Многие сейчас пытаются разбирать слова чуть ли не по букве (веруя, что написание крайне важно, и думая, что каждая буква несёт свой код, но забывая, что первоначальные слова вообще писались не так, как сейчас), ища глубокий смысл в «божественной буковице», которая не совпадает с древним алфавитом, в котором, действительно, уложен целый пласт образной философии.

Кодирование образов – это очень большая тема, необъятная, в которую не сунешься вот так сразу, слёту, раз-два и «я всё расшифровал». И, может, лучше для начала научиться плавать на мели, прежде чем нырять на глубину? Играть там, где более-менее безопасно (хотя угодить в случайную яму тоже есть вероятность). Ведь, по сути, какой-то особенной непостижимой тайны русского языка нет, как и любого другого языка: надо только задуматься над словами, которые мы произносим каждый день, и они начнут сиять, играть, раскрываться по-новому. А уж потом можно и ко «взрослым играм» переходить.

Вот, например, слово «Предать» - ну, самое обычное же, понятное и распространённое. В нем сложно найти что-то глубокое, и даже дойдя до конца, видишь всё тот же всем понятный смысл. Но пока идешь к этому обыденному, то можно заметить много чего интересного, на что и не обращаешь внимания обычно.

Предать:
- изменить, нарушить верность кому-либо, чему-либо
- выдать, отдать во власть, в распоряжение кого-либо
- подвергнуть какому-либо действию, привести в какое-либо состояние (Викисловарь)

Разумеется, сложно не увидеть, что в слове «Предать» сокрыто «Передать». И вроде, оно ясно, но стоит только произнести себе «Передать», как сразу меняется угол зрения на «Предательство». В английском языке то же самое: «Betray (предавать)» – «Be Tray (trado, trans)» – «Быть переданным»

Кому или чему?

Но прежде отметим один маленький момент, о котором «все знают», но никто не догадывается, ибо «всё и так понятно, зачем всё усложнять»:

Слово «Давать», которое является частью «Передавать». Что, казалось бы, может быть проще?

«Давать – вручать, отпускать, снабжать, доставлять; жаловать, дарить или ссужать; вверять, поручать; сообщать; производить, рождать, приносить; сулить, обещать, предлагать; изъявлять, представлять и предоставлять; дозволять, разрешать, не претить, не быть помехой» (словарь Даля)

Но, исследуя этот корень, я пришел к выводу, что "дать" - это не просто вручить что-то, а именно отделить часть своего, поделиться, что довольно важно для понимания различных дарений, ведь, давая, человек (или другой объект природы) становится источником данного блага для другого. Тогда и Передать - это отдать нечто своё другому, отделить от себя.

Другими словами, ОСВОБОДИТЬСЯ от чего-либо / кого-либо.

Как я уже писал, в старом обществе не было как таковой свободы, всё всегда принадлежало чему-то, все были повязаны между собой, внутри групп и с миром в целом. Поэтому оторвать от себя и передать это куда-то за пределы своего круга – это и есть освободиться, так как ты, отдавая, перестаешь быть за это ОТВЕТСТВЕННЫМ.

Ответственность выражается словом ВИНА.

«ВИНА - начало, причина, источник, повод. Провинность, проступок, преступление, прегрешение, грех (в знач. проступка), всякий недозволенный, предосудительный поступок. Повинность, обязанность, долг. Повинный – должный, обязанный кому уплатою...»

Что можно сравнить с Веном:

«плата от жениха за невесту; выводное, откуп, выкуп, платился помещику или общине; калым, кладка, столовые, деньги на стол, отцу невесты. Приданое, что дано невесте в дар, к венцу»

Вено – это плата семье невесты за то, что та лишается «рабочей силы». Чисто крестьянская юридическая сделка. Семья жениха ВИНОВАТА перед семьей невесты. Чтобы искупить это, надо заплатить, вернуть должок, ИЗ-ВИНИТЬСЯ, т.е. избавиться от вины, путём ОТДАЧИ СВОЕГО (отделения от себя).

После того, как Вина искуплена, человек становится свободным. То есть свобода достигается путём отдачи чего-то своего, пусть это будет даже труд или время – плата всегда есть, и платить надо именно своим.

После чего вину ПРОЩАЮТ:

«Простить - делать ПРОСТЫМ от греха, вины, долга; извинить, отпустить кому провинность, снять с кого обязательство, освобождать от кары, от взыскания…»

То есть ОСВОБОЖДЕНИЕ выражается словом ПРОЩЕНИЕ, которое является синонимом ОТПУЩЕНИЯ («прощение – отпущение грехов»).

«древне-русск. простъ - прямой, открытый, свободный, простой; болг. прост – простой, прямой, сербохорв. про̏ст – простодушный, простой; прощённый, словенск. Pròst, prósta – непринуждённый, свободный, обычный, простой, чешск. prostý – простой, прямой…» (словарь Фасмера)

Это очень интересное слово, которое дает нам следующий образ: Искривленный – это принужденный, заставленный быть согнутым, как и жизненный жаргон – согнуть спину под чем-нибудь, горбатиться (пахать, работать). В противоположность этому – Прямой, простой (простой = ПРЯмо СТОЯщий) – это свободный, без давления. Наша же явь, как мы помним, - это уже искривление со своей тяжестью. Да и все друг с другом каким-нибудь образом да связаны (о чем нам говорит Иван Купала), не свободны, взаимозависимы, то есть «согнуты» ответственностью, кстати скандинавское слово «boga» означает как раз дугу, погнутость, как и наши «бока», «бочки» и прочие «выПУКлости». Так что к «Богу» есть вопросы)))

Таким образом, чтобы разогнуться, нужно отдать часть себя, скинуть груз, выражаясь метафорически, или же отвязаться от чего-либо.

