони"), со старофранцузского hobi ("лошадь, пони"; в современном французском "aubin", итальянском "ubino"), германских корней: от старофарнцузского hober, ober ("переполох, движение"), со староголландского hobben ("бросать, поднимать и опускать") или северных германских корней, соотносится с датским hoppe ("конь"), старым шведским hoppa ("жеребёнок"), северофризским hoppe ("конь")...

Значение hobby-horse изменилось с "маленького коня, пони" до "детской игрушки ездовой конь" и "приятного времяпрепровождения" с соединением значения "занятия, когда не надо никуда идти". Возможно, изначально от собственного имени коня, как уменьшительное типа Роберт — Робин"

Последнюю версию предполагал и наш выдающийся фольклорист Аничкин, выводя Hobby от Святого Хьюберта. Он же говорил о том, что у нас такого сотворенного коня иногда называли "русалкой", но связано, по мнению автора, это было с извращением западного "horse", которое уже у германцев звучало как "ros". Однако, мы же уже знаем, что "русалки" - это как раз "околобрачный" образ девушки, "пострадавшей" как раз от таких вот жеребцов.

И я тут подумал: если хобби-хорс "похищал" или "увлекал" в своих юбках девушек, то это значение ведь очень схоже с современным понятием "хобби", что можно перевести как "увлечение". Словарь Ожегова даёт такие определения "увлечению":

1. Одушевление, воодушевление.
2. Большой интерес к кому-чему-н.
3. Сердечное влечение к кому-н., влюблённость.

Из словаря Даля:

ВЛЕЧЬ, церк. влещи, а с предлогом влекать кого, что; влачить, волокти, волочь, тащить; силою уносить или утаскивать, как уносит вода, буря... Влечь выражает насилие влекомому; влачить, неволю влекущаго. Влачиться, тащиться, волочиться. Не в вышину твои несутся крылья, а поземле влачатся за тобой. Взвлекать бремя на гору. Вовлечь кого в беду. Довлачить постылую жизнь. Завлечь неприятеля в засаду. Извлекай изо всего пользу. Навлекать на себя подозрение. Поток низвлекает валуны. Облекаться одеждой, вм. обвлекаться, а в народе оболокаться. Отвлекать кого от дела. Это дело повлечет за собою много хлопот. Подвлек ты меня под ответ. Перевлечь тяжесть. Привлечь слушателей. Провлачить время. Забавы развлекают. Совлечь с себя одежду, или совлечься одежды. Увлечь кого за собою. Увлекаться воображением. Влачение, влеченье ср. действ. по глаг., более употреб. в переносном знач., а волочить, волоченье - в прямом.

А я уже разбирал, что слово "волшебники" произошло от "волочебников" — колядующей толпы ряженых или неряженых юношей, бродящих по домам и песнями выпрашивающими себе угощения. Среди которых и был наш Хобби-хорс!

То есть слово сравни с "восхищением" = "хищением". Увлеченность занимает всю нашу голову, похищает наше внимание, уводит за собой душу. И да, влюбленность тут в самый раз. Ведь похотливые "кони", похищающие и "силою уносившие" дев, известны и в античной мифологии...

Κένταυρος

Конечно же, это кентавры. Дикие, пьяные, шумные, пугающие полулюди-полукони. Они составляли свиту Диониса, которая так же происходит из святочных традиций (совсем немного об этом есть в специальной статье о Халдеях, но в будущем я планирую разобрать эту тему подробней), наряду с сатирами-задирами.

Самый знаменитый миф о кентаврах — это их война с родственными им лапифами. Что ж, слово Овидию:

Гипподамией свой брак справлял Пирифой Иксионов.
Вот тучеродных зверей — лишь столы порасставлены были —
Он приглашает возлечь в затененной дубравой пещере.
Были знатнейшие там гемонийцы; мы тоже там были.
Пестрой толпою полна, пированьем шумела палата.
Вот Гименея поют, огни задымились у входа,
И молодая идет в окружении женщин замужних,
Дивнопрекрасна лицом. С такою супругой — счастливцем
Мы Пирифоя зовем, но в предвестье едва не ошиблись,
Ибо твое, о кентавр из свирепых свирепейший, Эврит,
Сердце вино разожгло и краса молодой новобрачной,
В нем опьянения власть сладострастьем удвоена плотским!

Сразу нарушился пир, столы опрокинуты. Силой
Вот уже буйный схватил молодую за волосы Эврит,
Гипподамию влачит, другие — которых желали
Или могли захватить; казалось, то — город плененный.
Криками женскими дом оглашаем. Вскочить поспешаем
Все мы, и первым воскликнул Тезей: “Сумасбродство какое,
Эврит, толкает тебя, что при мне при живом оскорбляешь
Ты Пирифоя, — двоих, не зная, в едином бесчестишь?”