Поскольку всё взаимосвязано, то просто избавиться от чего/кого-либо не получится (даже смерть не избавляет). Значит, можно только передать это другому / другой системе.

В этом и состоит смысл Предательства – освобождение путём перенесения ответственности за что/кто-либо на другого, что равноценно ЗАБВЕНИЮ (освободиться и забыть).

Именно поэтому мирно сосуществуют такие разные по характеру слова как "Преданность" и "Предательство" - оба они выражают одну и ту же идею - "передача другим", в случае преданности - себя, в случае предательства - кого-то. В обоих случаях идет освобождение: в случае преданности - от собственного Я, от собственных идеалов, в случае предательства - от того, кто был частью тебя (кто был предан тебе - видите ироничную взаимосвязь?). В случае преданности мы имеем дело с самозабвением, в случае предательства - с забвением того, кого предали.

В современном английском языке есть такое устойчивое выражение «sell down the river», означающее «делать что-либо, вредящее или разочаровывающее того, кто доверял тебе, ради своей выгоды» (Cambridge Idioms Dictionary, 2nd ed.), или «Предать кого-то, особенно ради себя» (Oxford living dictionaries). Буквально же это выражение переводится «продавать на реке», и, как толкует Словарь идиом Кристин Аммер (The American Heritage ®), это «выражение, датируемое серединой 19 века, подразумевало рабов, продаваемых на реке Миссисипи для работы на хлопковых плантациях, а уже в конце 19 века стало использоваться метафорически».

Возможно, это и так, но я бы провел параллель с выражением «сплавлять по реке», более того «sell» - это не только «продавать, торговать», но и «обманывать, предавать, надувательство» (как говорят у нас, в продаже участвуют два дурака: одни продает, второй покупает). Таким образом, мы имеем выражение «предать реке».

Из греческой же поэзии мы имеем другую идиому – «παρέχει λήθην», то есть «предать забвению», или же более привычное нам «кануть в Лету», где Лета – «λήθη, λάθα, λάθἡ» – это как раз «забвение», река (Λήθης ποταμός), протекающая в подземном царстве (Аиде), или же «обитель забвения» (Λήθης δόμοι), попав в которую, душа забывается.

Транскрипция "лета" – довольно грубая, ведь там не «т», а «θ», которая в латыни преобразовалась в разные другие буквы (б, в, п, ф, т) и слово «лета» трансформировалось, на мой взгляд, в «liber», то есть «свободный», что в русском языке имеет форму «левый» (свободный, незакрепленный, кривой (болтается, качается)). То есть всё та же перекличка между ЗАБВЕНИЕМ и ОСВОБОЖДЕНИЕМ.

Таким образом, Предать Лете - это еще и Освободиться.

И далее уже переходим к русской крестьянской поэзии, в которой утопление в реке означает скорую женитьбу и уже случившийся секс – девушка ОТДАЁТ свою честь парню, РАССТАЁТСЯ с ней, ПРОЩАЕТСЯ с частью себя, а в случае брака еще и с семьёй, которая как бы ЗАБЫВАЕТ её, получив компенсацию в виде ВЕНО.

И еще один случай поэтического утопления в реке, но уже замужней женщины – это развод. Помните, как у Пушкина:

"Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод"...
… Прочитали вслух указ,
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян -
Так велел-де царь Салтан»

Или же в греческой легенде о Персее, где новорожденного Персея вместе с матерью Данаей аргосский царь, заподозрив в нечестивости (зачала от кого-то вопреки указу отца), сажает в ящик и пускает в море, то бишь ОТРЕКАЕТСЯ от нее. Так, между делом скажу, что река, куда метафорически топили дев и жён, на Руси всегда называлась Дунаем… Вот такая вот «греческая» Даная (имеющая упомянутый выше корень "Дать")…

То есть через предание воде (реке, морю) происходит переход в другую группу (как и в крещении): либо в семью мужа, либо в категорию разведенных или «русалок». Семья, таким образом, забывает женщину, ПРЕДАЁТ ее. Возможно, отсюда же взяты и скандинавские обычаи хоронить умершего в ладье...

Вот, собственно, и всё, что видно на поверхности. И вроде вернулись к тому, с чего начали, но всё важное - в самом процессе, в том, что он открывает. Ведь сколько всего подтягивается, пока разбираешь лишь одно слово! Поэтические образы тут и там, мифы и обряды, слова с переплетающимися смыслами, разные братские языки, где один помогает понять другой, даруя ценный кусочек мозаики... Это касается не только слов, но и нашей истории, наших ПРЕДАНИЙ. Это и есть наше языковое и фольклорное наследие. И чем глубже, тем больше, мощнее, и на дне - самые древние и непознанные "чудища". Но, повторюсь, давайте сначала научимся уже плавать, прежде чем нырять. Иначе так и канет в Лету всё наследие...

Автор: peremyshlin, источник: tart-aria.info
При использовании материаллов статьи активная ссылка на tart-aria.info с указанием автора обязательна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


 
peremyshlin
Увлекаюсь фольклором и Словом. Всё в мире есть символы, и духовный путь человека - познавать их, а не поклоняться им...