Духом великий герой не задаром об этом напомнил:
Он наступавших отбил, отымает у буйных добычу.
Эврит на это молчит; не может таким он деяньям
Противустать на словах. Руками он наглыми лезет
Мстителю прямо в лицо, благородную грудь ударяет.
Рядом случился как раз, от литых изваяний неровный,
Древний кратер; огромный сосуд — сам огромней сосуда —
Поднял руками Эгид и в лицо супротивника бросил.
Сгустки крови, и мозг, и вино одновременно раной
Тот извергает и ртом и, на мокром песке запрокинут,
Тщится лягнуть. Разожглись двуприродные братья от крови,
Наперерыв, как один, восклицают: “К оружью! К оружью!”
Пыла вино придает. И вот, зачиная сраженье,
Хрупкие кади летят, и кривые лебеты, и кубки, —
Утварь пиров, а теперь — убийственной брани орудье!..."
(Метаморфозы. 12:210-244)

Далее следует просто эпическое описание шикарной драки с разломанными челюстями, носами, выдавленными глазами, летающими кубками и алтарями. Советую почитать чисто для развлечения, но и масштаб фантазии поэтов оценить можно, как и в случае с Авшамедхой индусов. И заканчивается всё поражением кентавров:

"И лишь тогда обагрять перестали мы кровью железо,
Как умертвили мы часть, часть — бегство и ночь удалили».
Так говорил о боях лапифов с кентаврами Нестор"
(534-536)

И, как это было с Ясоном или Еленой, например, в римско-эллинской поэзии европейские святочные или майские любовные обряды и игры, превратились в полноценную битву в стиле эпического фэнтези... Игры как бы 19 веков, а фэнтези аж в "до н.э." ушли.

Рубенс. Похищение Гипподамии
Рубенс. Похищение Гипподамии

Как видим невооруженным глазом, кентавры — это те же хобби-хорсы или"священные кони" из индийских обрядов. Я даже не знаю, почему так же, как это только что сделал я, не сопоставили культурологи за всё это время. Видимо, не принято...

А ведь действие то же самое: пьяная (не обязательно от вина, но и вообще "опьяненная" ибо молодая, праздная и "безбашенная") толпа ряженных с конем начинает кутёж и разбой. А "лидер" (тут Тесей, а потом и прочие), который сам является участником действа, пытается усмирить "животных". И таки получается. Ровно как в европейских обрядах, и в ашвамедхе, где коня в итоге умерщвляют.

Кони "увлекают дев" опять же. И вообще всё действие происходит НА СВАДЬБЕ. А Святки, как и Майские праздники (наша Купала... не думайте, что в данном случае "Май" — это просто название месяца) — это как раз период... ну, пусть будет "свадеб" для особо верующих в "невинность предков".

Очень интересно здесь имя главной причины всего действа — Гипподамия, что с греческого переводится, как "Укротительница коней", ведь "Ἱππο" — это "конь", а "δάμεια" имеет тот же корень, что и разобранное мною имя Тимур, и слово "дом" туда же. Во время свадьбы она стала царицей лапифов, о которых говорят, что они были первыми, кто изобрел конскую сбрую. Другими словами, Гипподамия своим именем выражает идею лапифов и всю эту "свадебную заварушку" — ОБУЗДАНИЕ КОНЕЙ.

Между делом отмечу, что имя зачинщика драки Эврита (Евритиона) — Εὐρυτίων — в своем первом корне имеет то же, что и знаменитая Европа (Εὐρώπη). Нам говорят, что это лишь "ευρύς" — "широкий", но тут я бы поставил знак вопроса, ибо Эврит, по мифу, — тот, кто похищает деву, а Европа — та, кого похищает Зевс в виде быка... для "свадьбы". Совпадение? Вопрос открыт.

И вот мы пришли всё к той же свадебной русской кличке молодоженов — "князь и княгиня". По сути, выходит, что имя "Гипподамия" — это и есть перевод на греческий слова "княгиня" ("жена коня").

А "князь" тогда — это "конь"+"узы"?

Что ж, на этом пока всё, однако тема огромная, чуть ли не колыбель доброй половины всей мифологии, где каждый символ требует своей проработки, так что я буду еще не раз к ней обращаться.

Эта статья - часть 1 серии из 8 частейСледующая часть
Автор: peremyshlin, источник: tart-aria.info
При использовании материалов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.
www.copyright.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
peremyshlin
Увлекаюсь фольклором и Словом. Всё в мире есть символы, и духовный путь человека - познавать их, а не поклоняться им...